http://nyse-trade.ru Торгую американские акции днём и ночью Fri, 14 Oct 2011 17:49:03 +0000 en hourly 1 http://wordpress.org/?v=3.2.1 Томас Р. Демарк / Thomas R. DeMark http://nyse-trade.ru/tomas-r-demark-thomas-r-demark/ http://nyse-trade.ru/tomas-r-demark-thomas-r-demark/#comments Fri, 09 Apr 2010 09:31:00 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=11207 Трейдер и консультант Том Демарк (Tom DeMark) за последнее время изобрел десятки оригинальных технических индикаторов и полагается исключительно на технические принципы выбора времени в своей исследовательской деятельности и трейдинге. Однажды он даже записался на программу CFA (certified financial analyst – сертифицированный финансовый аналитик), но решил не проходить ее до конца. «Рынки в долгосрочном плане характеризуются базовыми показателями. Но мои индикаторы измеряют психологию – это то, чем занимается технический анализ», – объясняет Демарк. Первое погружение Демарка в мир финансов произошло после окончания аспирантуры по двум специальностям – бизнес и юридическая, после чего он в начале 70-х годов был принят на должность фундаментального аналитика в компанию National Investment Service, расположенную в Милуоки (шт. Висконсин). Фирма управляла пенсионными активами и активами с совместным получением прибыли в размере около 300 млн. долл., инвестируя в основном в ценные бумаги и акции с фиксированным доходом. Сила National Investment Service заключалась в правильном выборе времени. Демарк, однако так вспоминает о своей первой работе: «Я был профессиональным мальчиком на побегушках. Я был ниже всех в компании, но быстро поднялся, потому что хорошо умел выбирать время для операций». «Моей целью было работать с небольшой группой прогрессивно мыслящих людей», — говорит Демарк. Фирма смогла избежать краха фондового рынка в 1973 и 1974 годах; управляемые ею активы возросли до 6 млрд. долл. «1974 год был очень тяжелым. Индекс Доу-Джонса упал с отметки чуть выше 1000 до 570 во время политического кризиса, связанного с Никсоном. Фондовый рынок сократился на 50 %», — вспоминает Демарк. Однако фирме удалось избежать катастрофы благодаря умелому выбору времени. «Они просто дали мне разрешение делать все, что я захочу, — сказал Демарк. – Я отправился в самостоятельное плавание и начал работать на товарном рынке. Мое начальство не возражало против диверсификации, которую я проводил самостоятельно». В целом, Демарк полагает, что «товарная часть (бизнеса) привлекает к себе более творческих людей, потому что свойственный этим операциям левередж очень большой». В 1978 году Демарк организовал консалтинговое финансовое подразделение внутри National Investment Service. «Наш список клиентов напоминал книгу «Кто есть кто» в отрасли, — заметил Демарк. – Я продолжал диверсификацию, обеспечивая выбор времени по операциям с акциями и товарами, имевшими фиксированный доход… доходность дочерней компании была выше, чем у учредителя». Однако в 1982 году Демарк ушел из фирмы и продолжил консалтинговую деятельность. «У меня было в общей сложности 120 млрд. долларов активов по подлежащим погашению облигациям», — говорит он. Накануне краха фондового рынка в 1987 году один из индикаторов Демарка дал сигнал к продаже акций. Вскоре после этого Демарк занял пост исполнительного вице-президента в фирме Пола Тюдора Джонса (Paul Tudor Jones), где продолжил свои исследования рынка и разработку систем. Относительно основ своей исследовательской деятельности Демарк говорит, что «это – на 100 % выбор времени для операций. Это антитренд, это контртренд, это распознавание закономерностей и падение цены». Демарк считает, что его технические индикаторы отличаются от остальных потому, что они «полностью объективны и автоматичны, а также идут против основного течения». Один из широко известных технических индикаторов Демарка, который он зарегистрировал под торговой маркой Sequendal, представляет собой «циклический подход к анализу рынка, где детерминантом является сам рынок. Люди, работающие с циклами, обычно нарезают время на одинаковые куски. Я утверждаю, что отдельные дни торгов на рынке не играют роли. Я пытаюсь провести сравнения с ценовой активностью и прошлой активностью». В серии статей, выходивших в течение года, начиная с августа 1995, в журнале Futures, Демарк подробно освещал многие из своих индикаторов. Читатели могут обратиться к этим публикациям за более глубоким анализом. Демарк является автором книги «Технический анализ - новая наука», выпущенной издательством John Wiley & Sons, Inc. в 1994 году и «Новые технологии выбора времени для рыночных операций: новаторские исследования рыночного ритма и падения цены». «Я обнародовал 20 новых индикаторов. Четыре из них использовались мною в числе нескольких, когда я работал у Тюдора, плюс те, которые я разработал с Ларри Вильямсом (Larry Williams)», — говорит Демарк. Когда его спросили, отдает ли он предпочтение каким-либо определенным рынкам, Демарк дал отрицательный ответ. «Все, что я делал, применимо на всех рынках», — сказал он. «Я стремлюсь охватить все аспекты технического анализа и оставить некоторые переменные величины открытыми, с тем чтобы читатели сами могли заняться исследованиями», — говорит Демарк. Несмотря на это, его индикаторы на 99 % «автоматичны, объективны и упрощены». Впрочем, по его словам, для безопасного трейдинга хороших индикаторов или системы недостаточно. «Менеджмент денежных средств и дисциплина важнее системы. На самом деле хорошая дисциплина, знание своих (личных) пределов и хороший менеджмент денежных средств гораздо более важны, чем система или индикатор», — считает Демарк. Демарк попытался найти компромисс между техническим и фундаментальными анализами. Признавая, что долгосрочные тенденции рынка определяются фундаментальными факторами, Демарк тем не менее, утверждает, что моменты входа в рынок и выхода из него определяются именно техническим анализом. Технический анализ нужен для того , чтобы определить начало и конец тренда, а не входить в существующий тренд. Теория Демарка строится вокруг одной аксиомы, им же самим разработанной: в основе тренда лежат две критические точки, через которые, как известно, можно провести прямую. Только тренд строится не слева направо, как обычно, а справа налево. Точки, через которые проводиться тренд, Демарк называет TD - точками (от собственных инициалов, Thomas DeMark). Томас Демарк работал в качестве партнера, консультанта, служащего во многих крупнейших инвестиционных компаниях современности. Он был консультантом в компаниях, возглавляемых такими выдающимися личностями, как Джордж Сорос, Майкл Штайнхардт, Леон Куперман и Лоренс Тиш. Совет Демарка начинающим трейдерам? «Побольше читайте. Побольше экспериментируйте. Не беритесь за трейдинг, не сделав свою домашнюю работу. Убедитесь, что ваша техника объективна, — это должен быть совершенно определенный процесс», — сказал в завершение Демарк. ]]> http://nyse-trade.ru/tomas-r-demark-thomas-r-demark/feed/ 0 Стивен Коэн / Steven Cohen http://nyse-trade.ru/stiven-koen-steven-cohen/ http://nyse-trade.ru/stiven-koen-steven-cohen/#comments Sun, 04 Apr 2010 10:22:53 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=10731 Стивен Коэн вырос в Грейт-Нек, штат Нью-Йорк, в семье производителя одежды и учительницы игры на фортепиано. Семья была большой и шумной. Коэн считает, что именно здесь он научился концентрироваться на главном. И в картах, и в школе Коэн преуспевал. “По утрам у него на столе часто лежали пачки сотенных купюр”, - вспоминает Дональд, 47-летний бухгалтер из Флориды. “Благодаря покеру я научился принимать на себя риски”, - говорит Коэн. В Университете Пенсильвании он изучал экономику, играл в покер и заинтересовался фондовым рынком. Он открыл счет в брокерской конторе Gruntal и положил туда $7000, предназначенных для оплаты обучения. В ближайшем к общежитию брокерском офисе он следил за рынком и благодаря нескольким сделкам заработал достаточно, чтобы оплатить все счета. В 1978 г. Коэн устроился на работу в Gruntal, где в первый же день заработал для компании 8 000 $. В конечном счете Коэн делал приблизительно 100 000 $ в день для компании, к 1984 он управлял портфелем в $75 млн и группой из шести трейдеров. На его счету были сделки, которые помогали Gruntal покрывать убытки, понесенные из-за операций других трейдеров.

В 1992 г., покинув Gruntal, Коэн открыл хедж-фонд, вложив туда $20 млн собственных средств (сегодня фирма управляет суммой более 12 миллиардов $). В то время индустрия хедж-фондов была еще относительно небольшой, а “бычий” рынок 1990-х только-только разогревался. Многих смутила высокая оплата услуг, которую он потребовал от инвесторов, поэтому новый фонд сумел привлечь лишь $13 млн у сторонних инвесторов. Десяток трейдеров и портфельных менеджеров, разместившихся в маленьком офисе на Уолл-стрит, сумели за год удвоить активы компании и заработать около 17,5% годовых. К 1995 г. активы SAC выросли вчетверо. Коэн перенес штаб-квартиру в Стэмфорд и начал открывать филиалы. Он разработал специальную компьютерную программу, позволявшую отслеживать недооцененные или переоцененные рынком акции.

Хотя в SAC сейчас работает более 600 человек, Стивен Коэн по-прежнему сам совершает сделки. С 8 утра и до вечера он не отрывается от своих мониторов, и на долю совершенных им операций приходится около 15% прибыли компании. Чтобы все трейдеры могли видеть, что он делает и что говорит, на Коэна всегда нацелены видеокамера и микрофон. Многие просто копируют его действия, а частые саркастические высказывания Коэна получили название “стивизмы”.

В трейдинговом зале американской SAC Capital Advisors площадью почти 2000 кв. м очень тихо и прохладно. Стивен Коэн, сидящий в центре за столом с восьмью компьютерными мониторами, любит такую обстановку. Телефоны здесь мигают, а не звонят. Компьютеры размещены на другом этаже, чтобы не шумели их вентиляторы. Ряды трейдеров нервно наблюдают за Коэном, ожидая приказов короля индустрии хедж-фондов.

В этот день рынок быстро падал, но Коэн так и не стал продавать акции, зафиксировав по итогам торгов убыток в $150 млн - 1,5% от общего размера активов, которыми управляет его компания. Хотя в былые годы на падающем рынке Коэн мог продавать крупные пакеты акций с очень большой скоростью. Его слава в мире хедж-фондов затмила славу даже таких влиятельных менеджеров, как Джордж Сорос и Джулиан Робертсон-младший. Коэн научился зарабатывать огромные прибыли на колебаниях рынка, а его успех вдохновил многих на Уолл-стрит открыть собственные хедж-фонды.

“Времена игры на быстрых операциях окончены”, - говорит Коэн. Около 7000 хедж-фондов конкурируют сейчас за инвестиционные идеи, а значит, возможности заработать заметно сократились. “Теперь очень тяжело найти идеи, которые кто-то уже не использовал, тяжело получить крупные прибыли и отличаться от других, - жалуется Коэн. - Наступили новые времена”. Меняется и обстановка на фондовом рынке: нет больше низких процентных ставок и низкой инфляции.

Стивен Коэн, отметивший недавно 50-летний юбилей, говорит, что его стратегия меняется - он стал покупать более крупные пакеты акций и держать их дольше. Толчея, созданная конкурирующими хедж-фондами, по его мнению, грозит рынку коллапсом. Коэн опасается, что конкуренты покупают те же акции, что и его фонд. Если одновременно все хедж-фонды начнут их продавать, на рынке начнется неожиданное и очень быстрое падение. “Будет по-настоящему сильное снижение рынка, которое приведет к исчезновению многих хедж-фондов”, - предсказывает один из лучших трейдеров в мире. “Хедж-фонды стали больше, объемы их позиций сильно выросли. А сможем ли мы выйти из акций, когда все вокруг начнут продавать?” - беспокоится Коэн.

Активы хедж-фондов за последние пять лет более чем удвоились и составляют около $1,2 трлн, а крупные прибыли стали большой редкостью. В 2005 г. хедж-фонды заработали в среднем 9,3% годовых, что ниже средней прибыльности за последнее десятилетие - 11,4% согласно данным чикагской Hedge Fund Research. Для сравнения: доходность индекса S&P 500 в 2005 г. составила 7,7%. В минувшем году хедж-фонды поставили своеобразный антирекорд - 848 фондов закрылись из-за плохих показателей.

В своей работе Стивен Коэн использует стиль инвестиций, абсолютно противоположный стилю Уоррена Баффетта, который покупает акции надолго. Коэн уверен, что, внимательно следя за изменениями котировок в течение дня, можно предсказать, как поведут себя акции в ближайшие часы и дни. Многие годы он покупал и продавал акции компаний, иногда не зная ни их финансовых показателей, ни даже сферы деятельности. Классические инвесторы вроде Баффетта уверены, что для настоящего инвестора абсолютно не важно то, что делают и думают другие трейдеры. Стивен Коэн - полная противоположность. В черных джинсах и поношенном свитере, часто с темными кругами под глазами, он целыми днями сидит в офисе перед мониторами и, наблюдая за рынком, совершает сделки - иногда по 300 в день. Трейдеры поставляют ему тонны информации о том, что происходит на рынке, и он способен всю ее поглотить.

Ежедневно на долю SAC приходится около 2% сделок на фондовом рынке. В среднем SAC платит брокерам комиссию в размере одного цента за каждую акцию, так что по итогам года сумма комиссии превышает $400 млн. Старейший фонд Коэна, запущенный в 1992 г., - SAC Capital Management LP приносит инвесторам в среднем 43,5% даже после того, как Коэн с партнерами забирают свою необычно высокую для этого бизнеса долю. Традиционно управляющие получают 20% от прибыли, а также аннуитет в размере 2% от активов, но Коэн получает 50% от прибыли и 3%-ный аннуитет. Состояние одного из лучших трейдеров в мире оценивается примерно в $3 млрд, и он не опровергал эту оценку.

В 1998 г. Стивен Коэн и его вторая жена Алекс (ей 42 года) купили за $14,8 млн особняк в Гринвиче, штат Коннектикут. Здесь есть огород, где растут экологически чистые овощи, баскетбольная площадка, поле для гольфа, регулярный сад, закрытый бассейн, открытый каток, домашний кинотеатр на 20 мест. Лобби кинотеатра украшает карта звездного неба, каким оно было 16 лет назад в их свадебную ночь. Около $700 млн Коэны потратили на предметы искусства. Перед входом в дом они разместили скульптуру Кейт Хэринг - три танцующие фигуры из алюминия. В библиотеке висит картина Джексона Поллока за $52 млн, в гостиной - работы Ван Гога и Гогена, купленные недавно за $100 млн, в фойе - Энди Уорхол и Рой Лихтенштейн.

Коэн называет себя циником и любит посмеяться над собой. Он говорит, что на самом деле он простой парень. Ему нравится поесть в местной забегаловке Top Dog и посмотреть реалити-шоу по телевизору. “Я не затворник, но и не тусовщик. У меня семеро детей, и им нужно уделять время, - рассказывает он. - Я не интроверт, но немного побаиваюсь прессу, которая легко может превратить что-нибудь очень прекрасное в совершенно ужасное”.

“Мне не нужен такой большой дом, - рассуждает Алекс. - Но знаете, а почему бы и нет? Что плохого в том, что у детей есть место для игр?” В доме есть повар, экономка, личный секретарь семьи, няня, личный тренер Коэна и его водитель, который по совместительству работает телохранителем. Водитель также присматривает за четырьмя собаками.

Коэн говорит, что его рабочий день начинается вечером в воскресенье, когда он по телефону обсуждает с менеджерами стратегию на предстоящую неделю. По утрам на черном Chevrolet Suburban он добирается из Гринвича в Стэмфорд, в штаб-квартиру SAC - современное здание из стали и бетона со стеклянным фасадом, обращенным к заливу Лонг-Айленд. Здесь также есть предметы искусства, например скульптура “Я сам” - голова человека, изваянная из куска замороженной крови художника Марка Квинна. Инопланетянин в японской школьной форме с портфелем, творение Такаши Мураками, расположился рядом со столом Коэна. “Мне нравятся веселые вещи, - объясняет он. - Мне нравится смотреть на реакцию посетителей. Искусство лучше всего отвлекает от цифр”.

Звездный час SAC настал в 1998 г., когда крупный хедж-фонд Long-Term Capital Management разорился, а котировки акций начали падать. С конца августа до середины октября Стивен Коэн постоянно работал в офисе, делая ставки на повышение через круглосуточную торговую систему Globex. По итогам 1998 г. SAC заработала 49,2%, в то время как в среднем хедж-фонды получили 2,6% годовых. “В конце года люди поняли, что с SAC происходит что-то особенное”, - говорит Джордж Фокс, вложившийся в SAC на 10 лет. В 1999 г. активы SAC возросли до $1 млрд. Коэн увеличил штат и расширил темы своих инвестиций, занявшись, в частности, валютами. Он нанял психолога Ари Киева, чтобы тот помогал трейдерам преодолевать страх перед рисками. “Многие, торгуя акциями, слишком переживают из-за возможного проигрыша”, - говорит Киев. Те, кто не мог справиться с этим чувством, быстро теряли работу.

В 1999 и 2000 гг. SAC заработала для инвесторов 68,1% и 73,4% соответственно. И тогда компания столкнулась с проблемой появления хедж-фондов, точно копирующих ее бизнес-модель. Другой проблемой стали подозрения в том, что один из лучших трейдеров в мире получает информацию раньше других и успевает совершить сделки впереди всего рынка. По мнению критиков, огромные обороты SAC привели к тому, что фонд оказался среди любимчиков на Уолл-стрит и поэтому первым получает необходимую информацию. Однажды менеджер швейцарского банка UBS во время визита в офис SAC заявил Коэну: “Мы знаем, что ты за тип”. По словам Коэна, он выставил его за дверь и не работал с UBS несколько месяцев.

По мере того как звезда Стивена Коэна восходила, звезды Сороса и Робертсона закатывались. В 2000 г. Робертсон вернул деньги инвесторам своего фонда Tiger Management, а Сорос сократил участие в Quantum Fund. “Мы больше торговали, чем инвестировали, и людям это не нравилось, - говорит Коэн. - Но потом они увидели, что я зарабатываю деньги, и стали копировать меня”. Тем не менее ему удается зарабатывать больше конкурентов. Например, в августе этого года SAC получила доходность в 18%, хотя средний показатель для хедж-фондов составил чуть более 7%. В прошлом году SAC собрала $2 млрд в новый фонд, причем многим желающим вложиться в него пришлось отказать. Стивен Коэн говорит, что из-за необходимости совершать более крупные сделки он вынужден держать акции дольше. Инвесторам SAC он обещает от 10% до 15% годовых.

]]> http://nyse-trade.ru/stiven-koen-steven-cohen/feed/ 0 Ричард Деннис / Richard Dennis http://nyse-trade.ru/richard-dennis-richard-dennis/ http://nyse-trade.ru/richard-dennis-richard-dennis/#comments Mon, 29 Mar 2010 08:55:36 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=10055 Ричард Деннис, также известный под прозвищем “принц Ямы”, родился в Чикаго, в январе 1949. В начале 1970-ых, он взял в долг несколько тысяч долларов и через десять лет превратил их в 200 миллионов долларов. Когда специализирующийся на торговле фьючерсами фонд, управляемый Денисом, понес существенные потери во время падения фондовой биржи 1987 года, он на несколько лет удалился от торговли. Начинал Деннис с работы посыльного в торговом зале Чикагской биржи CME в 17 лет. Несколько лет спустя он начал торговать мини-контрактами за собственный счет на Mid-America Commodities Exchange. После ряда успешных сделок Денис купил место на значительно более дорогой Chicago Board of Trade. Чтобы обойти возрастное ограничение, Ричард работал в качестве своего же посыльного и отдавал заявки на исполнение отцу, который стоял на его участке в “яме”.

В отличие от большинства трейдеров пола, ориентировавшихся на скальпинг и осуществляющих множество сделок за день, Деннис держал позиции в течение более длинных периодов, стремясь заработать на трендовом движении. Его стиль торговли на полу был больше похож на стратегию институциональных инвесторов - переждать краткосрочные колебания и вместо скальпирования, сохранять позицию в среднесрочной перспективе, чтобы взять большую часть трендового движения. Деннис часто использовал поэтапное наращивание размера своей позиции. Через некоторое время Ричард осознал, что отойдя от торговли на полу он сможет отслеживать больше рынков и открыл офис наверху Чикагской биржи. Ричард Деннис быстро вырос до одного из удачных и видных игроков на фьючерсном рынке. Свой первый миллион долларов он сделал в 25 лет. Основанный им Drexel Fund в течение многих лет был в числе наиболее стабильных и быстрорастущих фондов.

В 1983 году Ричард Деннис и Вильям Экхард заключили пари, которое заключалось в разрешении вопроса: можно ли научиться торговать. Вильям полагал, что для успешной торговли необходимо иметь врождённые способности, или что-то вроде интуиции, некий инстинкт на прибыль. А Ричард считал, что все гораздо проще. Он связывал свой успех в торговле, которого уже добился, с несколькими торговыми методами, которые сам развил. Считал, что куда важнее внутренняя дисциплина, помогающая следовать им. И был уверен, что способности к торговле можно свести к набору правил, которые могут быть переданы от одного успешного трейдера к другому. Чтобы разрешить спор, Ричард предложил провести эксперимент. Он принял на работу и обучал 21 мужчину и 2 женщин, в двух группах, одна с декабря 1983, другая с декабря 1984. Своих учеников Деннис назвал “Черепахами”, обучение проводилось в течение только двух недель. После обучения он дал каждому из них для работы на рынке миллион долларов собственных денег. Когда эксперимент закончился пять лет спустя, “Черепахи” принесли совокупную прибыль в размере 175 миллионов долларов. Некоторые из его учеников стали независимыми трейдерами и успешно продолжили карьеру.

В 1987 году произошёл серьёзный срыв в работе. Ричард отклонился от разработанных им правил торговли и предпринял слишком рискованные операции. В результате он потерял десятки миллионов долларов: как своих личных, так и клиентов. Деннис принял решение закрыть Drexel Fund. В результате 14 обученных им сотрудников потеряли работу и начали самостоятельную деятельность на рынке. Но, в отличие от учителя, они строго придерживались его принципов торговли, и все закончили год с прибылью.

В 1994 году Ричард Деннис возвращается на рынок. Но теперь его торговый стиль стал другим: он стал использовать в торговле механические торговые системы. На протяжении 8 месяцев торговли по своей системе в 1994 году он получал всего 8% прибыли. Но уже в 1995 году его доход составил 108 %, а в 1996 году — 112 %.

Деннис публиковал статьи в “Нью-Йорк Таймс”, “Уолл Стрит джорнал” и “Chicago Tribune”. Он - президент Dennis Trading Group Inc и вице-председатель C&D Commodities, а также член Совета директоров Cato Institute.

]]> http://nyse-trade.ru/richard-dennis-richard-dennis/feed/ 0 Пол Тюдор Джонс / Paul Tudor Jones http://nyse-trade.ru/pol-tyudor-dzhons-paul-tudor-jones/ http://nyse-trade.ru/pol-tyudor-dzhons-paul-tudor-jones/#comments Sat, 27 Mar 2010 10:20:30 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=9943 Пол Тюдор Джонс II родился 28 сентября 1954 года в городе Мемфис, штата Теннеси, США. Пол Джонс получил высшее образование в университете Мемфиса, а позже в Университете в Виржинии он получил степень по экономике. В 1976 году довольно успешно участвовал в чемпионате по боксу в полусреднем весе.

Свою деловую карьеру он начал в 1976 году с должности клерка и вскоре вырос до брокера в компании «E.F. Hutton». С 1980 года в течении двух с половиной лет Пол был независимым трейдером. Затем он поступил в Гарвардскую школу бизнеса, но вскоре осознал, что то, чему учат в этой школе совсем не те знания, которые он хочет получить. Поэтому он отказался от идеи дальнейшего образования и попросил поддержки и консультации у своего родственника Уильяма Данаванта, специализировавшегося на торговле хлопком. Уильям Данавант отправил его в Новый Орлеан, что бы Джонс переговорил и крупным брокером Эли Таллисом, который предложил ему довольно неплохую работу. Джонс начинает торговать хлопковыми фьючерсами на New York Cotton Exchange.

В 1980 году Пол основывает компанию «Tudor Investment Corporation», которая является ведущим инвестиционным фондом, головной офис находится в Гринвиче, Коннектикут. В течение первых пяти лет фонд давал доходность более 100% годовых. В 1986 г. фонд заработал 99.2% годовых, это снижение расстроило Джонса - он расценил год как неудачный. Конечно, сказывался масштаб: фонд в то время еще не был слишком большим. Управляя небольшими суммами, можно было не бояться сильной ответной реакции рынка на свои торговые манипуляции.

Партнером Пола по фонду стал поклонник компьютерных методов исследования рынка Питер Бориш. Он занимался в основном исследованиями и поиском новых возможностей. Впоследствии Питер ушел от Пола и стал крупным и независимым трейдером. Конфликт интересов в партнерстве был заложен изначально, несмотря на годы совместной и весьма доходной работы. Питер был поклонником механических торговых систем, а Пол торговал вручную, без идолопоклонства перед техническими индикаторами. Мало того, никогда этого не скрывал и торговал, руководствуясь в основном своими инстинктами.

Успех не всегда сопутствовал Джонсу. В 1993 г. от него ушел главный партнер - Питер Бориш, разработки которого оказались не востребованы в фонде Tudor Investment. Пол Тюдор Джонс II тем временем открыл филиалы в Европе и Юго-Восточной Азии, увеличил персонал. По сравнению с конкурентами, результаты выглядели слабо, казалось, фонд потерял динамику. В итоге, часть клиентов поспешили изъять деньги из фонда. К началу 1994 г. от активов, превышающих $1 млрд., осталось только $700 млн. Но новый год преподнес немало сюрпризов. Большинство фондов понесло потери, а Tudor Investment устоял и даже заработал 9%. Джонс всегда безоговорочно верил в свой успех. Он никогда не прекращал развивать фонд и, полный решимости, реинвестировал в него 85% своего личного дохода. Это подкупало многих, и по количеству привлеченных в управление активов Tudor Investment постепенно выходил на первые места. Под влияние фонда попадали новые рынки и новые страны.

В итоге Пол Тюдор Джонс II зарекомендовал себя как один из лучших трейдеров в мире, создал выдающуюся репутацию мастера мани-менеджмента и построил надежный сверхприбыльный бизнес, в основании которого лежат твердые принципы управления рисками. К этому времени все в финансовом мире уже безоговорочно признали, что у Пола Тюдора Джонса феноменальный талант делать деньги, помноженный на колоссальную работоспособность. Сегодня в Tudor Investment Corporation вкладывают деньги инвесторы из 35 стран. Среди них фонды фондов, частные инвесторы, банки, специализированные фонды активов.

На 1 июня 2007 года фирма Джонса управляла капиталом в 17,7 миллиардов долларов. Пол Тюдор Джонс был женат на австрийской модели Сини Джонс, у них четверо детей. Его капитал приблизительно оценивается в 3,3 миллиардов долларов. В марте 2007 года по версии журнала «Форбс» Джонс занимал 369 место среди самых богатых людей мира.

]]> http://nyse-trade.ru/pol-tyudor-dzhons-paul-tudor-jones/feed/ 1 Нассим Николас Талеб / Nassim Nicholas Taleb http://nyse-trade.ru/nassim-nikolas-taleb-nassim-nicholas-taleb/ http://nyse-trade.ru/nassim-nikolas-taleb-nassim-nicholas-taleb/#comments Sun, 21 Mar 2010 13:04:40 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=9646 d0bdd0b0d181d181d0b8d0bc d0bdd0b8d0bad0bed0bbd0b0d181 d182d0b0d0bbd0b5d0b1 nassim nicholas taleb Нассим Николас Талеб / Nassim Nicholas TalebРодился Нассим Николас Талеб в 1960 году, в ливанском городе Амиун. Его семья исповедовала православие. Во время гражданской войны, начавшейся в 1975 году, они были депортированы. Отец Нассима Николаса, доктор Талеб был врачом-онкологом, занимался антропологическими исследованиями. Среди его предков — политики, представлявшие интересы православного сообщества Ливана. Так его дед и прадед по материнской линии были заместителями премьер-министра Ливана, дед по отцовской линии занимал пост верховного судьи, а еще в 1861 его пра-пра-пра-прадед служил губернатором полуавтономной Оттоманской провинции на горе Ливан. Талеб занимал руководящие посты в брокерских фирмах Лондона и Нью-Йорка, а также работал на бирже, прежде чем основал собственную компанию хедж-фонд “Эмпирика Эл-Эл-Си” (фьючерсные сделки и продажа опционов). Он получил степень Магистра Бизнес Администрирования (MBA) В Уортон Скул и защитил кандидатскую диссертацию в Парижском университете. Автор работ “Динамическое Хеджирование” и “Одураченные случайностью”.

Талеб знает около десяти языков. Свободно владеет английским, французским и литературным арабским, говорит на итальянском и испанском, читает на древнегреческом, латыни и арамейском и ханаанском. Ему принадлежит идея создания Silvercrest-Longchamp NonGaussian Fund. Занимает должности:
-исполнительного директора и главного трейдера в Union Bank of Switzerland. главного трейдера (деривативы) в CS-First Boston, Banque Indosuez
-исполнительного директора CIBC-Wood Gundy
-трейдера по арбитражным сделкам в BNP-Paribas
-независимого маркет – мейкера в Chicago Mercantile Exchange
-члена редакционной коллегии и научного комитета: U.S. Secretary of Defense’s Cross-Disciplinary Highland Panel, CISDM Center U. Mass Amherst, Journal of Alternative Investments, Warsaw Institute of Psychology, Universitе Paris-Dauphine DESS 203
-член совета директоров: Silvercrest-Longchamp NonGaussian Fund, BVI , Centaurus Capital LP Alpha Fund, Centaurus Kappa Fund

Талеб известен своим скептическим и анти-математическим подходом к риску и неопределенности, недоверием к моделям и статистике, а также открытой нелюбовью к академическим финансистам.

Себя Талеб считает не трейдером, а эпистомологом. Для него биржевые спекуляции – способ достичь независимости и свободы. Об этом рассказывается в его книге “Одураченные случайностью”, ставшей бестселлером на Уолл-Стрит и переведенной на 17 языков.

Называя себя “скептическим эмпириком”, он полагает, что ученые, экономисты, историки, политики, бизнесмены и финансисты переоценивают возможности рациональных толкований статистики и недооценивают влияние необъяснимой случайности в этой статистике. Таким образом, Талеб продолжает долгую традицию скептицизма, который исповедовали Секст Эмпирик, Аль-Газали, Пьер Бойль, Монтень и Дэвид Юм, считавшие, что прошлое не позволяет предсказать будущее. Талеб — последователь Карла Поппера и утверждает, что теории не могут считаться доказанными и могут использоваться лишь условно.

В настоящее время Талеб занят исследованиями в области философии случайности и роли неопределенности в обществе и науке с уклоном в философию истории и изучение роли важных случайностей (он называет их “черными лебедями”) в определении хода истории. Важно отметить, что “черные лебеди” это не обязательно негативные события или катастрофы, но и случайные удачи. По его мнению, люди не замечают этих событий, считая мир систематизированной, понятной и обычной структурой.

Это явление Талеб называет “Платоническим заблуждением” и полагает, что оно порождает три искажения:

- Сказительное заблуждение: постфактум событие описывается так, что не кажется беспричинным

- Заблуждение игрока: уподобление системы случайностей игры бессистемным случайностям в жизни. Талеб считает это ошибкой современного подхода к теории вероятности

- Заблуждение обратной статистики: уверенность, что события в будущем предсказуемы через изучение событий в прошлом.

Случайность — отражение в основном внешних, несущественных, неустойчивых, единичных связей действительности; выражение начального пункта познания объекта; результат перекрещивания независимых причинных процессов, событий; форма проявления необходимости и дополнение к ней.

Игровое заблуждение (англ. Ludic fallacy) — термин придуман Нассимом Николасом Талебом в своей книге 2007 “Черный Лебедь”. “Ludic” от латинского ludus, что означает “игра”. В двух словах определяется, как “злоупотребление играми для моделирования реальных ситуаций”. Талеб характеризует заблуждение как понятие карты (модели) для реальности, показывая побочные эффекты человеческого познания.

Принцип является одним из главных аргументов в книге и опровержением прогнозных математических моделей, используемых для предсказания будущего, — а также нападение на идеи применения наивной и упрощенной статистической модели в сложных областях. По Талебу, статистика работает только в некоторых областях, таких как казино, в котором шансы видны и определены.

В 2006 году в Черном Лебеде Талеб писал: “Глобализация создала взаимосвязанную хрупкость, уменьшив волатильность и создав видимость стабильности. Иными словами, она создаёт Чёрных Лебедей. Мы никогда раньше не жили под угрозой глобального коллапса. Финансовые учреждения сливаются во всё меньшее число очень больших банков. Все банки взаимосвязаны. Финансовая биосфера поедается гигантскими, кровосмесительными, бюрократическими банками, и когда один из них упадёт, упадут все. Увеличивающаяся концентрация капитала в банковской среде кажется делающей финансовые кризисы менее вероятными, но когда они всё же случаются, они становятся более глобальными и наносят по нам более сильный удар. Мы перешли от диверсифицированной “биосферы” малых банков с разнообразной политикой предоставления кредитов, к более однородной среде фирм, где одна напоминает другую. Действительно, мы сейчас имеем меньше случаев банкротств, но когда они случатся… я боюсь даже подумать об этом”.

Прогнозы Талеба оказались оправданными. Как сообщается, он сделал несколько миллионов долларов во время финансового кризиса в 2007—2008 годах, который он объясняет использованием статистических методов в области финансов. По словам Блумберга, его Черный лебедь заработал инвесторам полмиллиарда долларов. Финансовый успех Талеб в сочетании с предыдущими прогнозами способствовали его популярности и продвижению.

В статье в The Times, Брайан Эпплъярд (Bryan Appleyard) назвал Талеба самым выдающимся на данный момент мыслителем в мире. Лауреат Нобелевской премии Дэниел Канеман предложили включить имя Талеба в список лучших представителей интеллигенции, со ссылкой “Талеб изменил способ многих людей думать о неопределенности, особенно на финансовых рынках. Его книга, “Черный Лебедь”, является интересным и смелым анализом того, каким образом люди пытаются осмыслить неожиданные события”.

]]> http://nyse-trade.ru/nassim-nikolas-taleb-nassim-nicholas-taleb/feed/ 0 Николас Лисон / Nicholas Leeson http://nyse-trade.ru/nikolas-lison-nicholas-leeson/ http://nyse-trade.ru/nikolas-lison-nicholas-leeson/#comments Fri, 19 Mar 2010 09:45:58 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=9536 nicholas leeson Николас Лисон / Nicholas LeesonВ 1990-ые годы произошло немного событий, которые взволновали мир столь же сильно, как крах британского банка Barings в конце февраля 1995 года. Больше всего потрясало то, что банк, история которого насчитывала 233 года и которому доверяли свои деньги представители аристократии и королевской семьи, обрушился в результате явных и скрытых спекуляций одного-единственного человека – 28-летнего трейдера Николаса Лисона (Nicholas Leeson). Его самоуверенность и страсть к риску, а также жадность и глупость его боссов, которые, восторгаясь “заоблачными” прибылями, сквозь пальцы глядели на аферы подчиненного, лишили банк 850 млн. фунтов стерлингов, в одночасье погубив инвестиционную империю, чья прочность казалась незыблемой.

История краха Barings чрезвычайно поучительна, поскольку представляет собой не только “квинтэссенцию морали” современных финансовых рынков, но и наглядную картину того, к каким тяжелым последствиям может привести неэффективное управление финансовыми рисками. В 1996 году, находясь в тюрьме по обвинению в подлоге и обмане, Лисон выпустил в свет автобиографическую книгу “Rogue Trader” (“Жуликоватый трейдер”), где подробно и откровенно рассказал о своих деяниях. Не пытаясь снять с себя вину, он подчеркнул (и в этом с ним были согласны очень многие эксперты), что содеянное им стало возможным только в силу весьма несовершенных методов аудита и управления рисками, практиковавшихся в банке, не говоря уж о попустительстве начальства и коллег. Этика поведения в Barings, по утверждению Ника Лисона, была проста: “нас всех вынуждали делать прибыли, прибыли, все больше прибылей…” Не случайно в рецензии на “Rogue Trader”, напечатанной в финансовой колонке газеты “New York Times” указывалось, что “это мрачная книга, написанная молодым человеком, чрезвычайно занятым собой, но она должна быть прочитана всеми банковскими менеджерами и аудиторами”.

Ник Лисон стал в банке восходящей звездой, но амбиции завели его слишком далеко, и вместо славы финансового гения ему досталась лишь мировая известность крупного, но очень невезучего мошенника. “К сожалению, до самого дня своей смерти я буду всегда известен как жуликоватый трейдер, - сказал о себе однажды Ник Лисон. – Это титул, от которого мне никуда не деться; я никогда не сумею этого изменить. Я примирился и просто живу с этим”.

Начало жизненного пути Ника Лисона напоминает классическую сказку на тему “из грязи в князи” - о бедном юноше, внезапно достигшем вершин богатства и почета. Он родился 25 февраля 1967 года в маленьком городке Уотфорд, расположенном северо-западнее Лондона, в небогатой рабочей семье. Его отец Уильям (William) был штукатуром и хотел, чтобы сын стал строительным инженером. Правда, в средней школе Parmiter’s School, где учился Ник, преподаватели находили его математические способности весьма слабыми. Он провалился на выпускном экзамене по математике и покинул школу, получив лишь ряд свидетельств. В 1982 году Лисон устроился клерком в королевский банк Coutts, после чего работал в незначительных должностях в других банках, включая Morgan Stanley. В июле 1989 года он был принят на работу в Barings Bank – старейший из банков Великобритании, основанный в 1762 году и пользовавшийся безупречной репутацией. К числу его клиентов принадлежала сама английская королева.

Начав службу простым клерком, Ник Лисон быстро произвел благоприятное впечатление на руководство. Вскоре он попросил о переводе в Юго-Восточную Азию, получил согласие и отправился в Гонконг, где ему поручили решение особых проблем, связанных с учетом банковских операций, во главе группы из четырех сотрудников. Затем он был переведен в Джакарту, где познакомился со своей будущей женой Лизой, сотрудницей местного подразделения Barings Securities. Успехи Ника Лисона в Джакарте, где он в течение 10 месяцев разобрался с горой проблем в бэк-офисе тамошнего филиала, были оценены по достоинству, и в 1992 году он был назначен в сингапурский филиал Baring Securities на вновь созданную должность управляющего по операциям с деривативами на Сингапурской международной валютной бирже (Singapore International Monetary Exchange, SIMEX). В этом качестве он не должен был заниматься трейдингом, однако вскоре, сдав соответствующий экзамен, стал сам вести торги на SIMEX во главе небольшой команды трейдеров. Помимо этого, он де-факто возглавил бэк-офис сингапурского филиала, в силу своего большого опыта в этой сфере. Таким образом, руководство Barings с самого начала совершило фатальную ошибку, позволив Нику Лисону совмещать должности главного трейдера и руководителя бэк-офиса, которые должны разделяться, так как бэк-офис осуществляет учет и независимые проверки результатов торговых операций.

Ник Лисон и его команда обладали полномочиями на ведение двух типов операций: транзакций с фьючерсами и опционами по поручению клиентов или других подразделений Barings, а также арбитража на разнице в ценах между фьючерсами на ведущий японский индекс Nikkei 225, торгуемыми на SIMEX и бирже в японском городе Осака. В теории арбитражные операции считаются безрисковыми, на практике это не так, однако по сравнению с другими стратегиями им присущ низкий уровень риска. Возможно, именно это способствовало тому, что топ-менеджеры банка не были слишком встревожены вопиющим конфликтом интересов, имеющим место при вышеописанном совмещении должностей. Благодаря чутью Ника Лисона, позволявшему ему правильно прогнозировать будущее направление Nikkei, Barings вскоре стал получать из сингапурского филиала многомиллионные прибыли. По итогам 1993 года он заработал более 10 млн. фунтов стерлингов, что составило примерно 10% от совокупной годовой прибыли банка. Лондонские боссы Лисона ликовали, видя, как в банк рекой текут барыши, и полностью доверились “чудо-трейдеру”.

Казалось, что Ник Лисон и его жена Лиза обладают всем, чего только можно пожелать: высокая зарплата и бонусы, милая квартирка, уик-энды в экзотических местах, частые вечеринки и всевозможные развлечения. И, сверх того, супруги, казалось, были по уши влюблены друг в друга. Правда, в свободное время Лисон часто обращал на себя внимание чрезмерным пристрастием к “зеленому змию”, а порой и хулиганскими выходками. Однажды он даже провел ночь в вытрезвителе и был приговорен к денежному штрафу за безнравственные действия, после того как в баре показал окружающим свой голый зад.

Ник Лисон, очевидно, казался топ-менеджерам Barings абсолютно непогрешимым. Руководство Barings считало осуществляемые Лисоном операции безопасными, тем более что сам он утверждал, что выполнял приказы клиентов и вносил обеспечение на маржинальные счета по их поручению. Компания не знала, что он практически с самого начала своей деятельности в качестве трейдера вел неавторизованные торги и, что самое неприятное, эти торги слишком часто были убыточными. Ник Лисон использовал специальный “счет ошибок” (Error Account) под номером 88888 (число, считающееся очень счастливым в китайской нумерологии), на котором скрывал свои потери. Как впоследствии утверждал Лисон, первоначально этот счет был открыт для того, чтобы скрыть ошибку, совершенную неопытным членом его команды и приведшую к убыткам в размере 20 тыс. фунтов стерлингов. Однако затем Лисон стал использовать счет 88888 для сокрытия своих собственных потерь, которые росли как снежный ком.

Уже к концу 1992 потери, скрываемые на “счастливом” счете, превышали 2 млн. фунтов стерлингов, а к декабрю 1994 года эта цифра составила 208 млн. фунтов стерлингов. Ник Лисон запрашивал и получал от банка дополнительные средства для продолжения торгов. Пытаясь выкрутиться из становящейся безнадежной ситуации, он все более и более запутывался. Его основная ставка была сделана на то, что индекс Nikkei не упадет ниже 19000 пунктов. В тот момент подобное решение казалось разумным, поскольку японская экономика как раз переживала процесс восстановления после 30-месячной рецессии. Но неожиданно все пошло прахом.

16 января 1995 года Ник Лисон совершил сделку, которая стала началом конца как для него самого, так и для всего банка Barings. Он продал стрэддл (одновременная продажа опционов “пут” и “колл” с одинаковыми ценами и сроками исполнения с целью получения прибыли в условиях “бокового” тренда), рассчитывая, что японский рынок до начала следующего рабочего дня не претерпит серьезных изменений. Однако 17 января 1995 года в 5:46 утра землетрясение силой в 7,2 балла по шкале Рихтера разрушило значительную часть японского города Кобэ и унесло жизни примерно 6,5 тысяч его жителей. Это было самое мощное землетрясение, произошедшее в Японии с 1923 года. В результате ранее слабо колебавшийся индекс Nikkei в течение недели провалился на 7%. Потери Лисона только в день землетрясения составили более 55 млн. фунтов стерлингов, а общий размер потерь “зашкалил” за 400 млн. фунтов стерлингов.

Чувствуя, что земля горит у него под ногами, Ник Лисон пытался предотвратить крах при помощи все более и более опрометчивых и рискованных сделок. Он массово скупал фьючерсные контракты на индекс Nikkei в расчете на повышение их цены. Надежды Лисона строились на том, что за спадом, вызванным землетрясением, последует восстановление рынка, и Nikkei вновь сумеет стабилизироваться на уровне 19000 пунктов. На протяжении трех месяцев Лисон купил более 20 тыс. фьючерсов в напрасных попытках оказать давление на рынок. Он не хеджировал позиции и не принимал никаких других мер предосторожности, чтобы защитить свой родной банк от огромного риска, которому тот подвергался. Однако восстановления он так и не дождался. Позже выяснилось, что скупка фьючерсов явилась причиной примерно трех четвертей потерь Barings.

Начальство Лисона, встревоженное поступавшими от него запросами на получение дополнительных средств, в феврале 1995 года провело выборочный аудит. В результате вскрылись убытки, достигающие астрономической суммы в 827 млн. фунтов стерлингов (примерно $1,4 млрд. в соответствии с тогдашними курсами валют), что практически вдвое превышало имевшийся у банка собственный капитал. Сотрудникам, проводившим аудит, оставалось только уведомить высшее руководство Barings о том, что банк фактически разорен.

Ник Лисон, поняв, что тайное вот-вот станет явным, решил податься в бега. За два дня до своего 28-летия он исчез из Сингапура, оставив на своем рабочем столе наскоро нацарапанную записку, где говорилось лишь “Простите” (“I’m Sorry”). Только тогда его коллеги стали понимать, чем были вызваны приступы рвоты, начавшиеся у Лисона за неделю до бегства. Трейдер догадывался, что ему грозит тюремное заключение за мошенничество, и предпочитал попасть в тюрьму в Великобритании, а не в Юго-Восточной Азии, где отношение к преступникам является куда более жестким.

Вначале он отправился с женой в Малайзию, где отметил свой день рождения на одном из фешенебельных курортов острова Борнео. О разразившемся скандале он узнавал из средств массовой информации. Из Малайзии супруги через Бруней отправились во Франкфурт-на-Майне. В это время фотографии Лисона уже красовались на первых полосах всех газет, и он разыскивался международной полицией с большим усердием, чем любой другой преступник в мире. Когда он зарегистрировался в аэропорту под собственным именем, прикрыв лицо бейсбольной кепкой, власти Германии были немедленно предупреждены. Не успели Ник Лисон и его жена сойти с трапа самолета, как их приветствовали представители полиции.

Новость об аресте трейдера-афериста вызвала подъем на мировых фьючерсных рынках. Однако 233-летнему банку Barings, опоре и оплоту британского финансового истеблишмента, уже ничто не могло помочь. Инвесторы, включая ее величество королеву, потеряли свои вложения, около 1200 сотрудников – свои рабочие места. Сам банк был куплен голландским финансово-страховым гигантом ING, принявшем на себя его обязательства, за символическую сумму в 1 фунт стерлингов и перестал существовать как отдельная компания.

Кто же был виноват в происшедшей катастрофе? Ник Лисон - вне всякого сомнения. Он признал себя виновным в том, что фальсифицировал документы и вводил в заблуждение как банк, так и биржу SIMEX. Однако когда улеглось волнение, вызванное крахом Barrings, прозвучал знаменитый вопрос Уотергейтского процесса: что знал президент, и когда он это знал? Хотя противоправный характер поступков Лисона не вызывал сомнения, могли ли топ-менеджеры банка находиться в полном неведении по поводу его мошеннических проделок? Банк Англии в своем отчете сделал вывод, что лихой спекулянт действовал в одиночку, умудряясь морочить голову своему начальству до того момента, когда спасать банк оказалось уже слишком поздно. Несомненным является тот факт, что большинство представителей “старой школы” в руководстве банка в действительности никогда не разбирались и не пытались разобраться в тонкостях и загвоздках столь сложной сферы, как торговля деривативами. С другой стороны, огромные прибыли от арбитражных операций с фьючерсами означали для сотрудников Barings большие премии по итогам года, и поэтому им не хотелось задаваться вопросом о том, откуда берутся столь высокие цифры.

Barings не сумел полностью избежать обвинений в своей причастности к катастрофе. Как выяснилось, одна из докладных записок внутреннего характера, датированная 1993 годом и направленная в штаб-квартиру банка в Лондоне, содержала предупреждение об опасности, связанной с тем, что Лисону позволено одновременно заниматься трейдингом и руководить работой бэк-офиса. В записке говорилось: “Мы находимся под угрозой создания системы, которая нас погубит”. Однако руководство не приняло никаких мер. В январе 1995 года, буквально накануне катастрофы, биржа SIMEX выразила свою обеспокоенность относительно деятельности Лисона, но и это предупреждение осталось без последствий. Банк все же перевел своему трейдеру $1 млрд. для продолжения торгов. В отчете по поводу краха Barings, подготовленном сингапурскими властями, было выражено недоверие к утверждениям боссов Лисона, которые все были вынуждены подать в отставку, о том, что они не подозревали о существовании “счета ошибок” 88888.

Но вернемся к Нику Лисону, от которого фортуна, до тех пор так необычайно благоволившая к нему, столь внезапно отвернулась. После ареста в Германии он в течение нескольких месяцев прилагал все усилия к тому, чтобы избежать экстрадиции в Сингапур, но это ему не удалось. В декабре 1995 года сингапурский суд приговорил его к шести с половиной годам лишения свободы с конфискацией имущества в пользу кредиторов обанкротившегося банка. C учетом того, что Лисон почти девять месяцев находился в заключении в Германии, ожидая экстрадиции, отсчет срока велся от 2 марта 1995 года. Ник Лисон был признан виновным по двум пунктам: ввод в заблуждение аудиторов банка и обман биржи SIMEX. Наказание оказалось не столь суровым, как можно было ожидать, поскольку суд решил, что обвиняемый действовал неумышленно. Сам трейдер утверждал, что никогда не использовал неавторизованные торги для собственной выгоды, хотя адвокаты банка обнаружили примерно $35 млн. на различных счетах, имевших отношение к Лисону.

Личная жизнь Ника Лисона, казалось, отражала взлеты и падения в его карьере. Его жена Лиза устроилась стюардессой, чтобы иметь возможность регулярно навещать мужа. Она даже помогала ему писать книгу “Жуликоватый трейдер”, опубликованную в 1996 году (кстати, гонорар за нее был полностью перечислен кредиторам Barings). На первый взгляд, их брак выдержал удар, нанесенный разлукой и внезапным переходом от “красивой жизни” к бедственному положению. Но с чем Лиза не смогла смириться, так это с откровениями мужа по поводу его измен с гейшами. Утрата некогда столь преданной и любящей жены, которая развелась с ним, а затем вновь вышла замуж - и опять за трейдера из лондонского Сити - чрезвычайно тяжело подействовала на Лисона, усилив в нем ощущение безнадежности. Впоследствии он вспоминал, что самым ужасным временем – даже хуже чем период, когда он боролся с раком, - были для него семь месяцев с марта по октябрь 1996 года, когда прекратились посещения Лизы и иссяк поток писем, ранее приходивших практически ежедневно. Отношения с Лизой были опорой Лисона в его тюремной жизни – до тех пор пока, по его словам, он вдруг не перестал понимать, что происходит между ними. В конце концов Ник Лисон написал жене, предложив развод, и через две недели она ответила согласием.

Несколько месяцев спустя Нику был поставлен страшный диагноз: рак толстой кишки. Именно эта болезнь погубила его мать, когда ему было всего двадцать. Кстати, у отца обнаружилась миелома, диагностированная уже после того, как заболел сын. Болезнь привела к тому, что из молодого прожигателя жизни и завсегдатая вечеринок, способного поглотить огромное количество спиртного, Лисон превратился почти что в собственную тень.

Тюрьма в Сингапуре не слишком благоприятствовала стойкости иммунной системы. Вместе с двумя другими преступниками Ник Лисон в течение 23 часов в сутки был заточен в маленькой камере. Его “товарищи по несчастью” принадлежали к соперничающим бандам, и, когда между ними возникали драки, уклониться было невозможно. Спать приходилось на голом бетонном полу. Завтрак состоял из трех кусочков хлеба, а остальные трапезы состояли из бесконечного однообразного риса, приправленного кусочками курицы или овощами. Время, казалось, не двигалось; чтобы как-то убить его, Ник зарывался в детективные романы или часами мерил шагами камеру. Он также старался заниматься физическими упражнениями, и в предназначенный для этого час бегал вокруг тюремной баскетбольной площадки.

Первые признаки болезни Лисон заметил в начале 1998 года. Когда он стоял, у него начинала кружиться голова, и приходилось опираться на стену. Тюремный доктор, которому он рассказал о своих ощущениях, заявил, что он просто стареет – а ему тогда было тридцать! Затем Лисон провел месяц в камере-одиночке, а когда он оттуда вышел, все видевшие его стали говорить о том, как он сильно исхудал. По словам Ника, в первый раз жизни он мог видеть мышцы своего живота и думал, что выглядит вполне здоровым. Анализ крови выявил у него анемию. Затем начались боли в животе, которые тюремный доктор приписал действию препаратов железа. Лисону потребовался “мини-бунт”, устраивая который он рисковал вновь очутиться в одиночке, прежде чем доктор признал, что не может больше ничего сделать, и направил пациента в больницу в Нью-Чанджи.

При всей несомненности финансового таланта Лисона “услуги”, которые он оказал банковской сфере, едва ли могут сделать ему честь. Но что действительно заслуживает восхищения, так это его невообразимая стойкость и выносливость. Борьба с раком крайне тяжела для людей, за которыми осуществляется тщательный уход и которые окружены заботливым вниманием семьи и друзей. Лисон был лишен всего; прикованный к кровати, он не имел даже книг, а чтобы добраться до туалетной комнаты, всякий раз вынужден был звать вооруженных стражей, не слишком торопившихся оказать ему помощь.

Операция по удалению опухоли была проведена 11 августа. Через 10 дней Ник Лисон вновь оказался в своей камере и спал на бетонном полу. Особенно тяжело было садиться, поскольку из длинного разреза на животе только что были удалены 38 скреплявших его скоб, а мышцы живота были рассечены в ходе операции. К счастью для Лисона, делавший операцию хирург был одним из лучших в Сингапуре, а онколог учился в Корнелле и Нью-Йорке и, по сообщениям источников, лечил президента Сингапура Ли Куань Ю (Lee Kuan Yu). Врачи сказали Лисону, что его шансы прожить еще пять лет составляют 60%, но утверждали, что химиотерапия может увеличить эту цифру еще на 10%. Химиотерапия продолжалась шесть месяцев: за пятью днями процедур следовали три недели передышки. Лисона предупредили, что его самочувствие может быть очень плохим, однако он перенес весь курс достаточно хорошо, хотя и потерял большую часть волос.

Летом 1999 года измученный, но живой Лисон был выпущен на свободу за хорошее поведение и смог вернуться в Великобританию. Хотя возвращение на родину принесло осознание того, что красивая жизнь миновала, - не было ни дома, ни работы, имущество было конфисковано - Ник Лисон наслаждался жизнью и свободой. Он провел первый год с друзьями и родными, одновременно продолжая лечение. В 2000 году Лисон принял участие в марафоне, хотя врачи не советовали ему это делать. Но он был намерен собрать средства как для Colon Cancer Concern – ведущей благотворительной организации Великобритании, имеющей целью предотвращение смертности от рака кишечника, - так и для медицинского центра Linda Jackson MacMillan Centre в Миддлсексе, где лечится от миеломы его отец.

Продемонстрировав редкостную сопротивляемость, Ник Лисон сумел также извлечь пользу из своего уникального жизненного и профессионального опыта. Он получил приличную сумму за публикацию своей книги по частям в газете “Mail”. Сюжет книги был затем превращен в сценарий одноименного фильма (в русском переводе “Аферист”), главные роли в котором сыграли Эван Мак-Грегор (Ewan McGregor) и Анна Фрил (Anna Friel). В 2001 году Лисон поступил в университет Миддлсекса, где получил степень по психологии. В настоящее время он посвящает большую часть времени проведению в компаниях бесед на темы, связанные с управлением рисками, а также выступлениям на различных конференциях и официальных обедах.

Наверное, мало кто в Великобритании и Ирландии так востребован в качестве докладчика. Ник Лисон неоднократно выступал не только перед корпоративной, но и перед университетской аудиторией, включая Оксфорд, Тринити-колледж в Дублине и колледж университета в Корке, Ирландия. Его также многократно приглашали в другие страны, включая Голландию, Новую Зеландию, ЮАР и др. Откровенный рассказ Лисона о его уникальном жизненном опыте интригует слушателей, возбуждая в них любопытство, серьезный интерес, а подчас и искреннее сочувствие. Ведь гибель банка Barings и роль, сыгранная в ней Лисоном, остаются одной из самых захватывающих драм в современной финансовой истории. За свои выступления бывший трейдер получает многотысячные гонорары. Кстати, не так давно потеряло силу соглашение, по которому Лисон обязан был передавать часть своих заработков ликвидаторам Barings. Кроме того, он все еще торгует финансовыми инструментами, но теперь только за свой собственный счет.

В личной жизни Лисона также произошли счастливые перемены – в 2003 году он во второй раз женился на ирландке Леоне Тормей (Leona Tormay). Леона, косметолог по профессии, уже имела двоих детей – Керсти (Kersty) восьми лет и четырехлетнего Алекса (Alex), но супруги мечтали о совместном ребенке. В 2004 году их попытки увенчались успехом: у Ника и Леоны родился сын. В настоящее время Лисон с семьей живет в деревне Барна, расположенной вблизи столицы графства Галвей на западе Ирландии.

Рак, по убеждению Лисона, не должен брать верх над человеком и контролировать его жизнь. Чем позитивнее человек настроен, тем больше его шансы выжить. Он также советует другим не “переваривать” стресс внутри себя, как он сам делал почти всю свою жизнь. Теперь он разговаривает с Леоной и высказывает то, что у него на душе. По словам Лисона, “в случае с раком, как и с другими проблемами, поражаешься, насколько высокой приспособляемостью обладают человеческие существа”, и это делает человека способным “бороться при условии, что он настроен решительно”.

В июне 2005 года в свет вышла вторая книга Ника Лисона под названием “Назад от края пропасти: борьба со стрессом” (“Back from Brink: Coping with Stress”). Книга подхватывает историю автора там, где она заканчивается в “Жуликоватом трейдере” и, помимо рассказа о его глубоко личных переживаниях, содержит подробную запись бесед с ведущим психологом Иваном Тиррелом (Ivan Tyrrell). Включение этих бесед имеет целью показать, как история возрождения Лисона, чьи душевное и физическое здоровье было подорвано мощным и продолжительным стрессом, соотносится с проблемами, с которыми сталкивается практически каждый, - взаимоотношения в семье, долги, борьба за успех и статус, сопротивление тяжелой болезни.

Каждая глава книги содержит автобиографическую часть, диалог между Лисоном и Тиррелом, а также ряд методик самопомощи, включая списки вопросов и таблицы для самостоятельной проработки. Лисон пишет, что его “опыт, возможно, необычен, но он позволяет по-настоящему глубоко вглядеться в то, как стресс может выйти из-под контроля и завладеть каждым из нас. Книга поможет людям, чувствующим себя задавленными жизненными трудностями”.

В апреле 2005 года Лисон принял предложение занять должность коммерческого директора ирландского футбольного клуба Galway United Football Club. У него есть работа, которая его устраивает, и он ведет жизнь, которая ему по душе. Спустя более десяти лет после того, как “лопнул” Barings, один из самых знаменитых финансовых мошенников в мире все еще учится смотреть на себя и свою жизнь в ином свете. “Одна из самых важных задач в моей нынешней жизни, - говорит он, - это изменение образа мышления, попытки обнаружить позитивную сторону в происходящих событиях. Это не всегда легко. Иногда это очень трудно, но это можно сделать”.

]]> http://nyse-trade.ru/nikolas-lison-nicholas-leeson/feed/ 3 Марио Габелли / Mario Gabelli http://nyse-trade.ru/mario-gabelli-mario-gabelli/ http://nyse-trade.ru/mario-gabelli-mario-gabelli/#comments Tue, 16 Mar 2010 09:05:29 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=9317  Марио Габелли / Mario GabelliМарио Джозеф Габелли (Mario Joseph Gabelli) родился 19 июня 1942 года. Его детство и юность прошли в Бронксе, где он посещал сперва начальную школу, а затем частную иезуитскую школу для мальчиков при Фордхэмском университете. В свободное от уроков время Марио, добираясь на попутках, ездил в северный пригород Нью-Йорка, в округ Уэстчестер, где подрабатывал в качестве кадди (подносчик клюшек и прочего оборудования для гольфа) в ведущих гольф-клубах, таких как Winged Foot и Sunningdale. Там он встречал множество людей, добившихся в жизни успеха, и эти люди часто говорили об инвестициях в акции. Позже Габелли рассказывал, что уже в те времена читал рыночные отчеты для собственного удовольствия, а свои первые акции купил, когда ему было всего 13 лет.

По окончании школы Габелли получил стипендию и поступил в колледж при Фордхэмском университете. Там он выделялся не только шевелюрой, которая в те времена еще была рыжего цвета, но и отчаянной предприимчивостью. У него всегда была наготове очередная схема быстрого обогащения, наподобие продажи электрических карманных фонариков из багажника собственного автомобиля в период, когда улицы и витрины были плохо освещены.

Окончив колледж с отличием и став бакалавром, Габелли продолжил учебу в качестве аспиранта Школы бизнеса при Колумбийском университете, где в середине 1960-х гг. всерьез увлекся идеями инвестирования в акции стоимости. Это неудивительно, если учесть, что Габелли учился у Роджера Муррея (Roger Murray), известного пропагандиста метода стоимостного инвестирования и соавтора пятого издания “Анализа ценных бумаг” – инвестиционной “Библии”, созданной Бенджамином Грэхемом (Benjamin Graham) и Дэвидом Доддом (David Dodd) в 1934 году. Стоит отметить, что среди однокашников Габелли, также обитавших в Бронксе и по очереди подвозивших друг друга на автомобилях, были Леон Куперман (Leon Cooperman), который ныне возглавляет хеджевый фонд Omega Advisors, и Арт Сэмберг (Art Samberg), президент компании Pequot Capital Management.

Получив степень MBA (магистр делового администрирования), Габелли в 1967 году начал свою инвестиционную карьеру, устроившись аналитиком в фирму Loeb Rhodes, которая оказывала брокерские и инвестиционно-банковские услуги. В его обязанности входил анализ акций в таких отраслях, как автомобилестроение и производство сельскохозяйственного оборудования, а впоследствии СМИ, теле- и радиовещание. Предшественником Габелли в Loeb Rhodes был Майкл Стайнхардт (Michael Steinhardt), позже ставший успешным управляющим хеджевого фонда. В своей типичной бравирующей манере Марио шутил, что “заменил тоненькие исследовательские папки Стайнхардта на свои толстые”. В 1975 году Габелли перешел на работу в небольшую аналитическую компанию William D. Witter, которая через некоторое время слилась с Drexel Burnham.

Занимаясь анализом акций, Габелли применял на практике теорию стоимостного инвестирования, которую ему преподавали в Колумбийском университете. Он оценивал компании не по прибылям, а по потоку наличности, анализируя их в мельчайших деталях, с тем чтобы рассчитать величину, названную им собственной рыночной стоимостью (private market value, PMV). Под этим термином подразумевается цена, которую потенциальный покупатель будет готов заплатить за компанию в случае ее поглощения. Метод оценки собственной рыночной стоимости компаний получил широкое распространение в 1980-х гг. с повышением популярности сделок выкупа компаний с использованием заемных средств, так называемых LBO. Используемые при этом расчеты часто отличались от стандартных способов измерения стоимости публичных компаний.

Идея Габелли базировалась на главном принципе теории Грэхема и Додда, заключающемся в поиске акций, торгующихся ниже своей внутренней стоимости (intrinsic value), т.е. стоимости, рассчитанной на основе финансового состояния компании. Габелли также заимствовал у инвестора-миллиардера Уоррена Баффета (Warren Buffett) идею добавления премии при оценке акций внутри более или менее крупного пакета акций. Собственный вклад автор идеи обобщил в характерном для него броском лозунге: “Грэхем + Додд + Баффет = Габелли”. Он также считает себя изобретателем термина “катализатор” применительно к стоимостному инвестированию. Габелли даже запатентовал созданный им метод под именем “Gabelli Private Market Value with a Catalyst Methodology” (методология Габелли - расчет собственной рыночной стоимости с учетом действия катализаторов).

В 1976 году Габелли открыл первую собственную фирму под названием Gabelli & Company, Inc. Фирма оказывала услуги брокера-дилера, используя как заемные средства, так и деньги, которые Габелли накопил, ведя торги со своего собственного счета. Уже в следующем году была создана компания по управлению клиентскими активами, названная Gabelli Investors, Inc. (позже она была переименована в GAMCO Investors). К 1981 году под управлением GAMCO находился 81 счет, а совокупный объем средств на счетах достигал порядка $33 млн. Несмотря на неустойчивость экономической ситуации в США и стагнацию фондового рынка в конце 1970-х – начале 1980-х гг., компания Габелли каждый год приносила своим клиентам доходы. К середине 1980-х гг. клиентские активы, находившиеся под управлением Габелли, составляли более $350 млн., а годовая ставка доходности, рассчитанная по формуле сложных процентов, достигала более 35%.

Если многие инвесторы стремились вложиться в рост компании в начале ее жизненного пути, то Габелли, напротив, предпочитал поживиться в момент ее ухода со сцены. Его излюбленный подход состоял в том, чтобы инвестировать или рекомендовать инвестиции в компании, которые становились объектами поглощения или приватизировались. Компания Габелли самостоятельно осуществляла всю аналитическую работу, как правило, стараясь обнаружить фирмы, способные стать объектами сделок LBO (выкупа компании с использованием заемных средств). Характерными чертами подобных фирм могут быть большой объем наличности, лежащие в основе активы, такие как недвижимость, или крупный пакет акций, принадлежащий основателю компании, не имеющему детей. Габелли также вел поиск перспективных компаний в отраслях с большим потоком наличности и низкой вероятностью появления новых сильных конкурентов.

Однажды обнаружив такую компанию, он готов был ждать годы, пока ее акции не вырастали в цене. Так, он начал инвестировать в Cowles Communications, Inc. в 1977 году, когда цена ее акций составляла $14, и в конце концов стал ее крупнейшим акционером. В 1984 году, когда эта фирма (ныне называющаяся Cowles Media Co.) была приватизирована, цена ее акции составила $46, что принесло клиентам Габелли совокупную прибыль в размере $33 млн.

Другим чрезвычайно успешным решением было вложение средств в кораблестроительную компанию Chris Craft, которая через свое подразделение BHC Communications, Inc. вела операции в сфере телевещания. В 1980-х гг. BHC Communications стала одним из ведущих операторов независимых телевизионных станций в США, а ее прибыль до уплаты налогов за шестилетний период выросла почти в шесть раз. В 2001 году BHC была куплена медиа-гигантом News Corp. (NWS). К числу удачных сделок Габелли также относятся инвестиции в компанию LIN Broadcasting, проданную McCaw Cellular Communications в 1990 году.

Не знающий устали Габелли ежегодно посещал примерно пятьдесят компаний с целью сбора информации, встречался с руководителями еще более чем сотни компаний, обсуждал инвестиционные идеи с другими портфельными менеджерами и читал порядка 20 специализированных журналов, две или три газеты и огромное количество отраслевых обзоров и корпоративных отчетов. Он также писал аналитические записки для клиентов – профессиональных инвесторов, пользовавшихся его услугами брокера, управляющего активами и др. В 1986 году он в интервью сказал Джерри Эджертону (Jerry Edgerton) из журнала Money, что “читает годовые отчеты вместо романов”. Управляя узко фокусированным портфелем, включающим крупные вложения в небольшое число компаний, Габелли был способен оказывать влияние на решения руководства компаний.

В период между 1978 и 1985 гг. портфели, находившиеся под управлением Габелли, ежегодно опережали по уровню доходности индекс Standard & Poor’s 500, причем в течение пяти из этих лет их результаты превышали результаты индекса более, чем вдвое. С 1977 по 1988 гг. среднегодовые темпы роста активов GAMCO Investors, рассчитанные по формуле сложных процентов, составили 28%. Лишь очень малому числу управляющих активами удалось добиться большего в тот же период. GAMCO Investors никогда не заканчивала год с убытками и лишь по итогам двух лет не сумела добиться поставленной Габелли цели – 10-процентной доходности после уплаты налогов и с поправкой на инфляцию. В 1986 году активы GAMCO Investors в акциях в совокупности с наличными средствами, инвестированными пенсионными фондами, достигли $1,6 млрд.

В марте 1986 года, спустя девять лет после основания фирмы по управлению активами, Габелли представил свой первый взаимный фонд, получивший название Gabelli Asset Fund. На создание взаимного фонда его вдохновил один его кумиров – знаменитый Питер Линч (Peter Lynch), управляющий фонда Fidelity Magellan (кстати, как и Габелли, Линч заинтересовался рынками, подрабатывая в качестве кадди на площадках для гольфа). Gabelli Asset Fund был фондом без нагрузки, то есть его акции продавались без брокерской комиссии. Минимальное первоначальное вложение в фонд было установлено на уровне $25000. Позже сумма значительно сократилась и в настоящее время составляет $1000, а для индивидуальных пенсионных счетов минимум вообще отсутствует. За Gabelli Asset Fund позже последовал Gabelli Equity Trust - фонд закрытого типа, который в тот момент был самым крупным фондом, акции которого торговались на Нью-йоркской фондовой бирже. К концу 1988 года компания Габелли включала три взаимных фонда с совокупными активами в размере $650 млн., причем двумя из них он управлял самолично.

Расчет момента вхождения в индустрию взаимных фондов оказался абсолютно точным. Габелли не только взлетел на волне “бычьего” рынка, но и cумел воспользоваться резким повышением активности финансовых средств массовой информации. Довольно быстро осознав, что его своеобразная и харизматичная натура как будто создана для участия в телепередачах, он стал активно рекламировать самого себя, тем самым повышая популярность своих фондов.

По итогам 1997 года фонды акций в составе Gabelli Asset Management Inc., число которых уже достигло десяти, продемонстрировали среднюю доходность на уровне 31,7%, что явилось лучшим результатом среди семейств взаимных фондов США. Агентство Morningstar признало Габелли управляющим года в категории фондов американских акций. К 1998 году под управлением его компании находились активы в размере $16,3 млрд. В феврале 1999 года GAMCO стала публичной компанией, разместив на рынке 6 млн. акций по цене $17,50 за акцию.

Несколько лет спустя Габелли подвергся обвинениям в том, что его игра была не очень чистой. Ухватившись “мертвой хваткой” за акции своей компании, он вступил в конфликт со своими первыми инвесторами Фредериком Манчески (Frederick Mancheski) и Дэвидом Перлматтером (David Perlmutter), которые еще в 1977 году вложили в его компанию $75000. В 2003 году они предъявили иск, утверждая, что стоимость их вложений повысилась до $100 млн., и обвиняя Габелли в том, что при проведении IPO они не получили причитающихся им долей акций. Другая часть обвинений касалась “разграбления активов” GGCP. Инвесторы указывали, что Габелли назначил себе неправомерно высокую оплату в размере 20% от прибыли холдинга до уплаты налогов – помимо огромного гонорара за управление GAMCO. В рамках урегулирования иска Габелли был вынужден в 2006 году выплатить своим инвесторам порядка $100 млн.

Это был не единственный иск, поднявший вопрос о соблюдении Габелли предпринимательской этики. Примерно в тот же период Габелли пришлось столкнуться с разбирательством со стороны министерства юстиции и Федеральной комиссии по связи. Последние обвиняли его в мошенническом манипулировании аукционами по выдаче лицензий на оказание услуг сотовой связи представителям малого бизнеса.

Габелли утверждает, что не только деньги являются побудительным мотивом его бурной деятельности. По его словам, когда он начинал, это деньги были очень сильным стимулом, но когда он стал тем, чем является ныне, ситуация изменилась. Теперь подлинным мотивом для него является возможность отдавать деньги. Леон Куперман, приятель Габелли со времен Колумбийского университета, говорит, что Марио - самый щедрый человек, какого вы когда-либо знали. Благотворительные цели, на которые Габелли, по словам Купермана, тратит миллионы, весьма разнообразны, но главной его страстью является образование. Разумеется, здесь не обходится без обычной для него бравады: многие из пожертвований носят имя дарителя. Среди них Школа бизнеса Габелли (Gabelli School of Business) при университете Роджера Уильямса в Род-Айленде и Зал Габелли (Gabelli Hall) в Бостонском колледже.

Габелли удалось завоевать доверие ряда руководителей крупнейших компаний мира. В 2001 году глава Microsoft (MSFT) и богатейший человек планеты Билл Гейтс (Bill Gates) купил через свою частную инвестиционную фирму Cascade конвертируемый вексель GAMCO на сумму $100 млн. Председатель совета директоров Viacom (VIA) Саммер Редстоун (Sumner Redstone) признает, что консультируется с Габелли по проблемам медиа-индустрии. По его словам, Габелли “был первым, кто признал силу кабельного телевидения”.

Габелли всегда стремился к тому, чтобы его имя ассоциировалось с именами провозвестников идей стоимостного инвестирования. Он и его компания GAMCO Investors учредили награду за особые достижения в стоимостном инвестировании, названную в честь его любимых профессоров Школы бизнеса Колумбийского университета как “Премия в области стоимостного инвестирования имени Грэхема, Додда, Муррея и Гринвальда”. Вручение этой награды, известной в инвестиционном мире как “премия Габелли”, происходит на ежегодном клиентском симпозиуме GAMCO.

В мае 2006 года Габелли передал в журнал Fortune документы, позволяющие сравнить доходность инвестиционной фирмы Geico Equities, контролируемой Уорреном Баффетом (Warren Buffett) с доходностью индекса Standard&Poor’s 500 за период с 1980 по 2004 гг. Отдельная колонка представляла показатели ряда счетов GAMCO за каждый год, доказывая, что их среднегодовая доходность за тот же период составляла 19,8% против 20,3% у Geico. Хотел ли Габелли доказать, что находится на одном уровне с Баффетом? Он называет Баффета “уникальным явлением” и одним из “величайших стоимостных инвесторов”, с притворной скромностью говоря, что не может сравнивать себя с ним. И тут же добавляет: “Чем являемся мы для публичного рынка, тем Баффет является для частного рынка”.

]]> http://nyse-trade.ru/mario-gabelli-mario-gabelli/feed/ 0 Майкл Стайнхард / Michael Steinhardt http://nyse-trade.ru/majkl-stajnxard-michael-steinhardt/ http://nyse-trade.ru/majkl-stajnxard-michael-steinhardt/#comments Sat, 13 Mar 2010 13:08:48 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=9194  Майкл Стайнхард / Michael SteinhardtМайкл Стайнхард родился 7 декабря 1940 года в Бруклине, Нью-Йорк, США. Стайнхард признан одним из лучших инвесторов и управляющим хедж фондов. Является основателем хедж фонда Steinhardt, Fine, Berkowitz & Co.

Один из лучших трейдеров и инвесторов вырос в Бруклине, его отец был ювелиром. Майкл впервые заинтересовался акциями, когда ему на один из праздников подарили несколько штук, вскоре он стал заходить в местное отделение “Меррилл Линч” проверить свои вложения и использовать доход на покупку еще большего количества акций. После окончания школы, в возрасте 16 лет, Стайнхард пошел учиться в школу Уортона в Университете штата Пенсильвания, где за три года закончил базовую университетскую программу.

До основания летом 1967 года своего хедж фонда, Майкл работал аналитиком в Loeb, Rhodes & Co. (теперь часть Citigroup). Среднегодовая доходность фонда Майкла Стайнхарда была 24,5 %, которая, после вычета всех комиссионных, практически в три раза превышала среднегодовую доходность индекса S & P 500 за тот же период времени.

После продолжительного периода успешной деятельности фонда, Стайнхард и его компания попали под расследование, связанное с манипуляциями краткосрочными казначейскими облигациями в начале 1990-х. Майкл Стайнхард лично заплатил 75 % от штрафа в 70 миллионов $. На казначейских ценных бумагах компания Стайнхарда заработала 600 миллионов $. Хедж фонд Стайнхарда закрылся в конце 1995 года, распределив прибыль между партнерами и сделав самого Майкла Стайнхарда весьма богатым человеком.

В 2004 году Стайнхард вернулся к работе в компании Index Development Partners, Inc., теперь известной под названием WisdomTree Investments. В августе 2007 года WisdomTree управляла 4 миллиардами $ и ежемесячно показывала 10 % рост. Во время спада 2007 и в начале зимы 2007-2008 года, темп роста WisdomTree снизился, однако, в последнее время компания снова набирает обороты.

]]> http://nyse-trade.ru/majkl-stajnxard-michael-steinhardt/feed/ 0 Линда Брэдфорд Рашке / Linda Bradford Raschke http://nyse-trade.ru/linda-bredford-rashke-linda-bradford-raschke/ http://nyse-trade.ru/linda-bredford-rashke-linda-bradford-raschke/#comments Sat, 06 Mar 2010 11:18:08 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=8737 linda bradford raschke Линда Брэдфорд Рашке / Linda Bradford RaschkeЛинда Рашке является профессиональным трейдером с 1981 года. Она начинала свою карьеру в качестве трейдера биржевого зала и позже организовала компанию по управлению деньгами “LBRGroup”. Линда Рашке была представлена в книге Джека Швагера “Новые рыночные волшебники” и хорошо известна по ее собственной книге “Виртуозы Уолл-стрит”. Она также опубликовала огромное число образовательных статей по краткосрочной торговле на рынках.

Вы можете удалить трейдера из биржевого зала, но вы не можете заставить его забыть привычки биржевого зала. Актуальный пример - профессиональный трейдер Линда Рашке, которая в настоящее время торгует из своего офиса, начинала как трейдер в биржевом зале на Тихоокеанской Фондовой бирже в 1981г. и затем на Фондовой бирже Филадельфии.

Хотя уже прошло 17 лет, с тех пор как она перестала торговать в зале, Линда говорит, что рыночные принципы и методы анализа, которые она разрабатывала в то время, остаются составной частью ее торговли и сегодня. На самом деле, некоторые из инструментов, которые она использует сегодня, вроде осциллятора “3-10″, являются по существу теми же самыми, которые она взяла от своего первого наставника более 20 лет назад.

Линда говорит, что торговля “на более высоком уровне” потребовала небольшой корректировки, хотя первоначально все шло достаточно хорошо. Полагаясь исключительно на “Quotron” (простой показ ценовых котировок, который был распространен в 1980-ых), она успешно торговала в течении 45 недель, частично из-за того, что технология способствовала использованию ее навыков чтения данных, которые она приобрела в биржевом зале. Но когда она получила свое первое программное обеспечение для графического анализа в 1987г., она потеряла деньги в течение трех месяцев.

“Это было безумием в некотором смысле”, говорит она. “Это походило на теннисного игрока, который всегда играл на глине и перешел на траву”.

Неудачи и проблемы обычно не украшают истории профессиональных трейдеров, но Линда Рашке довольно откровенна относительно прошлых оплошностей и фактов неудачных сделок, включая тот факт, что она обанкротилась еще раньше в бытность своей торговли в биржевом зале и даже сегодня не всегда бьет точно в цель. Как и многие трейдеры с опытом торговли в биржевом зале, она сосредотачивается на последовательности - меньших сделках с высокой вероятностью.

“Мне потребовалось 11 лет, чтобы сделать большой путь”, говорит она. “Это было в начало 90-ых, на соевых контрактах - краткосрочная сделка, которая стала большой. Была бычья дивергенция на осцилляторе 3-10. Я купила по 4.80 $, ожидая движение к 5 $. Это был год наводнения на реке Миссиссипи, и я закончила держать позицию еще с двумя дополнительными пунктами (движение в 10.000 $ на контракт)”.

Часть из того, о чем говорит Линда и пробует на своем торговом месте - это реализм в отношении отдельных сделок, так же как торговли в целом - приведенный выше пример является скорей исключением, чем правилом и ошибки случаются с каждым.

“Я всегда стараюсь видеть свои ошибки”, говорит Линда. “Люди должны знать, что такие вещи случаются с каждым”.

Линда Рашке придерживается практического подхода к торговле. Она указывает, что много потенциальных трейдеров оставляют свою работу, когда впервые пытаются торговать профессионально, и напряжении при попытке делать деньги на торговле может быть очень изнурительным.

“Это походит на учебу в колледже”, говорит она. “Вы все еще должны платить по счетам, когда идете учиться - вы работаете по вечерам в баре или где-то еще. Очень трудно торговать, когда вы беспокоитесь о том, как будете платить по счетам”.

Записи и числа

Линда Рашке говорит, что не разрабатывает или тестирует полноценную систему торговли, как большинство людей себе ее представляет - определенные наборы правил для входа, выхода и размещения стоп-ордеров. Груды записных книжек в ее офисе, заполненные статистическими моделями и рыночными тенденциями, больше похожими на указатели, которые она использует, чтобы принимать торговые решения в определенное время.

“Вещи, которые я в основном проверяю, включают основной “подсчет” или моделирование рыночного тренда”, говорит Линда. “Давайте возьмем, например, дневной бар S&P, который закрылся выше 20% своего диапазона. Существует вероятность приблизительно на 75%, что следующий бар будет торговаться выше максимума этого бара, но есть только 50%-ая вероятность, что он закроется выше него. Другими словами, модель предсказывает, что рынок должен торговаться выше максимума последнего дня, но она не имеет никакой прогнозной ценности относительно закрытия. Это было бы базовой моделью или тенденцией.

“В терминах реальной торговли, модель подобно этой может влиять на ситуацию несколькими способами”, продолжает она. “Сначала, она может склонить меня к тому, чтобы удерживать существующие длинные позиции накануне вечером из-за 75%-го ожидания последующего повышения на следующий день. Или, если рынок открывается на следующий день возле или немного ниже предыдущего закрытия, вы могли бы играть в направлении предыдущего максимума - еще раз, потому что вы знаете о 75%-ой вероятности движения выше этого максимума”.

Многие из ее записных книжек содержат записи рыночной активности, которую она регистрирует вручную, главным образом в течение нескольких часов анализа, выполняемого после закрытия каждого дня. Линда считает, что запись лучше помогает ей запомнить важные моменты.

“Вы всегда будете видеть вещи более ясно, когда рынки закрыты”, говорит она. “Вы в этот момент более объективны. Я являюсь большим сторонником ведения рабочих журналов - регистрируйте свои сделки. Ведите свою торговлю, как вы вели бы любой другой бизнес”.

“Чаша святого Грааля”

Хотя она торгует по собственному усмотрению, Линда Рашке непреклонна относительно необходимости иметь статистику и стратегии, чтобы понять рынки и сосредоточиться на своей торговле. Например, она говорит, что ее “внутреннее чувство” относительно направления прорыва консолидации оставляет желать лучшего.

“Я ошибаюсь в 90% случаев”, говорит она, смеясь. “Используйте меня как контр-трендовый индикатор - я только знаю, является ли ADX низким (индикатор, который измеряет силу тренда), я готова быть неправой, если я пробую предположить”.

Линда Рашке действительно активно следит за многочисленными торговыми стратегиями, включая технику торговли на откатах названную “Чашей святого Грааля”. Стратегия предназначена, чтобы поймать коррекции на рынках, которые показали наличие увеличенного импульса, с индексом среднего направления движения (ADX) и 20-дневной экспоненциальной Скользящей средней (EMA), обеспечивающими торговые установки.

“Когда рынок прорывается из торгового диапазона и делает новые максимумы импульса, есть последовательность событий, которая обычно выполняется”, объясняет она. “Цена сначала отступает к 20-периодной EMA на 15-минутном графике, даже на пятиминутном графике, затем то же самое восстановление произойдет на 30-минутном графике, потом на 60-минутном графике и после этого на 120-минутном временном масштабе. К этому времени вы должны искать вершину”.

“Это развивается в хорошую последовательность”, продолжает Линда. “Поскольку рынок продолжал создавать новый импульс вверх, возникла другая установка на покупку, произошедшая на часовом графике 23 декабря, а затем другая, сформированная на 120-минутном графике 2 января”.

“Но каждому восстановлению должно предшествовать значение ADX с 14 барами, выше 30 на данном временном масштабе”, объясняет она. “Лучшие установки будут подтверждаться другими факторами, вроде осциллятора 3-10, делающим новые максимумы”.

Линда Рашке также смотрит на осциллятор 3-10, чтобы увидеть, когда движение начинает терять силу.

“Также, вы будете часто находить 120-минутные медвежьи дивергенции (когда цена продвигается вверх, а осциллятор 3-10 перемещаются вниз) в конце ценовых подъемов”, говорит она. “Это соответствует окончанию колебания вверх или вниз на дневном временном масштабе”.

Список индикаторов

Вот приводится список индикаторов, которые Линда Рашке наиболее часто использует в своей торговле и анализе:
1. Осциллятор 3-10. “Осциллятор 3-10 я использую с 1981г.”, говорит она. “Это разница между трехдневной простой Скользящей средней и 10-дневной простой Скользящей средней. Плюс, есть вторая линия, которая является 16-периодной простой Скользящим средней от линии 3-10. На графике, я обычно использую MACD, изменяя параметры Скользящих средних с экспоненциальных на простые и длины Скользящих средних в 3, 10 и 16″.

2. 14-периодный ADX. Этот индикатор используется, чтобы измерить силу тренда.

3. Каналы Кельтнера, которые являются торговыми полосами, состоящими из линий, размещенными на 2.5 среднего истинного диапазона с обеих сторон от 20-периодной экспоненциальной Скользящей средней.

4. 2-периодный индикатор ROC на дневных графиках.

5. Широта закрытия: 10-периодная SMA от биржевых повышений минус снижения.

6. Отношение спроса к предложению. Линда Рашке использует пятипериодную простую Скользящую среднюю от отношения спроса-предложения. Это обычно индикатор TRIN.

Как опытные, так и начинающие трейдеры проводят много времени стараясь распознать модели на рынках - графики и индикаторы на множестве временных масштабов, сезонные тенденции в определенное время месяца или года, настроение и поток данных различных фондов. Ясно, что существует много различных путей анализировать рынки. Анализируя модели, трейдер ищет достаточную причину заключить сделку или выйти из существующей. Рынки отслеживаются для обнаружения тонких изменений в базовом соотношении спроса и предложения, и как только обнаружено “начальное условие”, которое указывает на положение, когда существует вероятность извлечения прибыли, торговля просто становится вопросом нажатия на “спусковой крючок” для входа в рынок, определения начального уровня риска и затем управления торговлей должным образом в ответ на рыночное действие. Профессиональный трейдер управляет торговлей, наблюдая за подтверждением или не подтверждением его предположений.

Но почему торговля никогда не кажется такой легкой в реальной жизни? В конце концов, это всего лишь игра чисел и действительно не требуется так много времени на изучение основных правил. Возможно это потому, что торговля обычно на 10 процентов состоит из изучения рынка и на 90 процентов из изучения самого себя.

К сожалению, если трейдер не знает себя, то рынки - это очень дорогое место, чтобы узнать. Если бы трейдеры посветили половину времени, потраченного ими на исследование рынков, чтобы изучить свои собственные поведенческие модели, выгода была бы намного больше, чем от доступа к любому обучающему курсу, видео, системе или технической книге, когда-либо написанной о рынках.

Торговый баланс страдает, когда заключены не те сделки, план торговли не соблюдается и совершаются “добровольные ошибки”. К счастью, трейдеры могут научиться распознавать те персональные поведенческие модели, которые ведут к потере внимания и концентрации, в дополнение к другим плохим привычкам.

Добровольные ошибки

Давайте рассмотрим некоторые обычные модели, приводящие к добровольным ошибкам. Рассмотрим трейдера, который старательно отслеживал рынок для получения определенной ситуации и, по какой-либо причине, заключение сделки пропущено. Он тогда заключает спонтанную сделку, расстроившись, что пропустил первую. Рынок совершает хорошее движение, и его счет увеличивается. Трейдер тогда гордится прибылью, которую он сделал, становясь небрежным и расслабленным, что приводит к продолжительному периоду спада. Он пропускает точку выхода для фиксации прибыли в выигрышной сделке и позволяет прибыльной позиции превратиться в убыточную. Расстроившись, он тогда усредняется в надежде, по крайней мере, попытаться компенсировать потери.

Часто плохое поведение является результатом эмоциональных реакций. Однако, некоторые случаи просто являются результатом плохих привычек. Цель состоит в том, чтобы сделать торговлю настолько автоматической, насколько это возможно и, таким образом, конечная цель должна состоять в том, чтобы формировать привычки победителя. Как сказал Сократ, “Мы являемся тем, что мы неоднократно делаем. Превосходство, в таком случае, является привычкой”. Вот некоторые инструменты, которые могут помочь трейдерам определить поведенческие модели, которые мешают им и, далее, устранить их или, по крайней мере, вернуть под контроль. Не менее важным для трейдеров является способность определить поведение, которое является правильным, потому что это первый шаг к построению уверенности.

Идентификация проблемы

Всегда идентифицируйте специфическую проблему или вызов. Вот список вопросов, которые помогут идентифицировать области, на которые следует обратить более пристальное внимание.

Существует ли время дня, когда совершаются наиболее проигрышные сделки? Некоторые трейдеры добиваются лучших результатов утром, а некоторые днем.

Какие типы сделок ведут к наиболее последовательным результатам? Многие трейдеры показывают свои наилучшие результаты, торгуя на более краткосрочном временном масштабе и не давая большой картине вызывать сомнения относительно преимущества торговли в более долгосрочном периоде. Для других, попытки осуществлять краткосрочное скальпирование могут привести к превышению режима торговли и частым быстрым разворотам. Есть ли план игры или программа торговли, который определен перед началом торгового дня, и насколько близко этот план выполняется? Существуют ли посторонние факторы извне, такие как личные отношения, финансовые неурядицы или болезнь, влияющие на рассуждения трейдера или отвлекающие его? Происходят ли дни с большими потерями из-за эмоциональности или снижения бдительности, и был ли трейдер более эмоциональным или реактивным в эти дни? Является ли общее перегорание, ведущее к плохим привычкам, недостатком концентрации или инерционным превышением режима торговли? Это некоторые из причин, которыми нормальные, интеллектуальные люди могут быть пойманы в разрушительных поведенческих моделях. Итак, возможно ли сломать модели, которые ведут к более эмоциональным рыночным спадам? И, как трейдер может перенести это на следующий уровень, зная, когда вещи идут правильно и, таким образом, увеличивая размер лучших сделок?

Язык тела

Для большинства людей очень легко научиться распознавать, как их тело реагирует в различных состояниях. Атлет, который находится в “своей тарелке” может остро чувствовать, будучи полностью расслабленным. С другой стороны, атлет, который “выбит из колеи”, будет напряжен, беспокоен и суетлив. Умение обращать внимание на физические реакции может помочь трейдеру подтвердить, когда он находится в хорошей поведенческой модели, либо нарушает свои собственные правила. Он также может научиться распознавать, что его тело чувствует, когда сделка удается и что оно чувствует в проигрышной сделке.

Вот личный пример. Когда я знаю, что сделка работает в соответствие с моим планом и рынок действует как ожидалось, даже если сделка еще не завершена, я нахожу, что я ощущаю высокий уровень уверенности, что я не чувствую себя вынужденной смотреть на экран. Я не чувствую себя чем-либо обеспокоенной и расслаблена чувством “уверенности”, что моя позиция является хорошей. Однако, если я нахожусь в рынке, и “не чувствую себя” правильно, даже если рынок не двигается против меня, я пристально гляжу на экран, мое дыхание немного более мелкое, и я смотрю не мигая. Может пройти пять минут, а я буду все еще сидеть в точно таком же положении на своем стуле.

Я также знаю о некоторых графических моделях, в которых я участвую, когда я начинаю утомляться или перегорать. Я знаю из опыта, что я, скорее всего, снижу свой уровень бдительности в эти моменты и, поэтому, я стараюсь прекратить торговать, когда я чувствую себя подобным образом.

Чем дольше трейдер торгует на рынках, тем сильнее он понимает, что за более высокими максимумами могут последовать более низкие минимумы - это единственная вещь, чтобы всегда быть начеку. Многие побеждающие спортивные команды выиграли чемпионаты, выстраивая невероятную защиту. Однако, в торговле окончательная цель заключается в том, чтобы сделать больше чем только выжить, и действительно зарабатывать на случайных подарках, которые может предложить рынок. Поэтому, точно так же, как важно распознавать как вы себя чувствуете, находясь в состоянии, которое может привести к ошибкам в рассуждениях, не менее важно определять состояние, когда вы можете уверенно двигаться вперед. Это состояние, когда пришло время войти в рынок и оставаться там с сильным трендовым движением. Подтверждение выигрышной сделки поступает не только от индикаторов, но также и от нашего собственного физического состояния, которое дает чувство того, чтобы быть в синхронизации с рынком. В конечном счете, трейдеры, которые достигают этого в торговле, будут наиболее успешными. По мере того как проходит время, опыт станет самым главным активом трейдера. Каждый день трейдер получает больше опыта относительно того, как он себя чувствует заключая наилучшие сделки и какие из его собственных поведенческих моделей ведут к неприятностям. Как только он изучит модели, которые ведут к ошибкам, ему будет гораздо легче совершать эти ошибки с меньшей частотой. Чем меньше добровольных ошибок, тем, в конечном счете, более устойчивой будет его кривая активов.

Хорошее время для торговли

Иногда на рынке могут быть унылые периоды, когда легко задаться вопросом, вернуться ли когда-нибудь снова “хорошие времена”. Имейте в виду, что рыночные движения неустойчивы. На любом рынке могут быть долгие вялые периоды без каких-либо существенных движений или периоды беспорядочных изменчивых движений в обоих направлениях. Рынок редко перемещается с последовательными умеренными колебаниями. Трейдеры, которые даже не обладают сильным темпераментом, будут иметь большие эмоциональные колебания. Опытные трейдеры знают, что всегда существуют один или два унылых периода в году, и эти периоды требуют большой выдержки и терпения. Если трейдер еще не достаточно опытен в этом бизнесе, он должен быть начеку, чтобы не форсировать события и не превышать режим торговли. Как возможно сломать модели, которые ведут к более эмоциональному спаду? Возможно ли развить самообладание?

Это области, с которыми каждый трейдер должен будет непрерывно бороться. Даже многие профессиональные трейдеры совершают ошибки после многих лет очень успешной карьеры. Требуется всего один инцидент, когда кое-что начинает уходить от них, и они отвлечены внешними событиями вроде развода, болезни близких или проблем в деловых отношениях. Внешние отвлечения могут легко нарушить внимание и концентрацию.

Как иметь дело с персональными вызовами

Трейдеры, которые время от времени испытывают эмоциональные вызовы или расстройства в своей торговой карьере ни в коем случае не одни такие. Эти вызовы являются частью бизнеса. Слушайте свое тело и его сигналы - оно всегда подает признаки наличия плохих привычек. Но могут быть предприняты некоторые шаги, которые помогут каждому трейдеру защититься против собственной “Ахиллесовой пяты”. Точно изучите специфическую проблему или вызов. Например, трейдер, возможно, имеет склонность отдавать трехнедельную прибыли за два дня. Иногда очень полезно идентифицировать состояния, которые предшествуют периодам, когда трейдер становится “уязвимым”. Чувствовал ли он себя ликующим, достигнув новых максимумов на своем счету? Или, был ли он отвлечен событиями, которые произошли вне торговли? Трейдер должен научиться признавать различные стороны своей индивидуальности, которые воздействуют на его торговлю, потому что эти черты никогда не исчезнут. В конце концов, мы не роботы - мы живые люди. Но когда мы можем распознавать модели чувств или эмоций, которые мы испытываем, прежде, чем они начинает приносить неприятности, мы менее вероятно заключим сделку, которая не является частью нашего плана игры. Имейте торговый план каждый день. Он является страховкой от заключения спонтанных сделок. Он также защитит трейдера от использования неподходящей для данного дня стратегии, напоминая ему, что рынок меняется от периодов развития тренда к периодам изменчивости. Трейдер может заранее идентифицировать тип периода, в котором он находится, и быть готовым применить соответствующую стратегию в течение этого дня.

Традиции и ритуалы являются инструментами для того, чтобы оставаться подготовленным в настоящем и может помочь в сохранении поведения трейдера, совместимого с его торговым планом. Каждый нуждается в инструментах, чтобы создать структуру и порядок в иначе очень абстрактной игре. Ведение записей, таких как логическая подоплека заключаемых сделок, статистики или рыночных индикаторов, является превосходным средством дисциплины, которая помогает оставаться последовательным. Также эффективным средством является набор маленьких целей каждый день. Такая цель может заключаться в том, чтобы иметь три выигрышных дня подряд, или четко следовать торговому плану в течение этого дня. Это также может быть - не заключать более трех сделок в день и воздержаться от превышения режима торговли. Или, открывать позицию на каждом пятиминутном бычьем или медвежьем флаге, который сформируется. Маленькие цели трейдера должны отражать его собственный стиль торговли, потребности и слабости.

Профессиональный трейдер должен научиться различать ошибки, вызванные рыночной средой и добровольные ошибки, которые он делает сам. Он должен избегать делать над собой усилия, если текущая рыночная среда является неблагоприятной или его нормальный торговый стиль не подходит для текущих условий. Хороший способ корректировать поведение заключается в том, чтобы всегда думать о желательном результате. Напишите его рядом с торговым экраном. Читайте это каждое утро.

Каждый раз, когда трейдер собирается предпринять какое-либо действие, он должен спросить себя, действительно ли оно поддерживает его желательную цель. Он должен представить победное чувство после достижения краткосрочных целей и переигрывать это чувство много раз в своем сознании в качестве мотивации.

Важно очень ясным представлять себе, что цель связана с рынком каждый день, а не только в долгосрочном периоде. Трейдеры должны рассмотреть возможность наличия приятеля-трейдера, с кем они могут разделить свои ежедневные результаты. Большинство трейдеров добьется большего успеха, если они будут ответственны перед кем-то за выполнение своей торговли. Они менее вероятно позволят одному большому проигрышу выйти из-под контроля. Если их рассуждения вредят, то, по крайней мере, есть кто-то еще, кто может привлечь их внимание к тому факту, что трейдер отклоняется от своего плана или может нуждается в перерыве. Приятель по торговле - это не тот, кто предлагает совет относительно рынка или относительно конкретных сделок. Если трейдер чувствует необходимость просить чьего-либо совета или мнения относительно рынка, то это уверенный признак того, что он не должен быть в данный момент в рынке. Приятель же должен служить тренером, который сможет поднять настроение или повысить, если необходимо, мотивацию, или служить той внешней стороной, чтобы указать, когда трейдер находится в разрушительном торговом поведении, которое заканчивается продолжительным спадом. Рынки могут измениться достаточно быстро. Менее предубежденный трейдер более легко сможет подстроиться под окружающую среду. Если он начинает развивать предубеждение, которое не сопровождается техническими факторами, а вызвано эмоциями или слабостью рассуждения, то сигналы его тела, скорее всего, ничего ему не скажут.

Большинство профессиональных трейдеров знает, когда они находятся в плохой сделке и знают когда они совершают ошибку. Чем больше сделок делает трейдер и чем больше опыта он получает, тем скорее он научится признавать свои собственные личные признаки, которые указывают, что он действительно находится в плохой сделке, независимо от того, достигнут ли его уровень стоп-ордера или еще нет. Пока трейдер способен извлекать пользу из этого знания, это является еще одной превосходной причиной, чтобы всегда иметь размещенный стоп-ордер на рынке!

Не менее важно, чтобы он помнил, как его тело чувствует, когда он находится под контролем и имеет выигрышную позицию. Лучшие трейдеры идут на шаг дальше и добавляют к выигрышной позиции. Зеленый свет горит! Нога на газе! Эта концепция является столь же важной, как научиться признавать, когда сделка не работает.

Какой урок необходимо выучить

Трейдер, который проходит через проигрышный период должен спросить себя, “какой урок я должен изучить?” “Что я должен сделать, чтобы изменить ситуацию?” Он никогда не должен делать себе плохую услугу, оглядываясь назад на графические модели с сожалением и говоря “я должен был увидеть это”. Проблема не в том, что он видит или не видит. Проблеме всегда заключается в том, как трейдер управляет сделкой после того как он вошел в рынок. Управление торговлей - это процесс определения уровня начального риска и затем перемещение стоп-ордеров от этого первоначального уровня по мере движения рынка или размещение ордеров на выход из позиции, будь то с прибылью или с потерей.

Трейдер должен положиться на свои лучшие рассуждения в то время, когда заключена сделка и управлять ее. С опытом, он может научиться распознавать поведенческие модели, которые он испытывает, когда его суждение не может быть на 100 процентов верным - времена, когда он склонен снизить свою бдительность и рынок может наказать его. И затем, через какое-то время, кривая активов трейдера начнет неуклонно улучшаться, поскольку он будет делать все меньше и меньше добровольных ошибок!

]]> http://nyse-trade.ru/linda-bredford-rashke-linda-bradford-raschke/feed/ 1 Джон Темплтон / John Templeton http://nyse-trade.ru/dzhon-templton-john-templeton/ http://nyse-trade.ru/dzhon-templton-john-templeton/#comments Wed, 17 Feb 2010 07:08:48 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7878 Сэр Джон Маркс Темплтон (John Marks Templeton) родился 29 ноября 1912 года в маленьком городке Винчестер, штат Теннеси, в бедной семье. Во время учебы в Йельском университете, которая пришлась на период Великой депрессии, он был вынужден обеспечивать себя самостоятельно и привык к жесткой экономии. В 1934 году он окончил университет как лучший студент в своей группе, заслужив возможность продолжить учебу в колледже Беллиол в Оксфорде, который окончил, получив научную степень в юриспруденции. В 1937 году Темплтон начал свою карьеру на Wall Street.

Его час пробил в 1939 году, когда в Европе началась Вторая Мировая война. Заняв у своего босса $10000, Темплтон купил акции компаний малой капитализации, торговавшиеся по цене $1 или ниже. Эта рискованная операция оказалась чрезвычайно успешной и позволила ему получить прибыль, вчетверо превысившую кредит.

В 1954 году Темплтон представил на рынок свой крупнейший фонд Templeton Growth, Ltd. Его компания была среди первых, которые сделали инвестиции в экономику Японии в середине 1960-х годов. В результате эффективных инвестиций и реинвестиций, осуществлявшихся с того времени, каждые вложенные $100000 выросли к 1999 году до $55 млн. В числе самых показательных историй успеха, связанных с Темплтоном, - судьба одного из его первых клиентов по имени Лерой Пасли (Leroy Paslay). В 1954 году этот человек предложил Темплтону $65 тыс. для последующего инвестирования, и 40 лет спустя его состояние превысило $37 млн.

В 1992 году Темплтон продал разнообразные фонды, носящие его имя, компании Franklin Group за $440 млн. В 2006 году он находился на 129 месте в списке самых богатых людей, созданном английской газетой Санди Таймс. Он отверг технический анализ состояния рынка акций, использовав вместо него фундаментальный анализ. Журнал Money в 1999 году назвал его «возможно, самым великим собирателем акций XX века».

В 1968 году Темплтон отказался от гражданства США из-за высоких налогов, получил двойное гражданство — Багамских островов и Великобритании, жил в Нассау на Багамских островах, где и скончался от пневмонии в возрасте 95 лет. В 1987 году королева Великобритании Елизавета II присвоила ему рыцарский титул за многочисленные достижения, в том числе в общественной и благотворительной деятельности. В 1996 году Темплтон был помещён в Зал славы американского бизнеса.

В благотворительных целях Темплтон учредил Фонд Джона Темплтона, Темплтоновскую премию, Темплтоновскую библиотеку в городе Сьюани (Sewanee) в своём родном штате Теннесси. В 2007 году журналом Тайм Темплтон был назван в числе ста самых влиятельных людей. Такая честь была ему оказана за его «стремление к духовному пониманию через научные исследования» в связи с учреждением Фонда Джона Темплтона.

]]> http://nyse-trade.ru/dzhon-templton-john-templeton/feed/ 0 Джон П. Морган / John P. Morgan http://nyse-trade.ru/dzhon-p-morgan-john-p-morgan/ http://nyse-trade.ru/dzhon-p-morgan-john-p-morgan/#comments Sun, 14 Feb 2010 08:21:52 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7772 Джон Пирпонт Морган I (John Pierpont Morgan I) - американский финансист и организатор промышленности, один из самых известных финансовых фигур двух десятилетий перед Первой мировой войной. Им были организованы несколько важнейших железных дорог и объединены компании “Юнайтед Стэйтс Стил”, “Интернэйшнл Харвестер” и “Дженерал Электрик”. Сын известного финансиста, Джуниуса Спенсера Моргана (1813-90), Джон Пирпонт родился 17 апреля 1837 г. Хартфорд, Коннектикут, США получил образование в Бостоне и университете Геттингена. Он начал свою карьеру в 1857 году как бухгалтер Нью-Йоркской банковской фирмы “Дункан, Шерман и Ко”, которая была американским представителем лондонской фирмы “Джордж Пибоди и Ко”. В 1861 году Морган стал агентом банковской компании своего отца в Нью-Йорке. В период 1864-71 годов он был членом фирмы “Дабни, Морган и Ко” и в 1871 году он стал партнером нью-йоркской фирмы “Дрексель, Морган и Ко”, которая вскоре стала доминирующим источником финансирования правительства США. Эта фирма была реорганизована как “Дж. П. Морган и Ко” в 1895, и, во многом благодаря способностям Моргана, она стала одной из наиболее мощных банковских домов в мире.

Благодаря его связям с фирмой Пибоди, Морган имел тесные и очень полезные связи Лондонским финансовым миром, и в 1870-х годах он был среди тех, кто способствовал быстрому росту индустриальных корпораций США благодаря привлечению капитала британских банкиров. Он начал реорганизовывать железные дороги в 1885 году, когда он установил соглашение между двумя самыми большими железными дорогами в стране, Нью-Йоркской центральной железной дорогой и Пенсильванской железной дорогой, которое минимизировало потенциально деструктивную тарифную войну и конкуренцию между этими двумя линиями.

В 1886 году он реорганизовал две самые важные железные дороги с целью стабилизации их финансового состояния. В процессе этой корпоративной реструктуризации, Морган стал членом совета директоров этих и других железных дорог, благодаря чему стал оказывать на них большое влияние. Между 1885 и 1888 он расширил свое влияние на линии, расположенные в Пенсильвании и Огайо, и после финансовой паники 1893 года он был приглашен для реабилитации большого количества ведущих железнодорожных линий в стране, включая Южную железную дорогу, “Эри Рэйлроад” и “Нортсерн Пасифик”. Он помогал железным дорогам стабилизировать тарифы и прекратить хаотическую конкуренцию на Востоке. Благодаря получению контроля над большинством акций железных дорог, которые он реорганизовывал, он стал одним из самых влиятельных железнодорожных магнатов, контролируя около 5 тысяч миль (8 тыс. км) американских железных дорог к 1902 году.

Во времена депрессии, которая последовала за паникой 1893 года, Морган сформировал синдикат, который пополнил исчерпанный золотой резерв правительства США путем внесения 62 млрд. долл в золоте для того, чтобы преодолеть кризис Министерства Финансов. Тремя годами позже, он начал финансирование серии огромных индустриальных объединений, которые были переформированы в корпоративные структуры американского производственного сектора. Его первое совместное предприятие, в 1891 году, было связано с объединением “Дженерал электрик” Эдиссона и компании “Томсон -Хьюстон Электрик” в форме “Дженерал Электрик”, которая стала доминирующей компанией по производству электрического оборудования в США. Финансируя в 1898 году Федеральную стальную компанию, Морган в 1901 году участвовал в ее объединении с огромной Стальной компанией Карнеги и другими сталеплавильными компаниями в корпорацию “Юнайтед стэйтс стил”, которая была первой в мире корпорацией стоимостью в миллиард долларов. В 1902 году Морган соединил несколько компаний, лидирующих в области производства сельскохозяйственного оборудования, в компанию “Интернешнл Харвестер”. В том же году он организовал, с менее успешным результатом, “Интернешнл Мерчант Марин”, соединение нескольких важнейших трансатлантических пароходных линий.

Морган был один из крупнейших коллекционеров книг и произведений искусства своего времени, и он подарил много произведений искусства Метрополитен-музею искусства в Нью-Йорке. Он жертвовал средства для музеев, соборов, церквей и больниц. Его коллекция книг и здание в Нью-Йорке, в котором она хранилась (”Библиотека Пирпонт Моргана”), стали в 1924 году публичной библиотекой.

]]> http://nyse-trade.ru/dzhon-p-morgan-john-p-morgan/feed/ 6 Джон Боллинджер / John Bollinger http://nyse-trade.ru/dzhon-bollindzher-john-bollinger/ http://nyse-trade.ru/dzhon-bollindzher-john-bollinger/#comments Sat, 13 Feb 2010 11:59:20 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7591 Джон Боллинджер является президентом и основателем Bollinger Capital Management, компании по управлению инвестициями, предоставляющей основанные на техническом анализе услуги по управлению капиталом частным лицам, корпорациям, трастам и пенсионным фондам. Боллинджер издает Capital Growth Letter. В течение многих лет Джон Боллинджер был главным аналитиком общенационального кабельного телеканала Financial News Network (FNN), посвященного финансовым новостям. В настоящее время он по-прежнему выступает с еженедельными аналитическими комментариями по телеканале CNBC, преемнике FNN, а также на протяжении многих лет был главным рыночным аналитиком в Financial News Network.

Предпосылки к финансовой карьере Джона Боллинджера переодически возникали на его жизненном пути с раннего детства. В своей книге «Боллинджер о лентах (полосах) Боллинджера», автор описывает это следующим образом: «Впервые я столкнулся с фондовым рынком, когда был ребенком и получил в наследство несколько акций Fruhauf, компании, которая впоследствии скатывалась, скатывалась и, в конце концов, докатилась до банкротства.

Второй раз я столкнулся с ним в конце шестидесятых годов, уже будучи молодым человеком, когда я работал в музее средств информации, учреждении, находившемся во владении трех братьев, чей отец был в то время преуспевающим андеррайтером высокотехнологических акций. Тогда акции высокотехнологических компаний были в самой моде, и мой руководитель попал под общее влияние. Не понимая по-настоящему деталей, я инстинктивно знал, что что-то с этим не так. А в следующий раз это произошло в середине 1970-х годов в виде оценки ущерба, причиненного моей матери тем, что она в течение медвежьего рынка сохраняла у себя на руках акции взаимных фондов. Моя последняя формирующая встреча состоялась в конце 1970-х годов, когда нефть “находилась на неизбежном подъеме к 50 или 100 долларам за баррель”, и предметом всеобщей страсти были акции нефтяных компаний, особенно акции маленьких компаний, занимавшихся глубоким бурением на газ в таких местах, как бассейн Аданарко в штате Оклахома. Нечего и говорить, что нефть упала, вместо того чтобы расти, а акции нефтяных компаний в целом рухнули, причем многие из наиболее рискованных акций исчезли совсем.

Должен был существовать лучший подход, и я долгое время искал его, но не мог найти. В конце концов, мне пришлось его создать. Он называется рациональным анализом (Rational Analysis). Рациональный анализ представляет собой комбинацию технического анализа и фундаментального анализа в относительной среде. Ключевой инструмент рационального анализа — ленты (полосы) Боллинджера».

1. Полосы Боллинджера объединяют в себе свойства таких индикаторов, как момент, объем, открытый интерес, стандартное отклонение и т.п

Линии индикатора Боллинджера строятся как полоса вдоль кривой скользящей средней. Ширина полосы пропорциональна среднеквадратичному отклонению значения цены от заданного порядка скользящей средней для исследуемого периода времени

Верхняя лента = средняя лента + 2 стандартных отклонения
Средняя лента = 20-периодичная скользящая средняя
Нижняя лента = средняя лента – 2 стандартных отклонения

Стандартное отклонение – это статистический расчет, измеряющий, как далеко значения отстоят от среднего значения – в данном случае, как далеко цены разбрасываются от 20-дневной скользящей средней. Статистически 95% значений падает в пределах двух стандартных отклонений от среднего значения, а это означает, что 95% цен располагается между верхней и нижней полосами Боллинджера.

2. Применение полос Боллинджера на форекс.

Существенное отличие торговли валютой и акциями заключается в том, что на форексе нет никакого объема. Есть только цена. Важно чтобы цена подтвердила свое движение из предшествующего ненаправленного диапазона. В данном примере пробитие ценой узкого коридора трактуется как сигнал на покупку.

3. Процентный индикатор полос Боллинджера.

Динамический индикатор импульса. Параметры по умолчанию: Период МА20(задает период измерения средней) Стандартное отклонение -2 ( задает размещение полос вокруг средней). Идентификация разворота тренда также возможна с Процентным индикатором ПБ (BLG B%). Формула = (Закрытие-нижняя полоса)/(Верхняя полоса-нижняя полоса). Полезная особенность этого индикатора состоит в использовании дивергенции.

4. Полосы Боллинджера в волновом анализе.

Полосы Боллинджера могут помочь определить расчет волн Элиота. (Период 22, отклонение =1,85) и смещенную экспонциальную Скользящую среднюю со следующими значениями (период 8, смещение =8). Преимущество этого метода, не надо считать волны меньшего порядка.

5. Система RSI – Боллинджера.

Комбинирование RSI и полос Боллинджера. Сигнал покупки возникает, когда RSI падает ниже нижнецй полосы Боллинджера, Сигнал продажи, когда RSI повышается выше верхней полосы Боллинджера. Существует много сигналов против тренда, поэтому надо добавит трендовые фильтр.а именно индикатор MACD, если MACD>0. то тренд восходящий, если MACD<0,то тренд является нисходящим Уровни RSI 80% и 20% подходят только для диапазонов. В данном примере пробитие ценой узкого коридора трактуется как.

6. Ширина и сжатие полос.

Торговля на основе волатильности. Все сигналы схождения появляются, когда рынок успокаивается, волатильность снижается, наблюдается тяготение графика цены к скользящей средней. Все сигналы схождения – это слабые сигналы продолжения тренда или консолидации рынка в преддверии нового тренда. Расхождение линий Боллинджера сигнализирует об усилении существующего тренда, или начале нового. Именно эти участки наиболее интересны с точки зрения открытия позиций. Если мы имеем при расхождении линий Боллинджера рост объема, подтверждающие сигналы от индикатора MACD, фальшивый пробой, то налицо прекрасная возможность открыть позиции в самом начале тренда. При этом предшествующее схождение, сжатие в узком диапазоне предшествовали сильным движениям новых трендов.

7. Внутренние дни и полосы Боллинджера.

По определению, цена делает новые максимумы в восходящем тренде и новые минимумы в нисходящем, а значит, она обязательно будет касаться полосы. Помня об этом, от нашего фильтра требуется, чтобы сигналы покупки генерировались только, если свеча после той, которая коснулась полосы Боллинджера, не сделает новый максимум или минимум. Такой тип свечи обычно известен, как “внутренний день”. Наилучший масштаб времени для поиска внутренних дней - дневные графики, но эта стратегия может также использоваться и на часовом, недельном и месячном графиках. Комбинация внутренних дней с полосами Боллинджера увеличивает вероятность, что мы угадаем вершину или дно после того, как цена достигла экстремального уровня. Как правило, чем больше масштаб времени, тем реже будет появляться сигнал, но он будет более значимым.

Свечи и их паттерны иллюстрируют психологию рынка в отдельно взятой точке времени. Определенно, внутренняя свеча представляет собой период заниженной волатильности. Если на восходящем тренде волатильность начинает уменьшаться, а рынок не в состоянии сделать новый максимум (о чем свидетельствует внутренняя свеча), то мы можем сделать вывод, что сила уменьшается и появляется шанс разворота.

Заключение.

Боллинджер констатирует, что его индикатор не дает абсолютно точных сигналов покупки и продажи на основании прикосновения цены к краям полос, но они могут определить границы, между которыми движения цены могут быть исследованы с помощью дополнительных индикаторов.

Полосы Боллинджера используются, как правило, в совокупности с другими индикаторами. Особенно нуждаются в фильтрации вышеописанные «блуждания» цены вдоль линий. Наиболее распространенный выбор технических аналитиков - RSI (Индекс относительной силы). Джон Боллинджер рекомендует RSI, допуская также использования индикаторов MACD, Money Flow или баланс объема (весьма спорный индикатор, подвергавшийся резкой критике, в частности, доктором Александром Элдером - известным в России автором книг и пособий для трейдеров). Основная цель использования индикаторов - фильтровать сигналы описанного выше «хождения по краю». Зачастую, когда другой индикатор показывает изменение тренда, цена действительно следует к средней или противоположной линиям.

Какие изменения самого индикатора помогут улучшить его эффективность? Первое - количество периодов, по которым вычисляется волатильность и простое скользящее среднее. По умолчанию это - 20 дней. Смысл оптимизации этого значения - заставить скользящее среднее работать как линии поддержки и сопротивления, но только для фазы коррекции после ценовых максимумов или минимумов. Полосы Боллинджера определяют относительные максимумы и минимумы рынка. Это определение может быть использовано для сравнения действий цены и индикаторов, чтобы прийти к решению о покупке или продаже.

]]> http://nyse-trade.ru/dzhon-bollindzher-john-bollinger/feed/ 0 Джон Богл / John Bogle http://nyse-trade.ru/dzhon-bogl-john-bogle/ http://nyse-trade.ru/dzhon-bogl-john-bogle/#comments Fri, 12 Feb 2010 13:12:31 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7530 Джон Клифтон “Джек” Богл (John Clifton “Jack” Bogle). На сегодняшний день сотни миллиардов долларов вложены инвесторами в индексные фонды, приносящие стабильный доход и отличающиеся низкими издержками. За великолепную возможность получать прибыль с вложенного капитала, не прилагая больших усилий и не пытаясь “переиграть” рынок, инвесторы должны благодарить одного человека – Джона Богла. Близкие, коллеги, а часто и журналисты называют его Джеком.

Богл основал компанию Vanguard, ныне управляющую вторым по размеру активов семейством взаимных фондов в мире, и в 1976 году представил на рынок первый индексный фонд акций, фактически совершив революционный прорыв в отрасли. Его идея, которую он развил еще в дипломной работе во время учебы в Принстоне, была проста как все гениальное. Осознав, что в долгосрочной перспективе большинство инвесторов, включая взаимные фонды, отстают от рынка, а комиссии за транзакции и управление активами еще более снижают доходы вкладчиков, Богл создал индексные фонды, просто отслеживающие рынок. Эти фонды не испытывают необходимости ни в дорогостоящих специалистах по выбору акций, ни в высокой оборачиваемости портфеля и, следовательно, позволяют инвестировать, не отдавая значительную долю доходов управляющим активами.

По мнению самого Богла, его главным свершением в жизни стал “возврат взаимности во взаимные фонды”. Звучит просто, но на самом деле это оказалось чрезвычайно трудной задачей, и, выполняя ее, Богл нажил немало врагов. В предисловии к своей первой книге, изданной в 1994 г., он написал о себе: “Я приобрел известность как бунтарь в индустрии взаимного инвестирования. Среди игроков индустрии я, вне всякого сомнения, являюсь ее самым резким критиком. И не потому, что я считаю эту отрасль плохой; скорее, потому что отрасль может быть намного лучше, чем она есть”. Как отметил десятью годами позже генеральный прокурор Нью-Йорка Элиот Спитцер (Eliot Spitzer), “успех Богла, превратившего Vanguard в гиганта отрасли, доказывает возможность поступать с клиентами правильно и при этом процветать”.

Саркастическое прозвище “Святой Джек” и неприязнь коллег из фондового бизнеса Богл получил за его бесконечные тирады о чувстве долга перед клиентами и критику управляющих компаний за их непомерные, по его словам, комиссионные. “Святым Джеком” Богла называют также за тон его выступлений и комментариев, в которых он старался казаться более честным и благородным, нежели управляющие других фондов, сотворил для него репутацию.

Для многих конкурентов Богл - вечное “бельмо в глазу”, что неудивительно, учитывая жесткость его оценок. Он заявляет, что менеджеры узурпировали власть у собственников, а директоров взаимных фондов называет “совершенно бесполезными придатками”. Финансовая пресса, напротив, как правило, воспринимает его идеи с энтузиазмом. Журналисты неоднократно отзывались о Богле как о совести отрасли и лучшем друге инвесторов. В одном из интервью пару лет назад его спросили, задевает ли его тот факт, что в последние годы его почти не приглашают на отраслевые мероприятия. Ни в малейшей степени, ответил Богл. По его словам, если бы в финансовом секторе кто-то провел опрос относительно самой непопулярной личности, он не только, наверняка, одержал бы победу, но и с трудом смог бы назвать кандидата на вторую позицию. С другой стороны, – и в этом причина его равнодушия к неприязни со стороны финансовой элиты, - если бы среди инвесторов был проведен опрос о том, кто является наиболее популярным представителем финансового бизнеса, он совершенно убежден, что получил бы большинство голосов, и опять не знает, кто мог бы стать вторым.

Таких, как Богл, часто называют прирожденными лидерами, но сам он не считает себя таковым. По его словам, он “всегда был только решительным, ответственным, реалистичным парнем, которому, в силу каких-то причин, была дана редкая возможность изменить способ инвестиций в Америке”. Что его отличало, так это способность не упускать из виду конечную цель, не терять оптимизма и никогда не бросать начатого на полпути. Выступая в Уортонской школе бизнеса (Wharton School of Business) перед участниками программы MBA для руководителей, Богл заявил, что в его представлении лидерство – это обладание идеей и способность увлечь ею других, заставить разделить ее. Оно является позитивным качеством, даже добродетелью, и не основывается на власти, страхе или финансовых стимулах. В конечном итоге, Богл стал лидером, потому что таков был его жизненный выбор, и у него хватило воли, решимости и энергии следовать ему. Джеймс Норрис (James Norris), менеджер Vanguard, сам участвовавший в программе MBA, писал, что изучать человека, подобного Боглу, с целью обретения формулы лидерства – значит обречь себя на разочарование. Это все равно что изучать Микеланджело или Шекспира: можно подражать, имитировать, пытаться превзойти, но просто невозможно вывести все объясняющую формулу для Давида или “Гамлета”.

Богл утверждает, что “всегда был ужасным идеалистом – или прекрасным идеалистом”. Причем с возрастом его идеализм нисколько не ослабел. Напротив, по его словам, сейчас он “идеалист в гораздо большей степени, чем мог себе представить, когда заканчивал колледж”. Идеализм Богла основывается на вере в систему капитализма, в великие возможности Америки, и эта вера поддерживает в нем “вечный оптимизм”, сознание того, что “человечество движется к лучшему, а не к худшему”. Вот только один из примеров его жизненного настроя. Сразу после трагических событий 11 сентября на первой странице лондонской “Times” была помещена фотография того, что осталось от башен-близнецов, с подписью “Добро восторжествует над злом”. Богл распорядился вставить эту страницу в рамку и вывесить перед своим офисом.

Богл твердо убежден в том, что люди, стоящие во главе большого бизнеса, “обязаны заботиться о стране, а не только о себе”, ибо только внушающая доверие деловая и финансовая система может обеспечить социальный прогресс внутри страны и сохранение лидерства Америки в мировом масштабе. Можно сказать, что вся деятельность этого человека проникнута глубоким ощущением выполняемой им исторической миссии. Он рассказывал, что однажды собрал группу портфельных менеджеров на совещание, где речь шла об экономическом цикле и способности рынка к самокоррекции, и один из менеджеров спросил: “Почему бы нам просто не подождать, пока невидимая рука Адама Смита не позаботится обо всем?” Взглянув на него, Богл ответил: “Боже, разве Вы не знаете, что мы и есть невидимая рука Адама Смита?”

Способность Богла воплощать в жизнь новаторские идеи и совершенствовать окружающий мир коренится в складе его натуры. Он всегда ставил перед собой большие цели и шел к ним с непоколебимой уверенностью в своем умении правильно оценивать ситуацию и изменять ее так, как он сочтет нужным. Он говорил: “Бог создал немного людей, обладающих большей решительностью, чем я”. Отличительной чертой Богла был необычайно сильный дух соперничества. Один из его бывших помощников характеризовал своего босса как “неистового борца”, чьи “бойцовские качества проявлялись в дебатах, в ведении переговоров, в схватках один на один, в выступлениях в защиту своих убеждений и в любых других делах, за которые он брался, – от решения кроссвордов до сражений на корте для сквоша”.

Умением бороться и добиваться своего Джек Богл обладал с самого детства, а может быть, уже в утробе матери. Существует теория, что бойцовский темперамент часто формируется у детей-близнецов, а у Джека был брат-близнец Дэвид. Братья появились на свет 8 мая 1929 года. В это время родители мальчиков располагали средствами и жили в собственном доме в фешенебельном районе городка Верона, штат Нью-Джерси. Но после обвала фондового рынка в 1929 году Богл-отец был вынужден продать дом. Семья лишилась своего небольшого состояния, и, как только сыновья немного подросли, им пришлось взяться за работу. В 10-летнем возрасте Джек разносил почту и подрабатывал в кафе-мороженом. Тем временем отец стал много пить, в начале 1940-х потерял работу, а еще через несколько лет разошелся с матерью Джека и оставил семью. Позже Богл говорил, что эти тяжелые впечатления ранней поры жизни превратили его в финансового консерватора и возбудили в нем сильнейшее желание добиться успеха, дабы восстановить доброе имя семьи.

Из-за отсутствия средств Джек и его брат первые несколько лет учились в государственной школе, однако когда они должны были переходить в старшие классы, мать забрала их оттуда и отдала в Академию Блэр (Blair Academy). Это была частная мужская общеобразовательная школа, ставившая целью подготовить учеников к вхождению в высшие слои американского общества. Разумеется, семья Боглов не могла позволить себе платить за обучение детей в частной школе. Проблему помог решить брат матери, занимавшийся инвестиционно-банковским бизнесом и предоставивший мальчикам стипендии от фирмы.

Джек добился отличных результатов как в науках, так и в спорте, закончив школу вторым в своем классе. И преподаватели, и соученики были уверены в его будущем успехе. Он покинул Академию Блэр в мае 1947 года, испытывая чувство величайшей благодарности, и спустя годы стал крупнейшим спонсором школы. Это вполне вписывается в американскую традицию, согласно которой ученики, добившиеся успеха жертвуют деньги для своей alma mater. С 1986 по 2001 гг. Богл являлся председателем ее попечительского совета.

Джек поступил в колледж Принстонского университета, где выбрал своей специальностью экономику. Свою учебу он финансировал за счет стипендии и различных студенческих подработок. Мать не могла обеспечить Джеку финансовую поддержку, но он, тем не менее, чувствовал себя глубоко обязанным ей и двум своим братьям, поскольку семья приняла решение, что только один из трех сыновей будет учиться в колледже, и выбор пал на него. Остальные двое должны были трудиться полный рабочий день, чтобы обеспечивать семье средства к существованию. В данных обстоятельствах Джек еще более укрепился в своем стремлении достичь профессионального успеха.

В последний год учебы в Принстоне Богл должен был написать дипломную работу и выбрал в качестве темы индустрию взаимных фондов. В то время эта сфера была невелика и сравнительно мало известна. Однако Джека чрезвычайно заинтересовала статья, опубликованная в выпуске журнала Fortune за декабрь 1949 года, где утверждалось, что взаимные фонды обладают огромным потенциалом для развития. Джек собрал и проанализировал множество материалов и представил дипломную работу размером в 123 страницы, заслужившую высшую оценку А+. В ней были сформулированы основные принципы деятельности взаимных фондов, впоследствии использованные автором при создании Vanguard Group. Важнейшими из них были сведение к минимуму коэффициента оборачиваемости активов и величины операционных расходов, создание новых типов фондов, а также честность и открытость в общении с инвесторами.

В мае 1951 года Богл окончил университет, получив диплом с отличием (magna cum laude) по экономике, но не счел свое образование законченным. Стремление еще более расширить свои профессиональные познания заставило его продолжить учебу в высшей школе. С 1952 по 1959 гг. Джек по вечерам и выходным посещал занятия в Вечерней школе бизнеса и финансов при университете Пенсильвании.

Свое первое рабочее место по окончании колледжа Джек Богл обрел благодаря контактам, ради которых столь многие студенты выбирают для учебы престижные университеты. Менеджер его университетского обеденного клуба обратился к выпускнику Принстона Уолтеру Моргану (Walter L. Morgan), являвшемуся основателем и главным исполнительным директором четвертого по размеру в США взаимного фонда Wellington Fund, и порекомендовал Богла ему в качестве сотрудника. Морган поручил двум своим менеджерам поговорить с Боглом, и они, будучи под сильным впечатлением от интервью, уговорили босса прочитать дипломную работу молодого претендента. Последовав их совету, Морган пришел в такое восхищение, что распорядился сделать копии и раздать их для прочтения каждому из пятидесяти сотрудников Wellington.

Морган принял Богла на работу, не имея ясного представления о том, чем тот будет заниматься. Придя в фонд 4 июля 1951 года, Богл в течение нескольких лет выполнял целый ряд рутинных обязанностей канцелярского и административного характера, работая непосредственно с Морганом. Наконец в 1955 году он был официально назначен помощником руководителя. На протяжении следующих семи лет он получал задания, связанные с самыми различными сторонами работы компании, и воспользовался этим, чтобы детально изучить все аспекты бизнеса взаимных фондов.

В конце 1950-х гг. Богл начал уговаривать Моргана открыть второй взаимный фонд. Wellington являлся сбалансированным фондом, инвестировавшим как в акции, так и в облигации. Богл предложил создание нового фонда, ориентированного исключительно на акции. Идея понравилась Моргану, и новый фонд был представлен на рынок в 1958 году. Первоначально он был назван Wellington Equity Fund, но в 1963 году переименован в Windsor Fund. Фонды Wellington находились под управлением отдельной фирмы, называвшейся Wellington Management Company. В 1960 году Уолтер Морган осуществил публичное размещение ее акций. Сохранив у себя контрольный пакет, он продал значительное количество акций другим инвесторам, включая Богла, который приобрел 10000 из 877800 акций фирмы.

В 1965 году Богл был назначен на должность исполнительного вице-президента с поручением повысить доходы Wellington Management Company. Ему было очевидно, что это можно сделать за счет увеличения активов, находящихся в управлении компании. Оптимальным способом добиться данной цели Богл считал создание нового фонда, ориентированного на достижение высокой доходности. Но такой фонд, в первую очередь, нуждался в эффективном управлении инвестиционным портфелем, обрести который, по мнению Богла, проще всего было путем слияния. Поэтому он вступил в переговоры с бостонской компанией Thorndike, Doran, Paine and Lewis (TDP&L), оказывавшей консалтинговые услуги в сфере инвестиций. В управлении TDP&L находился Ivest Fund, который, при сравнительно небольших размерах, показывал в то время лучшие результаты в США среди взаимных фондов. Переговоры оказались успешными, и в 1966 году две компании объединились под именем Wellington Management Company, в которой владельцы TDP&L получили 40-процентную долю. По мнению обеих сторон, участвовавших в сделке, TDP&L привносила в объединенную компанию свои навыки, богатый опыт аналитической работы плюс репутацию надежной компании с консервативными принципами инвестиционного управления. Предполагалось, что вновь созданная компания, таким образом, сможет предложить клиентам гораздо больше вариантов инвестирования их средств.

Впрочем, для Богла слияние, которого он добивался, обернулось сплошной головной болью. Несмотря на то что он был назначен президентом и главным исполнительным директором объединенной компании, у него возникли серьезные трудности при попытке достичь договоренности с новыми партнерами из Бостона. Через некоторое время разногласия между ним и бостонской группой вылились в открытую вражду. Богл и его партнеры имели различные мнения в отношении инвестиционных стратегий. Например, в 1970 году бостонская группа резко воспротивилась предложению Богла представить на рынке облигационный фонд. По рассказам свидетелей, один из бостонцев даже заявил Боглу, что предложение по поводу облигационного фонда является “самой глупой идеей, какую он когда-либо слышал”. Враждебность также объяснялась различием в методах руководства. Богл был чрезвычайно уверен в себе, предпочитал авторитарный стиль и не верил в эффективность участия подчиненных в принятии решений. Его бостонские партнеры, напротив, были убеждены в пользе такого участия, при котором основной акцент делается на достижении консенсуса. Кроме того, они не были ярыми сторонниками детального подхода, что не могло не возмущать Богла, отличавшегося большой скрупулезностью.

Обострению управленческого конфликта в какой-то мере способствовали и проблемы со здоровьем Богла, который страдал тяжелой сердечной недостаточностью и в 1960-х гг. перенес несколько остановок сердца. Он был вынужден периодически ложиться в больницу, и в конце концов ему был имплантирован электрокардиостимулятор.

Разногласия между сторонами особенно углубились на фоне весьма слабых финансовых результатов, продемонстрированных фондами в начале 1970-х гг. В результате резкого спада на фондовом рынке, имевшего место в 1973 г., совокупные активы под управлением Wellington сократились с максимальной величины $ 2,6 млрд., зафиксированной в 1972 г., до $ 2 млрд. в конце 1973 г. Прибыль Wellington Management Company уменьшилась с $2,7 млн. в 1972 г. до $1,9 млн. в 1973 г. Стоимость акций компании, которая на момент слияния составляла $40, к началу 1974 г. упала до $8.

Конфликт между Боглом и бостонской группой достиг высшей точки в начале 1974 года и разрешился в пользу последней. На заседании совета директоров Wellington Management Company, состоявшемся 23 января 1974 года, десятью голосами “за” при двух воздержавшихся было принято решение уволить Богла. Чтобы смягчить удар, совет также проголосовал за то, чтобы сохранить за ним текущий оклад, оставив на работе в должности консультанта.

Богл решил не сдавать позиций и бороться за сохранение контроля над компанией. Он обратился к советам директоров фондов Wellington, которые функционировали отдельно от совета директоров Wellington Management Company, только что принявшего решение о его увольнении. Богл предложил каждому из советов директоров рассмотреть возможность взятия на себя функций управляющей компании.

Советы директоров взаимных фондов решили нарушить традицию, сохранив за Боглом должность своего президента. Кроме того, они совместно попросили его провести крупномасштабное исследование, касающееся будущих направлений работы и перспектив взаимных фондов. Они также обратились к Wellington Management Company с просьбой выплачивать Боглу жалование и предоставить ему помещение для проведения исследования.

В качестве следующего шага Богл предложил советам директоров фондов перенять ответственность за их собственные административные функции (юридические и бухгалтерские). 20 июня 1974 года совет директоров группы инвестиционных компаний Wellington проголосовал в пользу предложения Богла. Было решено, что Wellington Management Company продолжит исполнять обязанности инвестиционного консультанта и главного андеррайтера фондов. Однако ежегодные выплаты в ее адрес со стороны фондов должны были сократиться на $1 млн. в связи с тем, что управляющая компания прекращала оказание административных услуг.

С целью осуществления административных функций Богл образовал новую компанию, которая была названа Vanguard Group. Компания получила свое имя в честь флагманского корабля, на котором лорд Нельсон находился в ходе знаменитого сражения на Ниле в 1798 г., когда британский флот одержал победу над французским. Vanguard Group участвовала в управлении одиннадцатью фондами, принадлежавшими прежней Wellington Group, с этого момента известной как Vanguard Group of Investment Companies. Новая компания была зарегистрирована в качестве юридического лица 24 сентября 1974 года.

Богл утверждал, что, создавая Vanguard Group, он устанавливал новый метод корпоративного управления. По его словам, идея Vanguard являлась революционной в том смысле, что это был единственный по-настоящему “взаимный” фонд, и таковым его делал отличный от других способ распределения прибыли. Прибыли, генерируемые всеми остальными взаимными фондами, поступали в управляющую компанию, а у Vanguard они возвращались в фонды, что позволяло снижать издержки и увеличивать показатель прибыльности фонда .

Новым важным этапом в обретении независимости Vanguard от Wellington Management стало принятое в 1977 году решение изъять из ведения Wellington размещение акций среди инвесторов. В то время акции фондов размещались при посредстве фондовых брокеров, которые взимали за свои услуги комиссионное вознаграждение (так называемую “нагрузку”). Богл предложил действовать без фондовых брокеров, продавая акции пайщикам напрямую. Решение 1977 года превратило Vanguard в фонд, предлагающий акции “без нагрузки”. С точки зрения инвесторов это было большое преимущество, поскольку торговая комиссия, или “нагрузка”, ранее взимаемая за покупку акций фонда, означала снижение доходности инвестиций.

Окончательный разрыв некогда тесных связей между Vanguard и Wellington Management произошел, когда последняя утратила оставшиеся полномочия, связанные с управлением инвестициями. В 1980 году для двух новых фондов, которые компания Vanguard вознамерилась представить на рынок, были наняты два инвестиционных консультанта “со стороны”. В 1981 году Vanguard взяла на себя функции консультирования своих фондов денежного рынка и муниципальных облигаций. Затем Богл пригласил ряд сторонних консультантов для различных фондов акций, входивших в состав Vanguard. В 1995 году на Vanguard работали 14 независимых фирм, оказывающих услуги инвестиционного консалтинга. Только для своих индексных фондов акций Vanguard осуществляла инвестиционный консалтинг без привлечения внешних сил.

Помимо отказа от услуг компании по управлению инвестициями и перехода к системе продажи акций “без нагрузки”, важным элементом стратегии низких расходов Vanguard стала минимизация затрат на рекламу и продвижение услуг фондов на рынке. К 1990 г. Vanguard утверждала, что тратит на эти цели вдесятеро меньше своих крупнейших конкурентов. Бережливость компании получила отражение в ее коэффициенте расходов, который в 1974 году составлял 0,71% в сравнении с 1,08% в среднем по отрасли. К 1993 г. Vanguard удалось снизить коэффициент расходов до 0,30%, тогда как среднеотраслевой показатель даже немного вырос, достигнув 1,10%.

Богл также реализовал заявленные еще в дипломной работе 1951 года идеи относительно введения на рынок новых типов фондов. В числе трех наиболее значимых инноваций, осуществленных по его инициативе и под его руководством, следует назвать создание облигационных фондов, фондов денежного рынка и индексных фондов акций (а также индексного облигационного фонда). Каждый раз Боглу приходилось действовать в обстановке недоверия и выдерживать многочисленные критические нападки со стороны профессионалов отрасли. И в каждом случае предложенный им новый продукт занимал устойчивые позиции в структуре отрасли взаимных фондов, становясь ее неотъемлемой составляющей. Особенно большое значение Богл придавал индексным фондам акций. Он считал, что очень немногие портфельные менеджеры способны на протяжении длительного времени добиваться результатов, превышающих среднерыночные, и, кроме того, таких менеджеров практически невозможно распознать заранее. Поэтому, утверждал Богл, инвесторам гораздо выгоднее вкладывать свои деньги в фонд, который просто стремится идти “в ногу” с рынком, отражая динамику определенного рыночного индекса. Индексный фонд имеет еще одно важнейшее преимущество, поскольку не требует активного управления портфелем и, следовательно, уплаты высокого жалования инвестиционному управляющему.

Первый индексный фонд Vanguard, привязанный к индексу Standard and Poor’s 500, был представлен на рынок в 1976 г. В феврале 1996 г. он занимал второе место среди взаимных фондов США по размеру активов и опережал 85% всех диверсифицированных фондов акций по показателю доходности за последние 15 лет. Kiplinger’s Personal Finance Magazine сообщал в 1996 году, что только шесть из активно управляемых фондов самой Vanguard смогли в пятилетнем периоде показать более высокие результаты, чем фонд Vanguard Index 500.

К концу 1995 года семейство Vanguard предлагало инвесторам 85 различных взаимных фондов, из которых 29 имели традиционные портфели, управляемые сторонними инвестиционными компаниями, 37 инвестировали в определенные категории активов (инструменты денежного рынка, облигации), а 19 являлись индексными. Совокупные активы этих фондов составляли почти $180 млрд. Годом позже количество фондов возросло до 98, а активы достигли $237 млрд.

В период пребывания на посту главного исполнительного директора Vanguard Group Богл сумел воплотить в жизнь и третий элемент своей оригинальной концепции: честное и открытое общение с акционерами фондов. На протяжении многих лет он приобрел широкую известность благодаря своим откровенным предостережениям в адрес инвесторов, которые содержались в годовых отчетах компании, а также благодаря частой и резкой критике рекламной политики в отрасли. Главным объектом его критических высказываний являлось обыкновение управляющих компаний усиленно расхваливать результаты прошлых периодов с целью создать впечатление, что будущие достижения должны быть столь же хороши. В качестве примера абсолютной открытости Богла в отношении перспектив собственной компании стоит привести цитату из его обращения к акционерам в годовом отчете за 1996 год: “Мы подчеркиваем, что высокие показатели абсолютной доходности, продемонстрированные нашими индексными фондами в 1996 году, не должны рассматриваться как символ будущих успехов. Все эти достижения превышали средние показатели фондового рынка в долгосрочной исторической перспективе; такие исключительно сильные результаты не сохраняются навсегда”.

При этом следует отметить, что огромное самомнение Богла наносило серьезный вред его отношениям с коллегами по профессии. Он часто без всякой необходимости восстанавливал против себя людей как равных ему по положению, так и вышестоящих, а сотрудников приводил в состояние испуга и подавленности. Наиболее ярким примером противостояния с коллегами по профессии является история его взаимоотношения с инвестиционной группой из Бостона в период его работы в Wellington Fund. Хотя основой конфликта были фундаментальные различия в подходе к бизнесу, ситуация значительно обострялась в силу неприятия Боглом обсуждений его решений и его явного презрения к способностям и мнениям бостонских партнеров.

Отношения Богла с сотрудниками представляли собой своеобразную совокупность любви и стресса, в которой любовь все же, как правило, одерживала верх. Один эксперт, консультировавший Vanguard по вопросам, связанным с персоналом, рассказывал, что “большинство людей, вступивших в прямой контакт с Боглом, бывают очень напуганы. Они уважают его, но он внушает им страх. Они боятся идти на совещания, потому что их будут за что-либо разносить или заставят что-либо отстаивать. Джек Богл не принадлежит к современным менеджерам с демократичным подходом к управлению. Тот, кто имеет с ним дело, испытывает дрожь в коленках”. В то же время консультант отмечал, что Богла ценили за заботу о подчиненных и доступность для контакта.

С точки зрения сотрудников, сильные стороны его натуры намного перевешивали грубоватость и жесткость. Так, по словам одного из высших менеджеров Vanguard, Богл как руководитель мог быть “импульсивным, переменчивым, черствым и бесчувственным, мог заставить собеседника “чувствовать себя абсолютным тупицей”, - и при всем том этот менеджер не поменялся бы рабочим местом ни с кем другим, потому что именно работая у Богла, смог “изучить все явные и скрытые особенности отрасли самым лучшим образом”. Он также добавлял, что Богл чрезвычайно предан своим сотрудникам и не скупится на похвалу, когда кто-либо из них демонстрирует хорошую работу.

К середине 1990-х гг. проблемы Богла со здоровьем серьезно обострились, и в 1996 году Джэк Богл, чью жизнь многие годы поддерживал кардиостимулятор, перенес операцию по пересадке сердца. В начале того же года он оставил пост главного исполнительного директора Vanguard, оставшись почетным председателем совета директоров. В конце 1999 года Богл покинул совет после неудачной попытки обойти правило, предусматривающее обязательный выход директоров Vanguard на пенсию в возрасте 70 лет. С этого момента начался третий этап карьеры этого неутомимого человека: ныне он является президентом аналитической фирмы Bogle Financial Markets Research Center, входящей в структуру Vanguard.

Богл и его жена Ив проживают в штате Пенсильвания, в местечке Брин-Мор, расположенном к западу от Филадельфии. У них шестеро детей и двенадцать внуков. Интересно, что сын несгибаемого сторонника индексных фондов руководит активно управляемым фондом. Впрочем, Богл не считает это проблемой. На вопрос журналиста Time по этому поводу он ответил, что в 50-летнем периоде около 4% всех управляющих фондами добиваются результатов, превышающих среднерыночные. Только плохо знающий его человек способен предположить, что он не верит в возможность попадания собственного сына в эти 4%.

Богл является автором целого ряда книг, пользующихся заслуженным интересом в финансовом мире. Первая книга, изданная в 1993 году издательством Irwin Professional Publishing под заголовком “Богл о взаимных фондах: новые перспективы для разумного инвестора” (“Bogle on Mutual funds: New Perspectives for the Intelligent Investor”), сразу стала бестселлером. Ее содержанием явились основы инвестирования во взаимные фонды и обсуждение преимуществ индексных фондов. В 1996 году то же издательство выпустило книгу журналиста Роберта Слейтера (Robert Slater) “Джон Богл и эксперимент Vanguard: человек, преобразовавший отрасль взаимных фондов” (John Bogle and the Vanguard Experiment: One Man’s Quest to Transform the Mutual Fund Industry), которая была написана в сотрудничестве с Боглом и по его инициативе. Работа Слейтера была интересна тем, что по сути представила “первый авторский взгляд изнутри” на одну из ведущих компаний взаимных фондов.

В сентябре 2005 года в свет вышла пятая книга Богла, получившая название “Битва за душу капитализма” (“Battle for the Soul of Capitalism”). О ее содержании говорит фраза на обложке: “Как финансовая система расшатала социальные идеалы, подорвала веру в рынки, обокрала инвесторов на триллионы и что с этим делать”. Страницы книги на самом деле напоминают поле битвы: Богл восстает против “патологической мутации” от “капитализма собственников”, при котором вознаграждение доставалось владельцам капитала, к “капитализму менеджеров”, чьи доходы совершенно вышли из-под контроля.

Богл внес немалый вклад в развитие отрасли, участвуя в работе различных профессиональных объединений и государственных организаций. В 1969-70 гг. он был председателем совета управляющих Института инвестиционных компаний (Investment Company Institute), а затем до 1974 г. оставался членом совета. Также он занимал должность председателя Комитета по инвестиционным компаниям Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам. В 1997 г. тогдашний председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам США Артур Левитт (Arthur Levitt) назначил Богла членом только что созданного Совета по независимым стандартам. С сентября 1999 г. он является председателем совета Национального конституционного центра. До декабря 2005 года он также состоял директором Instinet Corporation. Он член Комиссии по инвестиционным фондам и частным предприятиям при исследовательской фирме Conference Board, а также член инвестиционного комитета научного общества Phi Beta Kappa Society.

Список отличий и наград, полученных Боглом, слишком длинен, чтобы приводить его полностью, однако нельзя не назвать хотя бы некоторые из них. За последние 10 лет американские университеты, включая его родной Принстон, присудили “отцу индексных фондов” 11 почетных докторских степеней в таких областях знания, как право, гуманитарные науки и деловое администрирование. В 1996 году Богл стал первым в рейтинге управляющих фондами журнала Fund Action. Годом позже издание “Лидерство в финансовых услугах” включило его в число “финансовых лидеров XX века”. В 1998 он получил приз за профессиональное совершенство от Ассоциации инвестиционного менеджмента и аналитики (Association for Investment Management and Research) “за выдающиеся достижения, практическое мастерство и качества истинного лидера, внушающие уважение к инвестиционной профессии”. В 1999 году журнал Fortune назвал его одним из четырех “гигантов XX века” в инвестиционной индустрии, а Barron’s поместил его имя в инвестиционный зал славы. Тогда же Принстонский университет присудил Боглу медаль Вудро Вильсона за “выдающиеся достижения в служении нации”. В 2004 году журнал Time назвал его “героем и кумиром” в числе “100 наиболее могущественных и влиятельных людей в мире”. В том же году ему была присуждена пожизненная награда за достижения (Lifetime Achievement Award) журнала Institutional Investor.

Интересы Богла не ограничиваются областью инвестиций. Он чрезвычайно интересуется историей, является членом Американского философского общества и Американской академии искусств и наук. Несмотря на тяжелое заболевание, Богл всегда вел физически активный образ жизни, любил пешие прогулки, увлекался различными видами спорта, включая велосипед, парусный спорт и сквош.

Богл далеко не считает себя непогрешимым. “Я могу заверить вас, что я не святой. Если вы не верите, спросите мою жену”, - шутит он. Но его карьера, по его же словам, была одной “сплошной радостью”, и, по его твердому убеждению, “никто в этом бизнесе не получал больше удовольствия”. В одном из недавних интервью Богла спросили, собирается ли он теперь, когда его возраст приближается к восьмидесяти, жить более спокойной жизнью. Богл ответил, что когда люди “сбавляют обороты, они начинают стареть”, и этот процесс превращается в “самоисполняющееся прорицание”. Он же все еще полон энергии и уверен, что ему по-прежнему есть что сказать миру.

]]> http://nyse-trade.ru/dzhon-bogl-john-bogle/feed/ 0 Джо ДиНаполи / Joe Di Napoli http://nyse-trade.ru/dzho-dinapoli-joe-di-napoli/ http://nyse-trade.ru/dzho-dinapoli-joe-di-napoli/#comments Thu, 11 Feb 2010 07:34:06 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7489 жо ДиНаполи - профессиональный трейдер, президент компании “Coast Investment Software, Inc.” Хотя его методы применимы во всех временных масштабах и на всех ликвидных рынках, ДиНаполи больше всего предпочитает внутри-дневную торговлю на рынке биржевых индексов. Он начал ими торговать с тех пор, как был введен индекс S&P в 1982г.

Джо ДиНаполи - профессиональный трейдер и ветеран торговли с более чем 35-летним рыночным опытом. Он также является настойчивым исследователем, всемирно признанным лектором и широко известным автором. Его официальное образование связано с электрической инженерией и экономикой. Его неофициальное образование было в “Бункере”, так называемым местом торговли, полностью укомплектованном электроникой и коммуникационным оборудованием, где началось большинство ранних исследований Джо. Трейдер Джо – так он подписывает письма и так зовут его друзья и ученики, которые работают в самых разных странах и на разных рынках.

Исчерпывающие исследования Джо ДиНаполи перемещенных скользящих средних, создание своего собственного “Предсказывающего осциллятора”, и в частности его практический и уникальный метод применения соотношения Фибоначчи к ценовой оси, делают его сегодня одним из наиболее выдающихся экспертов. ДиНаполи преподавал свои методы в основных финансовых столицах Европы и Азии, так же как и в Соединенных Штатах. Только в 1996 г. Джо ДиНаполи преподавал свои методы слушателям в более чем 23 финансовых центрах по всему земному шару. Его статьи появились в разнообразных публикациях по техническому анализу в разных странах по всему миру. Джо ДиНаполи был соавтором книги “Вершины торговли фьючерсами, уроки мастеров” в 1990 году, которая была признана книгой года. Его самой значительной работой по сей день является книга “Торговля с использованием уровней ДиНаполи”, которая стала стандартом для студентов по торговым методам Фибоначчи.

Когда Чак Лебео (”Technical Traders Bulletin”) спрашивал у своих читателей имена успешных трейдеров, которых они больше всего хотели бы проинтервьюировать, имя Джо ДиНаполи звучало чаще всего. Джо ДиНаполи – один из самых популярных профессиональных трейдеров Америки. Этому способствовали не только его меткие высказывания, но и точные предсказания рынка, особенно в отношении индексов фондового рынка и фьючерсов на процентные ставки, а также авторские разработки ДиНаполи. Точно так же “Atlanta Constitution” цитировала работу ДиНаполи, обращаясь к “волшебной силе” соотношений Фибоначчи на рынке, Джо использовал это волшебство снова и снова на национальном телевидении, чтобы делать потрясающие и удивительно точные рыночные прогнозы, особенно для индексов фондовой биржи и процентной ставки фьючерсов.

Как президент компании “Coast Investment Software Inc.”, расположенной в Сарасоте, штат Флорида, Джо ДиНаполи продолжает развивать “высокоточные” торговые методы, использующие комбинации ведущих и отстающих индикаторов уникальными и инновационными способами. Он проводит ограниченное число частных обучающих программ каждый год в своей торговой комнате и также он делает свои торговые методы доступными другим через программное обеспечение и обучающим материалам по торговле. Тем не менее, часть торговых методов ДиНаполи, как он утверждает в своей книге “Торговля с использованием уровней ДиНаполи”, – не поддается программированию. Эта книга стала бестселлером в США. В Москве на его семинаре присутствовало около 200 человек. На предложение Джо ДиНаполи написать статью о применяемых им методах анализа, он откликнулся из Гонконга, где проводил очередной семинар:

“Мои методы хорошо работают не только на фьючерсных, но и на валютных рынках. Я надеюсь в скором времени еще раз посетить вашу замечательную и уникальную страну. Прием, который мне оказали в Москве, и тот интерес и невероятная жажда знаний, которые я увидел у трейдеров в России, были просто ошеломляющими. Мне хотелось бы думать, что это была реакция на те методы торговли, что я пытался передать. Возможно, это связано с точностью разработанных мною и, как я считаю, продвинутых техник торговли по использованию уровней Фибоначчи, предопределением точек входа, размещения стопов и целевых уровней снятия прибыли. Во многих странах мира меня просили о правах на переиздание книги, но – во многом благодаря этому интересу российских трейдеров – перевод на русский язык до сегодняшнего дня единственный. Я надеюсь, что моя статья в журнале “Валютный спекулянт” повысит вашу компетентность в техническом анализе, столь необходимую на трудных и волатильных рынках, на которых сегодня приходится работать современному трейдеру.

Если же статьи будет недостаточно, но интерес сохранится, – тогда прочтите книгу. Если и этого будет мало, приходите на семинар, я рассчитываю в марте 2002 года провести его в Москве”.

Джо, какую роль в Вашей торговле занимает психология? Было ли так, что Вы теряли контроль над своей торговлей? Какие советы в этом случае Вы можете дать начинающим трейдерам?

Без соответствующей психологической тренировки нельзя быть успешным трейдером. Вы спрашиваете, делал ли я ошибки, теряя контроль над собой. Безусловно, да! Люблю повторять одно из определений трейдера-профессионала – это человек, который делает меньшее количество ошибок, чем новичок. Успех или неудачу в любой конкретной торговле я определяю не по величине полученного дохода, а по тому, насколько успешно трейдер следует своему торговому плану. Это подразумевает, что можно провести несколько убыточных сделок и вместе с тем иметь вполне благополучный результат торгов. Именно этот подход позволяет привести конечный результат к выигрышу. Именно поэтому новичок, тратящий свое время в надежде научиться правильно торговать, и превращается в профессионального трейдера. Всегда можно добиться прибыльного результата, если использовать тщательно разработанный торговый план. Но никогда не удастся достичь стабильно прибыльного результата без самодисциплины и следования торговому плану. Я бы посоветовал всем начинающим трейдерам научиться понимать разницу между осведомленной спекуляцией и азартной игрой. Осведомленный спекулянт всегда через какое-то время отбирает деньги у игрока. Всегда и во все времена! Тем, кто не понимает, скажу еще раз: всегда!

Сегодня много говорят о дэйтрейдинге. Как к нему относитесь Вы? И в каком масштабе разумнее начинать торговать?

Дэйтрейдинг куда более сложен, чем позиционный трейдинг. Он «сжимает» время для принятия решений. Трейдеры, еще не умеющие применять детализированный торговый план, в условиях стресса начинают совершать ошибки. Такая тактика ведет к катастрофе. Имея достаточный опыт и верные инструменты, я должен подчеркнуть, что именно эти инструменты обеспечивают высокодоходный результат. Однако я бы посоветовал начинающим трейдерам сначала научиться получать прибыль на результатах закрытия торговых сессий, скажем, в течение полугода или года, а только потом переходить к дэйтрейдингу.

Временной интервал, который дает наилучшие результаты при соответствующем опыте и торговых инструментах, зависит целиком от психологии конкретного трейдера. Все очень индивидуально. Некоторые люди имеют гораздо лучшие, пo сравнению с другими, способности к торгам на 5-минутных графиках, тогда как другие достигают лучших успехов на месячных графиках. Поиск подходящих для вас временных рамок и является критическим параметром для самодисциплины. Я торгую на любых временных интервалах, но у меня уже 30-летний опыт!

Ваше отношение к механическим системам. Все ли в торговле поддается программированию?

Первую главу своей книги “Торговля на уровнях ДиНаполи” я полностью посвятил обсуждению механических торговых систем в сравнении с аналитическими решениями. Торговля по аналитической системе очень трудна, требует огромной концентрации и самодисциплины, хотя и способна привести к невероятно благоприятному соотношению прибыль/потери. Механические торговые системы, как правило, имеют низкий процент выигрышных торгов. Обычно они хорошо смотрятся на бумаге, но не на практике. В используемом мною подходе примерно 80% действий основано на механических методах, а 20% – на аналитических. Это сочетание двух видов систем дает мне наилучшие результаты. При этом хочу обратить внимание на следующий парадокс: чем больше вам удастся механизировать, свести к механистическому методу, даже если вы торгуете исключительно опираясь на аналитические методы, – тем лучше для вас.

Один из секретов аналитической торговли – реализовать как можно больше механическим путем.

Кто Ваши друзья и почему?

Почти все мои друзья – трейдеры. Это люди, качествами которых я восхищаюсь. Трейдеры умеют нести ответственность за принимаемые ими решения. Я считаю это важным для жизни вообще, а для трейдинга – в особенности. Трейдер живет или умирает по собственному решению. Он – настоящий мужчина (конечно, есть и настоящие женщины). Вместо того, чтобы жаловаться, что та или иная система плоха, трейдеры найдут систему, которая будет работать для них. Вместо того, чтобы ныть, что тот или иной брокер плох, трейдер найдет хорошего брокера. Я не говорю, что не может быть какого-то недовольства или выплеска эмоций, я сам не идеал в этом отношении, но это – не главная черта. Трейдеры – целеустремленные люди, они тратят необходимое время на обучение, а затем занимаются тем, что приносит результаты.

Я написал две статьи, посвященные Роберту Краузу, поскольку мне нравятся его методы и программа “Фибоначчи-трейдер”. Вы также упоминали о нем в своей книге. Вы оба используете уровни Фибоначчи. В чем сходство и различие между вашими подходами?

Роберт ходил на мои Фибоначчи-семинары еще в 1988 году. Это было до его публикаций по уровням Фибоначчи. Он – хороший человек. Из уважения ко мне он не включил мои методы ни в свои программные разработки, ни в описания их на презентациях. Его методы значительно отличаются от моих, но, мне кажется, любая попытка охарактеризовать эти различия будет неуместна, поскольку, как вы понимаете, наши программы конкурируют на рынке.

Какие рынки Вы предпочитаете сегодня?

На самом деле я всегда работаю там, где легче всего заработать деньги. Если вы не поставите мне в упрек моральные нормы (только на время этого интервью, и только рынок я имею в виду!), то я в большей степени предпочитаю забирать деньги у глухих, немых, слепых, калек и безнадежных, чем у сильных и богатых. Методы, описанные в общих чертах в моей статье и в основном в книге, помогут вам найти присутствующих всегда на рынке неудачников без знаний и опыта и забрать все, что у них есть. Это может казаться недобрым, но я предпочитаю быть стервятником и питаться падалью, чем нападать на живых. Знания вообще и умение применять знания – это то, что разделяет два типа, победителей и побежденных. Я - трейдер и торгую на форекс (forex). Я торгую на фондовых индексах. Я торгую на commodities. Я торгую акциями. Я торгую на взаимных фондах. Иногда я торгую опционами, правда, не очень часто.

Что может сказать Трейдер Джо об управлении рисками?

Не могу сказать много. Я вел курс трейдинга в течение многих лет. Свыше трех часов этого курса с большим количеством графического материала было посвящено персональному менеджменту, управлению рисками и денежными средствами. Очевидно, он представлял некоторую ценность для начинающих трейдеров, но я часто слышал от специалистов, профессионально управляющих деньгами, что эта информация была важна и для них. Трейдер должен понимать, что в определенных обстоятельствах имеет смысл рискнуть на большую сумму, чем величина потенциального выигрыша. В других случаях имеет смысл входить в торги несколько раз, пока один из входов не окажется прибыльным. Это – большая тема, и я, к сожалению, в рамках нашего интервью не могу подробно вдаваться в детали. Посмотрите теорию катастроф или теорию азартных игр. Курсы, которые я читал, приведены в других моих книгах, которые, возможно, доступны русскому читателю. В этих книгах также описано то, что носит название “ожидание торгов”.

Многие российские трейдеры уже работают или собираются работать на американских рынках. Чего нам ожидать в будущем году? Каков, на Ваш взгляд, наиболее вероятный сценарий развития ситуации?

Ожидайте потерь, поскольку американские рынки – одни из самых сложных. Конкуренция чрезвычайно высока, и любому трейдеру, будь то российский или американский, нужно иметь максимум опыта, знаний и надежных инструментов. Кроме этого, я могу сказать, что рынки будут скакать вверх и вниз. Не хочу показаться легкомысленным. Откровенно говоря, не имеет значения, что говорит Джо ДиНаполи или другие эксперты, хотя мои ожидания были, да и сейчас являются весьма мрачными.

Важно то, что говорят методы, когда вы входите в рынок, и что говорят методы на том временном интервале, на котором вы работаете. У нас есть клиентские страницы, доступные тем, кто покупает программные продукты непосредственно у нас, или же тем, кто покупает время на этих страницах для ознакомления с нашими прогнозами. Эти страницы – не о том, где можно сорвать банк, не о направлениях рынка. Они, скорее, носят образовательный характер для людей, которые хотят ознакомиться с моей методикой. Мы говорим о направлении рынка, когда видим что-то важное или когда применяем методы, которым обучаем.

Методы торговли.

Вопрос: Пожалуйста, расскажите вкратце, что вы делаете, как долго вы торгуете на рынках и т.д., чтобы дать читателям немного информации о себе.

Джо ДиНаполи: Кажется, что так или иначе, я был вовлечен в торговлю всю свою жизнь. В 1967 году я закончил технический колледж и начал серьезно торговать. В те дни, я имел дело с низко капитализированными, маленькими эмиссиями, где вы теряете 15-25% только на спрэде. Мы использовали эти “акции”, которые применяли в кредитном союзе компании, где я работал. В те дни, я был также вовлечен в торговлю опционами. Это до того, как они были внесены в биржевой листинг, как сегодня. Я был вовлечен в торговлю товарными контрактами с 1980г. Я люблю товарные рынки. Если вы можете развить стратегии, чтобы эффективно иметь дело с риском, преимущества этого рынка далеко перевешивают другие рынки. Около 1986г. я начал выступать перед аудиторией, первоначально с Джейком Бернстайном, на международном симпозиуме по фьючерсам. Именно тогда я начал публичные выступления. Я выступал по всему миру, в основных центрах в Азии, Европе и на Ближнем Востоке. Только в 1996г. я выступал в 22 различных странах. Это было чересчур, но я не мог отказаться от возможности выступить таких местах как Таллин, Санкт-Петербург и Бомбей. Я встретил фантастических людей по всему миру.

Вопрос: Расскажите нам немного о вашем торговом стиле?

Джо ДиНаполи: Торговые методы, которые я использую, существенно отличаются от применяемых другими людьми. Я смешиваю опережающие и запаздывающие индикаторы и взаимодействую с ценами, основываясь на этом подходе. Я использую некоторые запаздывающие индикаторы вроде перемещенных Скользящих средних и комбинации MACD и Стохастика для определения тренда. Как только я нахожусь в тренде, я использую анализ Фибоначчи в качестве опережающего индикатора, чтобы позиционироваться в пределах этого тренда. Последний шаг заключается во взятии логической цели по прибыли. Эти цели по прибыли рассчитываются с помощью некоторых методов Фибоначчи. Данный подход является моим собственным, так как я потратил кучу времени, развивая его. Я использую перемещенные Скользящие средние, например, в очень специфической и уникальной манере. Я думаю, что я действительно сделал свою домашнюю работу только в одном этом, потратив приблизительно 3 года на исследования в начале 80-ых. В середине 80-ых, я потратил другие три года, определяя самый эффективный способ использования методов Фибоначчи. Я думаю, что я сделал хорошую работу, отделив лучшее от хорошего или среднего. Иногда это не вопрос разработки нового индикатора, а вопрос использования существующего индикатора в более эффективной манере.

Вопрос: Вы можете привести пример того, что вы подразумеваете под использованием существующего индикатора более эффективным способом?

Джо ДиНаполи: ОК, давайте возьмем Скользящие средние. Вместо того, чтобы использовать стандартные Скользящие средние, я использую перемещенные Скользящие средние. Фактически, в середине 80-ых, когда я начал говорить об этом, не было никаких компьютерных программ для этого, насколько я знаю, кроме нашей собственной, которая перемещает Скользящие средние. До этого, некоторые люди использовали цену открытия, вместо закрытия для определения Скользящих средних, так, чтобы они могли знать, какое значение было у Скользящей средней перед концом дня. Когда вы перемещаете Скользящую среднюю, скажем на пять дней, вы знаете, какое значение Скользящей средней должно быть к исходу пяти дней. Больше не было другой причины использовать открытие. К сожалению, многие из графических программ, которые перемещают Скользящие средние сегодня, не показывают ценовую активность последних дней. Это пример торгового программного обеспечения, созданного программистами, а не трейдерами.

Вопрос: Какие ваши цели по прибыли, и имеете ли вы долгосрочную или краткосрочную перспективу?

Джо ДиНаполи: Мои цели по прибыли являются функцией от временного периода, в котором я торгую. Недельные цели являются намного большими, чем цели, рассчитанные на пятиминутном графике. Методы вычисления, однако, те же самые. Если есть единственная вещь, которую может сделать трейдер, чтобы значительно улучшить свое соотношение выигрышей к проигрышам, то это - постоянное использование логических целей по прибыли в своем плане торговли.

Вопрос: Как насчет убытков, каков ваш предел риска?

Джо ДиНаполи: У меня очень низкий предел риска. Я когда-то слышал как торговлю фьючерсами, описывали как манипулирование динамитом. Это неплохое определение. То, что вы должны привыкнуть использовать - это управлять жадностью, так чтобы вы смогли реализовывать последовательную прибыль! По разным причинам большинство людей не может сделать этого.

Вопрос: Какие шаги вы предпринимаете, чтобы контролировать убытки?

Джо ДиНаполи: Анализ Фибоначчи, наряду с моими индикаторами тренда ясно говорят мне, если я неправ и должен выйти из торговли. Когда это происходит, я выхожу из рынка или ищу возможности для выхода.

Вопрос: Пожалуйста опишите свои самые лучшие и самые худшие сделки, которые вы делали?

Джо ДиНаполи: “Горячие” неинформированные рекомендации - это самое худшее. Часто они поступают от организаций, которые стараются получить комиссионные или имеет позиции в инструменте, по которому дают рекомендации. Торговые ситуации, которые соответствуют моим критериям, являются самыми лучшими и самыми доходными сделками.

Вопрос: Что делает вас конкурентоспособным на рынке?

Джо ДиНаполи: Опыт, управление и отличный торговый подход.

Вопрос: Каждый знаком со старым принципом “сокращайте свои потери и позволяйте расти прибыли”. Многие трейдеры имеют трудности с решением, когда зафиксировать свою прибыль, иногда позволяя прибыли превратиться в потери. Что вы используете, чтобы принять решение о закрытии позиции?

Джо ДиНаполи: Я не делаю так. Моя прибыль растет только вплоть до предварительно рассчитанной цели. Это не подразумевает, что я никогда не имею отдаленных целей, это все зависит от моего временного периода, в котором я торгую. Я не сокращаю свои потери - это делает рынок, преодолевая предварительно рассчитанный уровень или индикатор. Я выхожу из рынка точно так же, как я ушел бы с улицы, если бы на меня ехал грузовик. Весь вопрос заключается в наличии критериев, чтобы увидеть грузовик, затем опыт и дисциплина, чтобы действовать в соответствии с этим.

Вопрос: Какой совет вы можете дать тем, кто только начинает торговать? Что можно сделать, чтобы сократить время и уменьшить потери, которые обычно требуются во время обучения?

Джо ДиНаполи: Люди, пробующие получать прибыль в этой игре, сталкиваются со многими вызовами. Я рекомендовал бы, чтобы они искали трейдеров, которые знают то, что они делают и имеют способности объяснить то, что они делают, другим. Существует реальная образовательная проблема.

Вопрос: Если бы вы должны были найти совершенную сделку, то как бы это выглядело? Пожалуйста, опишите, что необходимо, чтобы выстроить идеальную сделку?

Джо ДиНаполи: Я должен буду ответить на этот вопрос общими словами, так как большинство не знакомо с определенными аспектами и нюансами моего подхода к торговле. Сделки должны соответствовать следующим критериям: Я использую этот подход непрерывно в течение многих лет. Я покупаю во время падения при восходящем тренде и продаю на восстановлении при нисходящем тренде. Запаздывающие индикаторы позволяют мне определять тренд. Опережающие индикаторы, прежде всего анализ Фибоначчи, позволяют мне “благополучно” занимать место в рамках этого тренда. Я постоянно использую Логические Цели по Прибыли и я имею осцилляторы, которые используются в качестве фильтров, чтобы препятствовать мне вступать в направлении тренда, когда это слишком опасно. Я также имею приблизительно 8 торговых моделей или условий, которые действуют, чтобы дать мне направление рынка. Если они находятся в конфликте с анализом тренда, то я всегда следую тому, что говорят мне модели.

Вопрос: На каких рынках вы торгуете?

Джо ДиНаполи: На рынках, которые двигаются и соответствуют ситуации, когда можно делать деньги. В 1995 году одной из самых больших моих сделок была сделка на рынке сои. Я не торговал на рынке продуктов более десяти лет. Но рыночные условия были совершенны, и я сыграл на этом.

Вопрос: Это было бы приемлемо для взаимных фондов?

Джо ДиНаполи: Неквалифицированный ответ - да, но могут быть некоторые трудности. Скажем, вы торгуете иностранными казначейскими обязательствами. Менеджеры фонда могут быть вовлечены с определенным хеджированием, что может затронуть цену таким способом, что анализ Фибоначчи не будет столь же точен, как он был бы, если бы вы имели чистую торговлю. В целом, однако, анализ Фибоначчи работает очень хорошо во взаимных фондах.

Вопрос: Ваша система является механической?

Джо ДиНаполи: Нет, но секрет создания хорошей субъективной системы состоит в том, чтобы делать ее насколько это только возможно не субъективной.

Вопрос: Как вы вычисляете цель по прибыли?

Джо ДиНаполи: Я использую один или оба из двух методов. Первый заключается а анализе Фибоначчи. Я также использую Предсказательный осциллятор.

Вопрос: Какой процент доходности и процент потерь, являются обычными для ваших сделок?

Джо ДиНаполи: Это зависит от изменчивости и временного периода используемого рынка.

Вопрос: Какие перемещенные Скользящие средние вы используете? Для каких рынков?

Джо ДиНаполи: Я использую одни и те же перемещенные Скользящие средние для всех рынков. Один из способов, позволяющий сказать, что что-то хорошо работает заключается в определении работает ли это для разных рынков. Иначе вы попадаете в своеобразное “болото”, которое хоронит так много новых технических трейдеров. Я использую 3×3, 7×5, 25×5 перемещенные Скользящие средние. Они все - простые Скользящие средние от цен закрытия. Второй параметр - это величина смещения.

Вопрос: Эти Скользящие средние приемлемы для долгосрочных трейдеров (дневные графики)?

Джо ДиНаполи: Да, фактически я использую перемещенные Скользящие средние для дневных, недельных и месячных графиков. Я использую комбинацию MACD и Стохастика для внутри-дневных так же как и для дневных, недельных и месячных графиков.

Вопрос: Вы торгуете деньгами других людей?

Джо ДиНаполи: Нет, меня это не интересует.

Вопрос: Каков наихудший месячный спад, который вы испытали в прошлом году?

Джо ДиНаполи: Это закрытая информация, но это не было чем-то серьезным.

Вопрос: Вы можете сказать нам о своем соотношении выигрышей и проигрышей?

Джо ДиНаполи: По определенным причинам я сдержан, чтобы указывать точные цифры, но скажу, что последовательное и правильное следование этой методологии может давать от 70 до 90% выигрышных сделок. Некоторые из причин, благодаря которым вы можете получить такое хорошее соотношение, относятся к критериям выхода так же, как и целям по прибыли. Скажем, психологический уровень остановки нарушен. Вместо того, чтобы выходить из рынка и остаться в проигрыше, вы можете развить серию восстановлений Фибоначи и выйти в гораздо более благоприятной точке. Это может превратить небольшие убытки в небольшую прибыль или в безубыточную сделку.

Вопрос: Ваши методы где-нибудь опубликованы?

Джо ДиНаполи: Я веду курсы по торговле. Там любой слушатель может получить любую интересующую его информацию. Надеюсь, мы издадим книгу в конце этого года.

Далее будут приведены некоторые из вопросов, которые слушатели чаще всего задавали Джо во время его лекций.

Вопрос: Насколько чувствителен анализ Фибоначчи для точного выбора вершины или основания? Вы можете использовать это для торговли опционами или они слишком изменчивы?

Джо ДиНаполи: Анализ Фибоначчи является самым точным средством прогнозирования поддержки и сопротивления, которое только существует. Однако, вы должны использовать анализ Фибоначчи в правильном контексте. По моему мнению, это существенно для торговли опционами, так как вы должны иметь дело с дополнительным расширением и сокращением. Суть в том, что если вы не знаете наперед, где поддержка и сопротивление проявят себя, то ничего хорошего из торговли опционами не получится.

Вопрос: Вы можете разъяснить поподробнее, как определяется значение перемещенной Скользящей средней?

Джо ДиНаполи: Перемещенная Скользящая средняя - это Скользящая средняя, продвинутая во времени. Представьте, что вы имеете 7-дневную простую Скользящую среднюю, теперь двигайте ее вправо на 5 дней. В результате вы получаете 7X5 перемещенную Скользящую среднюю. Значение перемещенной Скользящей средней на сегодня равно значению не перемещенной Скользящей средней 5 дней назад.

Вопрос: Как насчет того, чтобы войти в рынок, который находится в сильном тренде без коррекции к уровням Фибоначчи, вроде текущего рынка швейцарского франка (вопрос задан 19 февраля 2004г)

Джо ДиНаполи: Одно из самых больших преимуществ методов, которые я использую, заключается в их способности ввести вас в сильное движение с относительной безопасностью. Вы достигаете этого, уменьшая ваш временной формат, создавая ряд поддержек Фибоначчи и покупая выше пересечения. Ваш стоп-ордер располагается ниже самой низкой точки пересечения.

Вопрос: Ваш анализ, кажется, сосредотачивается на одной цене. Вы используете Фиббоначи на оси времени?

Джо ДиНаполи: Я не использую анализ Фибоначчи на оси времени, хотя я сделал большое исследование на эту тему. Да, есть контекст, в котором анализ Фибоначчи должен применяться. Вне этого контекста вы вступаете на тонкий лед.

Вопрос: У вас есть какие-нибудь методы, благодаря которым вы пытаетесь прогнозировать ценовую активность следующего дня, исходя их сегодняшней ценовой активности?

Джо ДиНаполи: Не просто от сегодняшней ценовой активности. Я полагаю, что изучение более крупных временных форматов необходимо для максимальной безопасности, так что я обычно использую ценовую активность более, чем одного дня, чтобы определить цели. Примерно в 1982г. я придумал интересный индикатор, названный Предсказательный осциллятор (Oscillator Predictor). Это индикатор оглядывается назад на 6 месяцев, использует детрендовый осциллятор, чтобы прогнозировать уровни перекупленности и перепроданности для завтрашнего действия.

Вопрос: Как насчет добавления к проигрышной позиции, чтобы усредняться?

Джо ДиНаполи: Кто-то из трейдеров, кто стоил приблизительно миллиард долларов, как-то сказал, что он недостаточно богат, чтобы усредняться.

Вопрос: Не могли бы вы сказать пару слов об управлении деньгами?

Джо ДиНаполи: Управление деньгами - это большая тема, на которую я трачу приблизительно три часа в своих курсах по торговле. Это намного более сложно, чем риск двумя или пятью процентами от вашего торгового капитала в одной сделке. Вы должны понять теорию крушения - это теория игры на деньги, периоды заблуждения и многое еще. Эту информация трудно найти. В течение многих лет я преподавал правило трех периодов. Это предполагает, что вы имеете хорошую методологию торговли. Если вы не находитесь в прибыли после трех периодов, то вы выходите из торговли. Это три дня на дневном графике, пятнадцать минут на пятиминутном графике и т.д. Один последний комментарий относительно вашего вопроса. Если вы научитесь, как покупать и продать в правильных местах, то будет большая конкуренция за исполнение ордеров в этих областях. В этом смысле, вещи действительно становятся более трудными, когда вы становитесь лучше.

]]> http://nyse-trade.ru/dzho-dinapoli-joe-di-napoli/feed/ 0 Джим Роджерс / Jim Rogers http://nyse-trade.ru/dzhim-rodzhers-jim-rogers/ http://nyse-trade.ru/dzhim-rodzhers-jim-rogers/#comments Mon, 08 Feb 2010 08:42:11 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7403 Джеймс Билэнд Роджерс младший (James Beeland Rogers, Jr.) – американский инвестор, был соучредителем фонда Quantum, является профессором колледжа, автором, экономическим комментатором, и создателем товарного индекса Rogers International Commodities Index (RICI). Джим Роджерс родился 19 октября 1942 в Балтиморе, Мэриленд. Учился в Йельском университете, а затем в Оксфорде, где изучал политику, философию и экономику. Летом 1964 года, работая в фирме Dominick & Dominick, Джим Роджерс по-настоящему увлекся происходящим на Wall Street и “с головой окунулся” в жизнь финансового мира. Именно сюда он вернулся после окончания Оксфорда и службы в армии. В начале 1970-х гг., получив опыт в фирме Arnhold and S. Bleichroeder, Джим Роджерс стал одним из основателей Quantum Fund - партнерства в сфере глобальных инвестиций. В течение следующих 10 лет стоимость портфеля Quantum Fund увеличилась более чем на 4200%, тогда как рост индекса Standard&Poor’s 500 за этот период составил приблизительно 47 %. В возрасте 37 лет Джим Роджерс решил покинуть фонд. В настоящее время он управляет собственным портфелем, преподает финансы в Graduate School of Business при Колумбийском университете и является постоянным комментатором и ведущим рубрик в различных средствах массовой информации. В 1990 году Джим Роджерс отправился в путешествие на мотоцикле, проехав более 100 000 миль (160 000 км) через шесть континентов и попало в книгу рекордов Гинесса. О своем путешествии и международных инвестициях он рассказывает в книге “Мотоциклист-инвестор” (“Around the World with Jim Rogers: Investment Biker”), вышедшей в 1994 году. С 1 января 1999 по 5 января 2002, Джим Роджерс осуществил еще одну поездку через 116 стран, проехав 245 000 километров со своей женой Пейдж Паркер (Paige Parker) в изготовленном на заказ желтом Мерседесе. Это путешествие также попало в книгу рекордов Гиннеса. Поездка началась в Исландии, где праздновали 1000-ую годовщину первой поездки Лейфа Эриксона (Leif Eriksson) в Америку, он пересек Европу, территорию бывшего Советского Союза, Китай, Африку, Ближний Восток и американский континент, посетив при этом страны, редко привлекающие туристов, в том числе Мьянму, Анголу, Судан, Конго, Колумбию, Восточный Тимор и др. 5 января 2002 года они вернулись в Нью-Йорк. Свои приключения он описал в книге “Adventure Capitalist: The Ultimate Road Trip”, ставшей бестселлером. “Adventure Capitalist” – это история путешествий и приключений, наполненная глубокими чувствами и тонким юмором, и, кроме того, весьма захватывающий обзор по мировой экономической географии с экскурсами по инвестиционной привлекательности стран и регионов. В книге Джим Роджерс представляет собственное мнение о том, какую страну ожидает рост, а какую – крах, где можно найти миллион, а где – его потерять. Помимо выводов о том, что на товарных рынках формируется “бычья” тенденция, а XXI век принадлежит Китаю, путешествуя по миру, Роджерс сделал еще целый ряд наблюдений и прогнозов. С 2002 года Джим Роджерс стал регулярным гостем программы Fox News’ Cavuto on Business, которая выходит каждую субботу. В 2005 Роджерс написал книгу “Товарные биржи: самые горячие рынки в мире” (”Hot Commodities: How Anyone Can Invest Profitably in the World’s Best Market”). В декабре 2007 года Джим Роджерс продал свой особняк в Нью-Йорке приблизительно за 16 миллионов долларов и переехал в Сингапур. Роджерс утверждает, что он переехал, потому что наступил переломный момент в инвестиционном потенциале азиатских рынков: “Если Вы были умны в 1807, то двигались в Лондон, если Вы были умны в 1907, то двигались в Нью-Йорк, и если Вы умны в 2007, то двигаетесь в Азию”. Он не захотел переезжать в такие китайские города как Гонконг или Шанхай из-за плохой экологической ситуации, поэтому он выбрал Сингапур. Однако, Джим Роджерс оптимистичен по отношению не ко всем азиатским нациям и скептически настроен относительно будущего Индии. У Джима Роджерса две дочери, его последняя книга, “Подарок моим детям” (”A Gift To My Children”), была издана в 2009 и содержит как жизненные уроки для его дочерей так и инвестиционные советы. ]]> http://nyse-trade.ru/dzhim-rodzhers-jim-rogers/feed/ 0 Джесси Ливермор / Jesse Livermore http://nyse-trade.ru/dzhessi-livermor-jesse-livermore/ http://nyse-trade.ru/dzhessi-livermor-jesse-livermore/#comments Fri, 05 Feb 2010 10:12:14 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7266 Джесси Ливермор - великий трейдер начала 20 века. Один из самых ранних трендовых трейдеров. Среди трейдеров и инвесторов Джесси Ливермор был известен под прозвищами “Юный Хват” (Boy Plunger) и “Чудо ребенок” (Wonder Boy). Он прославился выигрывая и проигрывая миллионные состояния во время биржевых кризисов 1907 и 1929 годов.

Джесси Ливермор родился в Массачусетсе, в семье фермеров, и в пятнадцать лет ушел из дому, чтобы впоследствии стать великим трейдером (по легенде дилижанс, на котором он уехал, остановился возле брокерской конторы, определив профессию юноши). Его поддерживала мать, не желавшая сыну, в год прошедшему трехлетний курс математики, судьбы фермера, отец же был против. На своей первой работе в Бостоне Джесси Ливермор выписывал на доску котировки в брокерской конторе Пейн Уэббер.


Он записывал свои соображения о движении цен в будущем, а затем проверял их. По совету друга, Джесси Ливермор первый раз рискнул поучаствовать в торгах. Вложив 5 долларов, он получил 3,12 доллара прибыли. Заработав немалую по тем временам сумму в 1000 долларов, Джесси Ливермор начал играть в подпольных внебиржевых конторах. Участники делали ставки против заведения, и большинство проигрывало из-за нестабильности котировок. Ливермор, напротив, регулярно выигрывал и вскоре был изгнан из этого сообщества. Тогда он направил свои стопы на биржу и разработал систему правил, позволявших получать прибыль. Джесси Ливермор попал на Нью-Йоркскую Фондовую Биржу (NYSE). На самом деле, за всю свою жизнь он ни разу так и не побывал ни на торговой площадке NYSE, ни какой-либо другой бирже из тех, с которыми ему довелось работать - ведя все свои операции через брокеров. В 20-ых годах у него был самый роскошный офис во всём Нью-Йорке: Джесси Ливермор построил собственный торговый зал, где на огромной доске шестеро клерков выписывали котировки для него одного - великий трейдер предпочитал работать в полной тишине. Шикарные загородные резиденции, гигантские яхты, многочисленные “Роллс-Ройсы”, драгоценности для жён и любовниц, сводившие с ума публику - он жил на широкую ногу и расплачивался за ошибки соответственно. В 1907 году он заработал 3 миллиона долларов на обвале рынка, а в 1929 – целых 100. В последствие все эти деньги Джесси Ливермор потерял. Основываясь на своем успешном опыте торговли долговыми бумагами, Ливермор оставил практическую философию, главные принципы которой – увеличение позиции, пока она соответствует тренду и быстрое закрытие ее для сокращения убытков.

По иронии судьбы, сам великий трейдер не следовал этой системе, из-за чего и потерял заработанное состояние. Сейчас многие специалисты считают Джесси Ливермора величайшим трейдером в истории.

Многие эпизоды из его профессиональной деятельности вошли в популярную книгу Эдвина Лефевра “Воспоминания биржевого спекулянта” (”Reminiscences of a Stock Operator” Edwin Lefevre). Лефевр писал “Воспоминания” основываясь на одном длинном интервью с Джесси Ливермором, но на деле мало кто сомневается, что большую часть книги написал сам великий трейдер - слишком уж тонки и точны подробности этого увлекательного рассказа, ставшего беллетризованным описанием средних лет биржевого спекулянта. Повествование ведется от лица вымышленного героя Лари Ливингстона. Кроме того, Джесси Ливермор написал менее известную книгу «Как торговать акциями. Формула сочетания цены и времени Ливермора». Первое издание вышло в свет в 1940, и в том же году Джесси Ливермор совершил самоубийство. Он застрелился из Кольта 32-го калибра. Восьмистраничное предсмертное письмо было найдено полицией в его записной книжке. Среди причин его смерти – многолетние депрессии и неуверенность в себе после неудач.

Надо сказать, что личная жизнь Джесси Ливермор сложилась не слишком удачно. Первой женой финансиста стала некая Нетти Джордан, с которой он развелся в 1918 году. В 40 лет он женился на красавице Дороти – актрисе из Зигфильд Фолли. На развод подала она и переехала в родной город вместе с любовником. В 1932 году развод состоялся, и Дороти получила опеку над сыновьями. Год спустя Ливермор женился на 38-летней Гарриет Метц Нобль. Это был ее пятый брак и от медового месяца молодые отказались. Четверо прежних мужей Гарриет покончили с собой. Это стало дурным предзнаменованием. Неприятный эпизод произошел в 35 году, когда во время пьяной ссоры бывшая жена Джесси Ливермора Дороти выстрелила в их сына, Джесси младшего. Он выжил, однако скандал был неизбежен.

Ниже приведены отдельные выдержки из книги Лефевра:

“Еще один урок, который я выучил ранее, заключался в том, что нет ничего нового на Wall Street. Ничего нового не может быть, потому что спекуляция стара, как мир. Что бы ни случилось на рынках сейчас, это уже случалось и это случится снова.

У меня было 10 тысяч долларов, когда мне было 20 лет и моя маржа на той сахарной сделке была больше 10 тысяч. Но я не всегда выигрывал. Мой торговый план был достаточно хорош и выигрывал чаще, чем проигрывал. Если бы я постоянно использовал его, я бы выигрывал 7 раз из 10. Как правило, я всегда делал деньги, когда был уверен, что я прав, перед началом торгов. Я был неправ в том, что у меня не хватило мозгов постоянно придерживаться моего плана и играть на рынке, только когда предшествующие события говорили о успешной торговле. Каждому событию свое время, но я не знал этого. Именно это послужило причиной краха такого большого количества людей на Wall Street, которые были вовсе не сосунки. Существует простой дурак, который все, всегда и везде делает неправильно, и дурак с Wall Street, который думает, что должен торговать все время. Никто не может иметь адекватных причин для дневной покупки или продажи акций или достаточно знаний, чтобы играть на рынке интеллектуально.

Нужно много времени, чтобы осознать свои ошибки. Они говорят, что существуют две стороны всего, но у рынка только одна сторона. И это не бычья, или медвежья сторона, а истинная сторона. Рынок всегда прав.

Ничто так не учит тебя тому, что нельзя делать, как потеря всего, что у тебя есть. И когда ты понимаешь, что нельзя делать или потеряешь деньги, ты начинаешь учиться, что делать, чтобы выигрывать. Именно учиться.

Я думаю, серьезным шагом в моем образовании был момент, когда я осознал в конце концов, что старый мистер Патридж продолжал повторять своим клиентам: «Хорошо, ты знаешь, это бычий рынок», он действительно имел в виду, что большие деньги не в индивидуальных флуктуациях, а в едином движении, это означает, что надо следить не за ценами, а за рынком. Причина в том, что человек может ясно видеть, что рынок делает то, что, как планировалось, он должен делать и тем не менее этот человек становится нетерпеливым и сомневающимся. Вот почему так много мужчин с Wall Street теряли деньги, а они были не школьные сосунки. Они не проиграли рынку, они проиграли сами себе, несмотря на их ум, они не смогли выполнить свои планы. Старый турок был чертовски прав, когда говорил, что нужно делать. Но он не мог оставаться терпеливым и уверенным в своих действиях. Обычный человек не интересуется бычий или медвежий рынок, он хочет, чтобы ему сказали какую именно акцию покупать или продавать. Он хочет получить что-то, не отдавая ничего. Он не хочет работать, он даже не хочет думать. Это так скучно, когда нужно считать деньги, которые просто нашел. Чтобы рассказать о моей первой ошибке на миллион долларов, необходимо вернуться в то время, когда я первый раз стал миллионером. Это было сразу после обвала Октября 1907 года. Так как продолжалась моя торговля, миллион обозначал лишь дополнительные резервы для меня. Деньги не дают трейдеру чувство комфорта, потому что богат он или беден, он может ошибиться и всегда неуютно быть неправым. И когда миллионер прав, деньги это лишь его слуги. Потеря денег меня не заботит. Убыток никогда не расстраивает меня; после того как я его принял, я забываю о нем на следующий день. Но не следовать собственному плану, не принять убыток, как рассчитывал, вот это действительно наносит ущерб моей душе и карману.

То, что я скажу тебе, это основа моего торгового плана, который базируется на изучении движения цен. Мне достаточно знать о возможном направлении дальнейшего движения цены. Я делаю дополнительные тесты только чтобы успокоить себя. Обычно для этого я смотрю за ценами, после того как я начал.

Немного есть более худших ошибок для спекулянтов, чем усреднение убытков. Моя хлопковая сделка полностью доказала это. Всегда продавай убыточные акции и всегда держи прибыльные. Это настолько очевидно, что я всегда удивлялся сам себе, когда делал все с точностью до наоборот.

Убытки не беспокоят меня. Когда я теряю деньги, я рассматриваю это, как плату за обучение. Человек должен учиться и должен платить за обучение. Во времена бумов, когда на рынке большое количество публики, не нужно проявлять какую либо проницательность, нет никакого смысла в том, чтобы терять время на обсуждение того, что происходит во время таких бумов. Это похоже на попытку найти разницу между каплями дождя падающими на соседнюю крышу. Сосунок всегда пытается получить что-то не заплатив, посыл всех этих бумов всегда к инстинкту игрока, основа которого жадность и улучшающееся благосостояние. Люди, которые ищут легких денег, всегда платят за привилегию получить доказательства, что их нет на этой убогой и жадной земле. В начале, когда я слушал рассказы о старых сделках, я думал, что теперь люди менее легковерны. Но теперь, читая в газетах о пирамидах и проворовавшихся брокерах, я уверен, что миллионы долларов, принадлежащие сосункам, еще присоединятся к молчаливой массе пропавших накоплений.

Всегда есть люди, которые ходят быстрее, чем остальная толпа. Им предначертано вести остальных, и не имеет значения как сильно эта толпа изменилась”.

Книги о Джесси Ливерморе:

* Reminiscences of a Stock Operator by Edwin Lefèvre (наиболее продаваемая биография Ливермора, многократно переиздавалась, последние издание в 1994 году) ISBN0-471-05970-6
* Jesse Livermore - Speculator King, Paul Sarnoff , ISBN 0-934380-10-4
* Jesse Livermore: The World’s Greatest Stock Trader, Richard Smitten, ISBN 0-471-02326-4
* How To Trade In Stocks, Jesse Livermore, ISBN 0-934380-75-9 (первое издание в 1940)
* Trade Like Jesse Livermore, Richard Smitten, ISBN 0-471-65585-6
* Lessons from the Greatest Stock Traders of All Time, John Boik
* How Legendary Traders Made Millions, John Boik

]]> http://nyse-trade.ru/dzhessi-livermor-jesse-livermore/feed/ 3 Джералд Лоуб / Gerald Loeb http://nyse-trade.ru/dzherald-loub-gerald-loeb/ http://nyse-trade.ru/dzherald-loub-gerald-loeb/#comments Wed, 03 Feb 2010 10:58:38 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7192 Джералд Лоуб (Gerald Loeb) сделал себе имя как первоклассный специалист по продаже ценных бумаг, и журнал “Форбс” однажды назвал его “самым цитируемым человеком на Уолл-стрите”. Его книга “Борьба за инвестиционное выживание” (The Battle for Investment Survival), вышедшая в 1935 году, считается классикой, и первое издание разошлось в 250 000 экземплярах. Главной причиной ее успеха - книга написана живым, доступным языком, который не требовал таких умственных способностей, как опубликованная в 1934 году книга Бенджамина Грэма “Анализ ценных бумаг”. Сильная сторона Лоуба - массовый маркетинг, дающий вам возможность стать обычным Инвестором Джо. Подумайте над следующей метафорой, обращенной к начинающему инвестору: “Человек должен ограничить свои первые усилия по приготовлению пищи варкой яиц; никто не начинает с блюда “Запеченная Аляска”, независимо от того, какой отличный десерт может позже получиться”.

Лоуб родился в 1899 году, его отец, французский виноторговец, потерял свой бизнес во время землетрясения в Сан-Франциско в 1906 году. Инвестиционная карьера Джералда Лоуба началась в 1921 году с продажи облигаций в брокерской фирме в Сан-Франциско, Калифорния, он известен тем, что отказывался продавать любую ценную бумагу, к которой у него не было доверия. Спустя несколько лет он уже работал в Нью-Йорке в компании Е. F. Hutton & Co., где его сделали партнером в молодом возрасте - 30 лет. Как и некоторые другие счастливцы, Лоуб предвидел крах 1929 года и продал все свои вклады и вклады своих клиентов до наступления кризиса. В том же году его назначили заместителем председателя, должность которого он занимал до своего ухода в отставку в 1965 году. В 30-е и более поздние годы он отличался тем, что был здравомыслящим продавцом ценных бумаг, написал еще несколько книг, его статьи публиковали Barron’s, The Wall Street Journal и Investor Magazine, а также он вел в газете колонку под названием “Лоуб на Уолл-стрите”.

Несмотря на то, что он работал на брокерскую фирму, Лоуб совершенно справедливо говорил: “Люди ожидают от инвестирования слишком многого. Они неправильно думают, что их деньги всегда должны “работать”. Согласно Лоубу, у тех, кто откладывал и смог ограничить свои потери инфляцией, дела шли хорошо. В то время как его книги подвергались критике из-за отсутствия технических указаний, он компенсировал это практическими советами: “Путешествие прекрасное образование, а образование в наши дни - это замечательный хедж для тех, кто может извлечь из него выгоду”.

Джералд Лоуб попытался создать и сохранить на высоком уровне аналитические обзоры для частных инвесторов учредив премию (Gerald Loeb Awards) за выдающуюся деловую и финансовую журналистику.

]]> http://nyse-trade.ru/dzherald-loub-gerald-loeb/feed/ 0 Джеймс Харрис Саймонс / James Harris Simons http://nyse-trade.ru/dzhejms-xarris-sajmons-james-harris-simons/ http://nyse-trade.ru/dzhejms-xarris-sajmons-james-harris-simons/#comments Tue, 02 Feb 2010 12:23:11 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=7147 Джеймс Харрис «Джим» Саймонс, внук владельца обувной фабрики в Массачусетсе, получил степень бакалавра математики в Массачусетском технологическом институте (MIT) в 1958 году и получивший степень доктора наук, тоже по математике, в университете Беркли в 1962 году в возрасте 23 лет. С 1961 по 1964 он преподавал математику в Массачусетском технологическом институте и Гарварде. В 1964—1968 он занимал исследовательскую должность в Отделении исследований коммуникаций Института анализа обороны. В 1968 году он стал заведующим математическим отделением в университете Стони Брук. При нём университет вошёл в десятку лучших в США.

В 1976 году Саймонс получил Приз Освальда Веблена по Геометрии Американского математического общества за работу по многомерным поверхностям, минимизирующим площадь, и характеристическим формам. Он доказал предположение Бернштейна вплоть до размерности 8, а также улучшил свойства регулярности результата Вендела Флеминга по обобщённой проблеме Плато. В 1978 году Саймонс покинул академическую науку с тем, чтобы основать инвестиционный фонд.

В 1982 году Саймонс основал в Нью-Йорке Renaissance Technologies Corporation, частную инвестиционную фирму для управления более чем 30 миллиардами долларов США. Саймонс до сих пор стоит как президент во главе этой фирмы, считающейся самым успешным хедж-фондом в мире.

Уже более двух десятков лет инвестиционная компания Renaissance Technologies, торгующая на биржах по всему миру, находится на переднем крае математическо-экономического анализа. Она использует компьютерные модели для предсказания изменений цен на ликвидные финансовые инструменты. Эти модели используют так много данных, сколько получается собрать, затем ищут неслучайные составляющие, на основе которых можно сделать предсказания. Несмотря на то, что разработкой моделей занимаются учёные, конкретные действия МТС лучше описываются понятием «чёрный ящик». К тому же работники компании ведут активную деятельность по дезориентации и сокрытию подробностей о работе фонда.

В Renaissance работает более 60 научных работников мирового уровня, включая математиков, физиков, астрофизиков и статистиков, из широкого круга стран (например, Япония и Куба). Это позволяет получать доход на десятки процентов выше, чем получают Брюс Ковнер, Джордж Сорос, Пол Тюдор Джонс, Луис Бэкон, Марк Кингдон или Монро Траут. Тем не менее, из официальных данных видно, что фонд уходил в минус до 7 % в начале Ипотечного кризиса 2007 года, однако смог выправиться к концу августа до +0.7 %. Renaissance запустил фонд RIEF, предназначенный управлять капиталом в 100 млрд долларов, то есть наибольшим из существовавших когда-либо.

Саймонс был признан финансовым учёным года (FEOY, Financial Engineer of the Year) интернациональной ассоциацией финансового инжиниринга (IAFE, International Association of Financial Engineers) в 2006 году. Он заработал около 2,8 млрд долларов в 2007 году, $1.7 млрд в 2006, $1.5 млрд в 2005 (наибольший доход управляющих хедж-фондами в том году), и $670 млн в 2004. С приблизительно 5,5-миллиардным состоянием Саймонс, по версии журнала Forbes, в 2007 году занимал 214 место в мире и 57 место в Америке. Financial Times назвал его в 2006 году «самым умным из миллиардеров».

С помощью нажитого капитала Саймонс участвует в благотворительности. Он поддерживает исследовательские проекты, конференции и симпозиумы. Саймонс и его вторая жена, Мэрилин Хорис Саймонс (Marilyn Hawrys Simons), основали Фонд Саймонса — благотворительную организацию, которая оказывает поддержку образовательным и медицинским проектам, дополнительно к научным исследованиям. В память о своём сыне Поле, он создал Парк Авалона, заповедник в Стоуни Брук. 34-летний Пол умер в аварии в 1996 во время катания на велосипеде около дома. Другой сын, 23-летний Ник, утонул в 2003 во время поездки в Бали (Индонезия). Ник работал в Непале и Саймонс внёс большой вклад в Непальскую систему здравоохранения с помощью созданного специально Института Ника Саймонса. Джеймс основал также Math for America («математика для Америки»).

В начале 2006 года он возглавил группу директоров Renaissance Technologies Corporation и Брукхейвенской научной ассоциации и закрыл дыру в бюджете Брукхейвенской национальной лаборатории размером 13 млн. долларов, которая препятствовала открытию Коллайдера тяжёлых ионов. Также в 2006 Саймонс пожертвовал $25 млн. Университету Стоуни Брук через Фонд Стоуни Брук, деньги предназначются отделению физики и математики в университете. 27 февраля 2008 губернатор Элиот Шпитцер объявил о 60-миллионном пожертвовании Фонда Саймонса для основания Simons Center for Geometry and Physics («Центр Саймонса по геометрии и физике») в Стоуни Брук, самом большом денежном подарке общественному университету в истории штата Нью-Йорк.

Семейный фонд потратил в последние годы 38 миллионов долларов, чтобы найти причину аутизма, и планирует потратить ещё 100 миллионов, что станет наибольшей инвестицией в исследования по аутизму. При этом Саймонс устанавливает персональный контроль за всеми тратами бюджета. Саймонс также сдал ДНК своей семьи для изучения (его дочь страдает аутизмом), и также помог в разрешении некоторых исследовательских проблем. Когда MIT попросил деньги на изучение мозга, Джеймс поставил условие, что проект сконцентрируется на аутизме и включит специалистов по его выбору. 11 июня 2003 Фонд Саймонса принял симпозиум по исследованию аутизма. На нём были представлены результаты по причинам аутизма, составлении генетической карты аутизма и биологическим механизмам, наблюдающимся у больных аутизмом. Среди пристутсвующих были отмечены Дэвид Амарал и доктора Эрик Курчесне, Натаниэл Хайнц, Том Инзель, Кэтрин Лорд, Фред Волькмар и Пол Грингард. Фонд дал 10 млн двум исследователям Центра Детских болезней Йельского унивеситета на выявление генетического влияния на аутизм.

У Саймонса 5 детей, он живёт со своей женой на Манхэттене и Лонг-Айленде. Саймонс является доверенным лицом Брукхейвенской национальной лаборатории, Института специальных исследований, Университета Рокфеллера и Математического исследовательского института. Он также член Комитета MIT. Саймонс избегает огласки и редко даёт интервью, цитируя при этом осла Бенджамина из повести «Скотный двор» для объяснений: «Бог дал мне хвост, чтобы отмахиваться от мух. Но я бы предпочёл не иметь хвоста и не иметь мух».

]]> http://nyse-trade.ru/dzhejms-xarris-sajmons-james-harris-simons/feed/ 0 Джеймс Стивен Фоссетт / James Stephen Fossett http://nyse-trade.ru/dzhejms-stiven-fossett-james-stephen-fossett/ http://nyse-trade.ru/dzhejms-stiven-fossett-james-stephen-fossett/#comments Sun, 31 Jan 2010 05:29:35 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6923 Джеймс Стивен Фоссетт родился 22 апреля 1944, в Джексоне, штат Теннесси. Детство и юность прошло в Гарден-Гроув в Калифорнии. С юных лет Стив Фоссетт был участником скаутского движения. В 1966 году Фоссетт окончил Стэнфордский университет по специальности «экономика». В 1968 году ему было присвоено звание магистра экономики в университете Вашингтона в Сент-Луисе, штат Миссури. В этом же году Стив Фоссетт женился на Пегги Виланд.

До 40 лет Фоссет был известен исключительно в деловых кругах. Он сделал весьма успешную карьеру на бирже, и даже стал основателем крупнейшей трейдинговой корпорации США Lakota Trading Inc., совладельцем фирмы Scaled Composites.

В 1985 году, видимо, заскучав от достижений в бизнесе, Стив Фоссетт решил переплыть Ла-Манш. Это был просто вызов самому себе - и с четвертого раза он сделал это. Кстати, интересно, что свое первое экстремальное достижение Стив совершил, не вложив в него ни доллара. В дальнейшем он также будет чрезвычайно практично отдаваться своей страсти к экстремальным развлечениям.

Потом последовали 8 лет, в течение которых Фоссет не привлекал к себе внимания общественности. Известно, что он занимался различными необычными видами спорта, вроде марафонских гонок на лыжах по горам Колорадо, где жил с женой. Там же он участвовал в горном марафонском забеге. Уже тогда стало понятно, что Фоссета привлекает не столько скорость, сколько марафонские дистанции. Его конек - выносливость и настойчивость.

Видимо, тренировки на холоде и сподвигли его на следующее дерзание - в 1992 году Фоссет решил принять участие в гонках на собачьих упряжках. Ему предстяло проехать более тысячи миль по заснеженной Аляске. Стив Фоссетт справился и с этим, но довольно бесславно. Его упряжка пришла к финишу сорок седьмой.

В 1993 году он попробовал заняться автогонками - причем опять на длительные расстояния. Фоссет принял участие в Le Mans Sports Car Race, французском марафонском ралли на гоночных автомобилях. Но и тут его ждала неудача - команда, в которой выступал Стив, пришла тридцать шестой.

В том же 1993 году Стив Фоссетт, наконец, нашел достойное призвание, в котором ему предстояло установить свои первые мировые рекорды. Устав от гонок на суше, он обратился к воде, которая когда-то в первый раз позволила ему почувствовать себя победителем. Фоссет начал плавать на скоростных яхтах, и это был уже настоящий спорт миллионеров.

В 1993 году он поставил свой первый мировой рекорд скоростного плавания на яхте - за 44 часа Фоссетт обогнул Ирландию. С этого момента Стив начал всерьез заниматься этим спортом. Он сконструировал скоростной катамаран PlayStation (впоследствии корабль будет носить более “благородное” имя Cheyenne) и совершил еще 24 рекордных заплыва. Самым знаменитым из них считается “кругосветка” 2004 года, когда Стив Фоссет и его команда проплыли вокруг земного шара на 6 дней быстрее, чем предыдущие рекордсмены.

Впрочем, к этому времени “плавательные” достижения стали для экстремала чем-то обыденным. В конце концов, чего стоит достижение, которое уже через год (как случилось с кругосветным рекордом Фоссета) было улучшено другим таким же спортсменом, и благополучно забылось во всем мире. После плавания 2004 года Фоссет объявил о том, что он больше не занимается яхтами. К тому времени яхты стали для него детской игрушкой, потому что ему было чем гордиться всерьез.

С 1995 года Стив Фоссет лелеял заветную мечту. К тому времени он не раз испытал эйфорию человека, который “побил” чей-то рекорд, и хотел большего. Фоссет мечтал стать рекордсменом, который сделает что-то впервые и тем самым навсегда останется в истории человечества. Он принялся изучать историю человеческих достижений - и нашел то, что искал.

Это казалось невероятным, но за всю историю воздухоплавания еще ни один человек в мире не совершал кругосветного перелета на воздушном шаре. Это было то, что нужно - испытание, в котором разом требовались и выносливость Стива, и его деньги. Он знал, что победит, потому что ни у одного тренированного спортсмена не найдется нужной суммы, чтобы сконструировать воздушный шар, который сможет лететь достаточно долго. При этом едва ли найдется миллионер, подобный ему, который преодолеет любые трудности марафонского полета - без сна, нормальной еды, при пониженной температуре и в разреженном воздухе.

Что касается холода и разреженного воздуха, тут Фоссету опыта было не занимать. Он поднимался на высочайшие горы (в том числе дважды на Эверест) практически всех континентов (кроме Антарктиды) - и, кстати, оставил это увлечение, так же, как и увлечение яхтами, - тут все рекорды были установлены до него. Однако, задумав лететь вокруг света, Стив Фоссетт снова стал серьезно заниматься лыжными марафонами в горах Колорадо. Он даже сконструировал специальную капсулу, внутри которой имитировались атмосферные условия на высоте 3 километров, и спал в ней несколько ночей подряд. В итоге это позволило ему находиться на высоте 7 километров в одной только кислородной маске.

Для того чтобы сконструировать аппарат, способный облететь вокруг света, Фоссет нанял специальную команду экспертов, в которую входили люди, установившие рекорды дальности полетов на воздушных шарах. Он потратил на свое детище 300 тысяч долларов (кстати, на порядок меньше английской и швейцарской команды, которые в то же время планировали установить этот рекорд и вложили в свои шары миллионы долларов). Шар Фоссета был сравнительно прост, в сравнении с шарами конкурентов. Англичане и швейцарцы посвятили много времени на конструкцию специальной капсулы, в которой воздухоплаватель не чувствовал бы дискомфорта на большой высоте, в то время как американец Фоссет рассчитывал, что сможет выдержать перелет и без капсулы.

И вот настал исторический момент - в 1996 году Стив Фоссет совершил первую попытку беспосадочного кругосветного перелета на воздушном шаре. Попытка окончилась неудачей - стартовав в Южной Дакоте, шар смог долететь лишь до Канады. Впрочем, его швейцарские и английские конкуренты не сделали и того - их воздушные шары выходили из строя уже в первые дни полета.

А Стив Фоссет с истинно марафонской настойчивостью совершил второй полет - в этот раз его шар долетел от Миссури до Индии, третий полет - опять же из Миссури до России, четвертый полет - который чуть было не закончился его гибелью, когда шар попал в шторм и стал стремительно терять высоту над Австралией… Но даже смертельная угроза не остановила Фоссета. Он совершил пятую безуспешную попытку и на шестой раз добился своего. В 2002 году, стартовав из Австралии, Фоссет через 14 дней, 19 часов и 50 минут вернулся в исходную точку.

Он стал первым в мире и “завоевал место в истории мировой авиации” - единственная формулировка, которую за долгие годы журналистам удавалось вытянуть из Стива в ответ на вопрос: “Зачем вы это делаете?”. Все это время он утверждал, что равнодушен к славе и вниманию со стороны масс-медиа. “Мне не нужна шумиха вокруг моего имени, чтобы находить деньги на экстремальные достижения. Они и так у меня есть, - резонно замечал он. - Полет на воздушном шаре вокруг света - это просто то, что я хочу сделать. Давно и очень хочу”.

Полеты на воздушном шаре открыли Фоссету авиационный мир. В новой для себя среде он опять принялся устанавливать мелкие рекорды скорости и дальности. Фоссет летал на планерах, дирижаблях и аэропланах через океаны и континенты. Когда ему и этого показалось мало, он попытался залететь на планере в стратосферу, однако его подвел ветер, планер не смог подняться выше 20 километров.

Осенью 2004 года Фоссетт получил права пилота дирижабля. 27 октября Фоссетт установил мировой рекорд скорости для дирижаблей. Он пролетел расстояние в 1000 метров в обоих направлениях со средней скоростью 111,8 км/час, максимальная скорость — 115 км/час.
С 1 по 3 марта 2005 года Стив Фоссетт в одиночку облетел Земной шар на специальном самолёте, Virgin Atlantic GlobalFlyer, сконструированном Бёртом Рутаном. Это был первый в мире облёт Земного шара в одиночку и без остановок. Полёт продолжался 67 часов 2 минуты и 38 секунд, пройденное расстояние — 36 898,04 км. Старт и приземление — в городе Салина, штат Канзас. В феврале 2006 года Стив Фоссетт на Virgin Atlantic GlobalFlyer установил абсолютный рекорд дальности полёта без остановки — 41 467,53 км за 76 часов 45 минут. Это был безостановочный полёт вокруг Земного шара, в ходе которого Фоссетт дважды пересёк Атлантический океан. Фоссетт стартовал 8 февраля из Космического центра имени Кеннеди во Флориде и приземлился 11 февраля в Англии.

До июля 2006 года Фоссетту принадлежал рекорд самого быстрого пересечения Атлантического океана на парусном судне — 4 суток 17 часов 28,06 минут. До февраля 2005 года Фоссетту принадлежал рекорд самого быстрого кругосветного плавания на парусном судне — 58 суток 9 часов 32,45 минут. Фоссетт был членом Королевского географического общества, с 2005 по 2006 годы - членом Комитета мирового скаутского движения (World Scout Committee).

3 сентября 2007 года Стив Фоссетт взлетел на одномоторном самолёте с частного аэродрома в штате Невада. Через некоторое время связь с ним пропала. Топлива в его самолёте должно было хватить на 4—5 часов полёта. Фоссетт имел при себе только одну бутылку воды и не имел парашюта. Поиски пропавшего искателя приключений продолжались несколько суток. Стив не оставил диспетчерам плана своего полёта; известно только то, что он хотел лететь в южном направлении в поисках места, подходящего для гонки на скорость. Были совершены десятки вылетов самолётов и вертолётов с целью поиска пропавшего. Район поиска охватывал площадь, равную 44 000 км². Вплоть до 19 сентября поиски пропавшего были безуспешными. 19 сентября официальные поиски были прекращены, но добровольцы продолжали искать и дальше, хотя считалось, что нет шансов найти Фоссетта живым — за более чем две недели в пустыне, без продовольствия и воды, при дневной температуре до 35 °C, практически нет шансов для выживания. Во время поисков пропавшего Фоссетта были обнаружены обломки семи ранее потерпевших катастрофы самолётов, но обломков самолёта Стива среди них не было.

27 сентября 2007 года ошибочно было определено возможное местонахождение самолёта Фоссетта. По заявлению руководителя поисково-спасательной операции, самолёт мог находиться недалеко от Долины смерти в штате Невада. Это примерно в ста шестидесяти километрах к юго-востоку от аэродрома, с которого Фоссетт начал своё путешествие. 2 октября 2008 года неподалёку от городка Маммот-Лейкс, штат Калифорния, туристы нашли место гибели Фоссета. На месте катастрофы, кроме обломков самого самолёта, были найдены вещи, принадлежавшие Стиву Фоссету, среди них: удостоверение Федеральной авиационной администрации на имя Фоссета; лицензия на управление самолётом; удостоверение личности и 1005 долларов. Также, были найдены разбросанные хищниками человеческие кости, которые сразу направили на экспертизу ДНК. Через 1,5 месяца экспертиза ДНК подтвердила, что останки, обнаруженные на месте катастрофы, принадлежали Стиву Фоссету.

Джеймс Стивен Фоссетт установил 116 мировых рекордов в различных дисциплинах.

]]> http://nyse-trade.ru/dzhejms-stiven-fossett-james-stephen-fossett/feed/ 1 Джейк Бернстайн / Jake Bernstein http://nyse-trade.ru/dzhejk-bernstajn-jake-bernstein/ http://nyse-trade.ru/dzhejk-bernstajn-jake-bernstein/#comments Sat, 30 Jan 2010 05:26:11 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6921 Джейк Бернстайн – профессиональный трейдер, американский аналитик и автор, который использует свой более чем 40-летний практический опыт анализа рынков для проверки противоположных и спорных точек зрения, формализации и построения эффективных торговых методов. Джейк Бернстайн является одним из самых популярных и уважаемых аналитиков фондового и фьючерсного рынков. Он также занимает должность президента фирмы MBH Commodity Advisors, находящейся в г. Виннетка, Иллинойс и Network Press Inc в Скотс Вэлли, Калифорния. Джейк написал более 40 книг по фьючерсам и фондовым рынкам, психологии трейдинга и экономическому прогнозированию; ввел многочисленные методологии анализа фьючерсных рынков, построенные на цикличности и техническом анализе; является автором информационной рассылки для трейдеров; проводит онлайн обучение, помогая трейдерам улучшать свои навыки и достигать успеха в торговле.

Джейк Бернстайн родился 20 сентября 1946 года в Баварии, из Европы переехал в Канаду, а потом в США где и начал карьеру трейдера в 1968 году. Джейк выступал с докладами на конференциях и семинарах по всему миру, с 70-х годов провел более 500 собственных семинаров и считается ведущим педагогом, аналитиком и исследователем фондового и фьючерсного рынков.

Многие из долгосрочных социальных, политических и экономических прогнозов, которые Бернстайн издал за прошлые два десятилетия, оказались верными: максимум процентной ставки начала 1980-ых, дефляция 1980-ых и в начале 1990-ых, прорыв в технологии генной инженерии, снижение процентной ставки во второй половине 1990-ых, война в Заливе и др.

Джейк Бернстайн - консультант инвесторов, трейдеров, промышленников, финансовых учреждений, краткосрочных трейдеров и брокерских фирм. На его консультативные услуги подписаны некоторые из самых больших в мире банков и брокерских фирм, а также трейдеры в зале, профессиональные трейдеры и финансовые менеджеры, как начинающие так и профессиональные трейдеры и хеджеры со всего мира.

Его часто приглашают на деловые радио- и телевизионные программы, включая: Wall Street Week, CNBC, JagFN.TV, WebTV.com Financial News Network, Web.fn, CNN (London), WBBM Radio Chicago, IEpstein.com: Ira Epstein’s Futures Internet TV Program and YouTube.com: Ira Epstein’s YouTube Channel, также часто появляется в финансовой прессе. Статьи Джейка Бернстайна публиковались в Futures Magazine, Money Maker, Stocks and Commodities, Barron’s Financial Weekly, FarmFutures, и других ведущих финансовых изданиях. Его прогнозы и мнения часто публикуются в финансовой прессе и на многочисленных вебсайтах.

Джейк Бернстайн склонен участвовать в работе самых активных фьючерсных рынков: энергоносители, финансы, контракты S&P. Но, по его словам, «я веду трейдинг всем, что изменяется в заданных временных рамках». Бернстайн обычно избегает такие тонкие рынки, как фьючерсы на палладий или апельсиновый сок: «Мне не нравится, как там исполняются приказы».

Когда его спросили о том, не происходит ли эрозия технического анализа, поскольку все большее число трейдеров ориентируется на одни и те же графики закономерностей, Джейк Бернстайн сказал: «Графики закономерностей – это одновременно наука и искусство. Я склонен придерживаться кристальной ясности во всем. Если на график смотрит 10 человек, и все приходят к одинаковому выводу, то я себя чувствую в такой ситуации вполне комфортабельно. Мне нравится быть объективным». Бернстайн привел в качестве примера волновой анализ Эллиотта как образец технического анализа, склонного к большей «субъективности», поскольку расчет волн подвержен индивидуальным интерпретациям.

]]> http://nyse-trade.ru/dzhejk-bernstajn-jake-bernstein/feed/ 0 Генри Клуз / Henry Clews http://nyse-trade.ru/genri-kluz-henry-clews/ http://nyse-trade.ru/genri-kluz-henry-clews/#comments Fri, 29 Jan 2010 05:21:50 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6919 Генри Клуз родился в Англии в 1836 году, а в 1850 эмигрировал в США. Клуз начинал клерком в большой компании-импортере и лишь позднее перешел в финансовую сферу бизнеса. Клуз стал членом Нью-Йоркской фондовой биржи вскоре после паники 1857 года, во время которой цены упали приблизительно на 50 процентов. “Этот кризис прозвучал похоронным маршем для старого консерватизма на “Улице”, - писал Клуз. - Появилась более молодая раса финансистов, заполнившая места старых консервативных лидеров”. При всей своей экстравагантности Клуз был инвестором в стоимость. Он понимал, что “в основе всей этой бурной массы фактов лежат законы природы; если мы изучим их относительно контролируемых ими объектов, они (законы) окажутся работающими так же точно, как восход Солнца”.

В 1859 году Генри Клуз стал соучредителем инвестиционной компании (Livermore, Clews, and Company) на Уолл-стрите, которая во время Гражданской войны в США была вторым по величине торговцем бондами (федеральными облигациями). В 1877 году Генри организовал собственную компанию Clews and Company. Он организовывал также “Комитет 70″ и служил экономическим советником президента Улисса Гранта (Ulysses Grant). Генри Клуз придерживался консервативных экономических взглядов и был сильным противником профсоюзного движения.

В 1908 году Клуз выпустил в свет книгу “Пятьдесят лет на Уолл-стрите” (Fifty Years in Wall Street), ставшую незаменимой для всех изучающих и историю, и рынки. В конце концов, Клуз стоял плечом к плечу с такими великими финансистами, как Дж. П. Морган и печально известными баронами-грабителями типа Корнелиуса Вандербильта. Клуз не пожалел времени записать историю и свои собственные мысли, в том числе о том, что требуется, чтобы преуспеть на Уолл-стрите. Он утверждал, что одна из проблем, с которой сталкиваются инвесторы, это их нежелание “действовать в соответствии с выводами, которые расходятся с их желаниями…”. Генри Клуз умер 31-ого января 1923.

]]> http://nyse-trade.ru/genri-kluz-henry-clews/feed/ 0 Вильям Делберт Ганн / William Delbert Gann http://nyse-trade.ru/vilyam-delbert-gann-william-delbert-gann/ http://nyse-trade.ru/vilyam-delbert-gann-william-delbert-gann/#comments Thu, 28 Jan 2010 08:09:26 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6887 Вильям Делберт Ганн родился 6 июня 1878 года в Lufkin, штат Техас. Его отец, Samuel Houston Gann, был учителем, торговал лошадьми и коровами. Он также владел небольшим биллиардным клубом. Его мать, Susan Rebecca Gann (в девичестве Trevation), посвящала все свое время воспитанию В.Д. Ганна и его младших братьев и сестер. Она научила молодого Вильяма читать с помощью Библии – книги, которая позже оказала огромное воздействие на его размышления о природе финансовых рынков. Его семья была бедной. Samuel, Susan и их восемь детей жили в маленьком домике, и юный Вильям, чтобы попасть в школу, каждый день ходил семь миль в течение трех лет. Ганн никогда не оканчивал высшую школу.

В 1894 году, Вильям Ганн, в возрасте 16 лет, оставил обучение и начал искать работу. Он стал разносчиком (продавал газеты, еду…) в поезде, который ездил между Texarkana и Tyler в Техасе. Он также работал на складе хлопка.

В 1901 году он работал в брокерской фирме в Texarkana и женился на своей первой жене Rena May Smith.

В 1902 году родилась первая дочь – Nora. 1902 был также первым годом, когда Ганн совершил свои первые сделки на хлопке.

В 1903 году Ганн переезжает в Нью-Йорк. Ему уже 25 лет.

В 1905 году рождается его вторая дочь Macie Burnie. 12 сентября 1905 в местной газете Ганн дает своё взгляд на движения цен хлопка. В 1906 Ганн работает брокером в Оклахоме.

В 1907 Ганн получает большую прибыль на предсказании паники на фондовом рынке и падении товарного рынка.

В 1908, в возрасте 30 лет, Ганн разводится с первой женой и женится на 19 летней Sadie Hannify. Вместе с ним в Нью-Йорк переезжают и его две дочери. Это был тот год, когда он исследовал свой «Master Time Factor». Он торговал на двух счетах. Первый, открытый на $300, принес ему $25000 за три месяца. Второй, начатый с $130, принес $12000 почти за 30 дней. С этого времени за Ганном закрепилась репутация необычно талантливого трейдера.

В 1909 у Ганна с Sadie родился их первый ребенок – девочка, которую назвали Velma.

В 1910 Ганн пишет свою первую книгу «Спекуляция – прибыльная профессия». Он также выпускает газету «The Busy Man’s News», а позже свою знаменитую «Supply and Demand Letter».

В начале 1914 Ганн предсказывает мировую войну и панику на рынках. В 1915 рождается сын – Джон.

В марте 1918 Ганн успешно предсказывает конец Первой Мировой и отречение Кайзера от престола. Его предсказания были опубликованы многими ведущими газетами того времени, включая и «New York Times».

В 1919 он начал работать на себя. Он публикует «Supply and Demand Letter», где включает предсказания для фондового и товарных рынков.

В 1923 Ганн пишет «Truth of the Stock Tape». Эта книга была оценена многими как лучшая книга о рынке. За период в 60 дней Ганн получил на хлопке более чем $30000, начав со стартовым капиталом в $1000.

В 1927 Ганн пишет новеллу «Tunnel Thru the Air». Ганн написал ее как изложение собственных открытий. Эти открытия были скрыты в переплетениях сюжета книги. Многие годы трейдеры пытаются раскрыть секреты этой книги, но мало достигают успеха. В «Tunnel Thru the Air» Ганн предсказывает Вторую Мировую Войну, в частности атаку Японии на США.

В 1928 Ганн успешно предсказывает вершину бычьего рынка 3 сентября 1929 года и последующую величайшую в истории панику.

В 1930 Ганн пишет «Wall Street Stock Selector». В этой книге он описывает состояние рынка с 1931 по 1933 года.

В 1931 Ганн становится членом Нью-Йоркской каучуковой биржи и Нью-Орлеанской Хлопковой биржи.

В 1932 Ганн дает своим клиентам рекомендацию покупать акции, во время основания Великой Депрессии.

В 1936 Ганн пишет «New Stock Trend Detector» и покупает им же сконструированный полностью металлический самолет «Серебряная Звезда». Он был первым в США, кто владел частным, металлическим самолетом. Через несколько лет он покупает несколько самолетов. Его пилотом в течение 19 лет был Elinor Smith. Ганн также покупает недвижимость и высокоскоростную яхту.

В 1937 Ганн пишет «How to Make Profits Trading in Puts and Calls». В этом же году он разводится со второй своей женой.

В 1940 Ганн пишет «Face Facts America». В этой книге он объясняет, почему Германия проиграет войну и почему Америка не должна вступать в войну. Он также подчеркивает большие проблемы, которые он видит в «Новом Курсе» Американского правительства и его последствия.

В 1941 Ганн становится членом Чикагской Товарной Биржи. Он проводит компанию против Рузвельта и его «Нового Курса». Это было время, когда у правительства США был огромный бюджет, а компания Ford остановила производство из – за кризиса перепроизводства. В 1941 Ганн пишет «How to Make Profits in Commodities». Авторами оригинального издания 1941 года были В.Д. Ганн и его сын Джон.

В 1944 Ганн женится третий раз на Londi, которая была на 30 лет его моложе. Ганн относился к ней, как к королеве (к большому недовольству своих детей). Ганн переезжает в более теплый климат Майями во Флориде. Там он торгует, занимается инвестициями в недвижимость и продолжает учить своих студентов.

В 1948 Ганн продает свою компанию Joseph Lederer в Сан-Луис (Миссури).

В 1949 Ганн пишет «45 Years in Wall Street». На основании достоинств этой книги «The International Mark Twain» производит его в почетные члены Общества.

В 1950 Ганн пишет «The Magic Word». Это был его вклад в Библейскую литературу.

23 мая 1951 года Ганн вместе с Ed. Lambert основывают «Lambert-Gann Publishing Company». Эта компании опубликовала все книги и курсы Ганна. Ганн пересматривает и переиздает «How to Make Profits in Commodities», удаляет имя и фото Джона из книги. Обновленное издание 1951 года имело огромный успех. В возрасте 73 лет Ганн располагал свободными средствами по $500 в день для своего консультантского сервиса. Он продает «W.D. Gann Research, Inc.» C.C. Loosely в Нью-Йорк.

В 1954, в возрасте 76, Ганн покупает высокоскоростную яхту, называя ее «The Coffee Bean/Кофейное Зернышко» в честь успешной проведенной сделки на товарной бирже. «Great Master Course» Ганна продается за $5000, а в 1954 году это – цена среднего дома.
Ганн переносит сердечный приступ.

В 1955 Ганн возвращается из одной из своих многочисленных поездок на Кубу, где он любил покупать билеты Кубинской лотереи и играть на скачках. Он чувствовал себя больным и очень слабым. Сын Джон взял его из Флориды в Нью-Йорк, где Ганна поместили в госпиталь методистской церкви в Бруклине.

В.Д. Ганн умер в 15:20 18 июня 1955 года в возрасте 77 лет. Дети Ганна договорились похоронить его со второй женой Sadie, в масонской секции кладбища «Greenwood» в Бруклине, на аллее выходящей на магистраль Манхеттена и его любимую Уолл-Стрит. (Джон Ганн был пилотом во время Второй Мировой Войны. Он очень резко отзывался о своем отце, особенно после того, как тот женился в третий раз. Джон Ганн умер в 1984 году.)

]]> http://nyse-trade.ru/vilyam-delbert-gann-william-delbert-gann/feed/ 0 Виктор Нидерхоффер / Victor Niederhoffer http://nyse-trade.ru/viktor-niderxoffer-victor-niederhoffer-2/ http://nyse-trade.ru/viktor-niderxoffer-victor-niederhoffer-2/#comments Tue, 26 Jan 2010 08:43:36 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6779 В апреле 2006 года Виктор Нидерхоффер (Victor Niederhoffer) появился на вечере в нью-йоркском отеле St. Regis, где собралось около 300 ведущих управляющих фондами Америки. Проходя под позолоченными канделябрами в блейзере цвета лаванды, он чувствовал, что вновь поднимался на вершину успеха. В 1980-90-х гг. Виктор Нидерхоффер создал себе огромное состояние и репутацию одного из самых выдающихся управляющих хеджевыми фондами в США. Но его погубила чрезмерная любовь к риску: перед Азиатским финансовым кризисом он сыграл на повышение таиландских акций, а в ходе кризиса – на повышение индекса Standard&Poor’s 500, использовав непокрытые опционы на индекс. Когда рынки обрушились, Виктор Нидерхоффер в одночасье потерял все – $130-миллионный фонд и почти все собственные сбережения. Казалось, жизнь нанесла ему сокрушительный удар, однако он сумел преодолеть путь наверх во второй раз. Выступая перед финансистами, чествовавшими его в St. Regis, Нидерхоффер подчеркнул, как высоко оценивает “трудное и мужественное” решение наградить его после того, как он однажды потерпел крах.

Виктор Нидерхоффер говорит, что “восстал из пепла” другим человеком. Если его фиаско в 1997 году во многом объяснялось высокомерием и самоуверенностью, то поражение научило его скромности. Он больше не считает, что может одержать победу на любом рынке, и отказывается играть на рынках в отдаленных районах мира, таких как Таиланд, где он потерял $50 млн. Вместо этого, Виктор Нидерхоффер почти полностью ограничивает свои операции рынком опционов и фьючерсов на индекс Standard&Poor’s 500, говоря, что “старается не рваться к звездам”.

Тем не менее, Нидерхоффер не утратил своей страсти к риску, к которому, по словам коллег, он обладает просто сверхъестественной толерантностью. Как и в 1990-х гг., он предпочитает “бычьи” позиции. Стремясь играть на краткосрочных колебаниях S&P 500, он покупает и продает различные фьючерсы и опционы на этот индекс, совершая по 20 сделок в день. Как правило, Виктор Нидерхоффер сохраняет каждую позицию от одного до пяти дней. С целью повышения прибылей он использует типичный для хеджевых фондов леверидж, что делает его уязвимым к падениям рынка. В книге “Практика биржевых спекуляций”, изданной в 2003 году, Виктор Нидерхоффер говорит, что “жизнь, как и рынки, предлагает самое большое вознаграждение тем, кто готов рисковать. Риск означает неопределенность, тревогу и возможные потери. Однако он также выявляет лучшее, что в нас есть”.

Виктор Нидерхоффер руководит операциями двух хеджевых фондов из своего особняка площадью 1858 квадратных метров, располагающегося в буколическом Вестоне, штат Коннектикут. Вокруг особняка раскинулась усадьба, площадь которой составляет 5,26 гектара. Вдоль узкой подъездной дороги расставлена дюжина деревянных быков и медведей. Направо находится корт, на котором хозяин, многократный чемпион США по сквошу, отрабатывает теннисные удары. Ростом в шесть футов два дюйма, с коротко остриженными седыми волосами, Виктор Нидерхоффер предпочитает спортивные куртки и брюки в пастельных тонах – бледно-розовых, светло-голубых, персиковых, желтых и никогда не носит обуви в доме.

На втором этаже особняка Виктор Нидерхоффер и его команда трейдеров работают за деревянными столами в двух комнатах, соединенных между собой дверью. Нидерхоффер известен тем, что нанимает на работу молодых и исключительно талантливых трейдеров и обучает их искусству рыночной игры, поощряя разработку ими собственных торговых стратегий. Происходящее в его офисе напоминает скорее деятельность научной лаборатории, чем традиционной трейдинговой фирмы.

Недалеко от Нидерхоффера, которого коллеги зовут “председателем” (“The Chair”), сидит его правая рука – 45-летний Стив Виздом (Steve Wisdom), прозванный Мистер Волшебник (“Mr. Wiz”). Только эти двое ведут торги, используя деньги инвесторов. Остальные члены команды тестируют идеи при помощи средств, находящихся на $50-миллионном счете, который является частью личного состояния Виктора Нидерхоффера, вновь обретенного благодаря удачным инвестициям. Никто в этом офисе не носит обуви, и никто не разговаривает. Сидя напротив друг друга, сотрудники общаются при помощи электронной почты. Стереосистема тихо играет песни из бродвейских мюзиклов. Время от времени кто-то проходит в кухню, чтобы перекусить или приготовить чай для Нидерхоффера. А иногда двое исчезают, чтобы поиграть в сквош на домашнем корте, расположенном сразу за библиотекой.

Библиотека Нидерхоффера состоит более чем из 15000 книг. Ему принадлежат, в частности, первое издание “Богатства нации” Адама Смита и набросок электрической лампочки, выполненный Томасом Эдисоном. Один из авторов, которым Виктор Нидерхоффер особенно восхищается, - сэр Фрэнсис Гальтон (Francis Galton), естествоиспытатель викторианской эпохи, который ввел понятия корреляции и регрессии и широко использовал эти статистические методы в своих исследованиях (в числе прочего, он изобрел метод идентификации при помощи отпечатков пальцев). Его портрет висит в библиотеке, и в его честь Виктор Нидерхоффер назвал старшую из своих шести дочерей Гальт (Galt). Третья дочь носит имя Ранд (Rand), данное ей в честь Айн Ранд (Ayn Rand ) – еще одной чрезвычайно значимой для Нидерхоффера личности. Ранд, американский писатель и философ российского происхождения (ее настоящее имя – Алиса Зиновьевна Розенбаум), известна как создатель философии объективизма и горячая сторонница рационального эгоизма и теории “невмешательства государства в экономику” (laissez-faire capitalism). Ее идеи, весьма популярные в Америке, в свое время оказали большое влияние на бывшего председателя ФРС Алана Гринспена (Alan Greenspan). В библиотеке Нидерхоффера есть несколько ее писем.

Будучи страстным коллекционером, Виктор Нидерхоффер наполнил дом 2500 предметами искусства XIX-XX веков, включая картины, скульптуры и резьбу. Среди них – изображения людей и мест, сыгравших ключевую роль в его жизни: его отца Артура Нидерхоффера (Arthur Niederhoffer), торгового зала биржи, а также Брайтон-Бич периода 1950-х гг. Одна из комнат особняка содержит только стеклянные полки с раковинами, что отражает глубокий интерес хозяина к процессу эволюции. Еще одним его увлечением являются старинные игрушки.

Вслед за Айн Ранд, Виктор Нидерхоффер верит, что моральная цель человека состоит в стремлении к собственному счастью и достижениям, и что свободное предпринимательство является ключом к благосостоянию, личной свободе и миру. Еще в 1985 году он выступил инициатором создания NYC Junto - собраний, посвященных либертарианизму, объективизму и инвестиционной деятельности. С тех пор он председательствует на всех встречах, происходящих в первый четверг каждого месяца. Идею интеллектуального салона Junto Нидерхофферу подсказали собрания, которые происходили под тем же названием в Филадельфии с 1727 по 1757 гг. и которые возглавлял Бенджамин Франклин (Benjamin Franklin).

Виктор Нидерхоффер гордится благоприятным влиянием, оказанным им на многих из тех, с кем ему довелось общаться. Более десятка сотрудников, которые обучались у него искусству торгов, заработали состояния, составляющие сотни миллионов, а то и миллиарды долларов. Среди них Монро Траут (Monroe Trout), Сту Роуз (Stu Rose), Джон Хаммер (John Hummer) и Рой Нидерхоффер (Roy Niederhoffer). Все они добились крупных успехов в управлении активами или сделках по слиянию и поглощению, M&A.

Ныне, на седьмом десятке своей жизни, Виктор Нидерхоффер намерен доказать миру, что отнюдь не является проигравшим. Ибо даже потеря огромных денег не была для него столь болезненной, как клеймо неудачника. По признанию трейдера, он, “как ни забавно это звучит, со всей искренностью считает, что на его долю выпала самая крупная полоса успехов в истории биржевых спекуляций”.

История Виктора Нидерхоффера началась в 1943 году в Бруклине, в еврейской семье. Его отец, Артур, в 1939 году закончил Бруклинскую юридическую школу и пошел работать в полицию, поскольку зарплата там была выше, а социальные гарантии лучше, чем у юристов. Мать Виктора, Элейн (Elaine Niederhoffer), преподавала в школе. Мальчик вырос в небольшой квартирке, оформленной в ярком декоративном стиле “ар деко” и находившейся в одном квартале от побережья, железнодорожной станции и государственной школы номер 225.

Тогдашний Бруклин был, по воспоминаниям Нидерхоффера, “столицей обездоленных мира” - городом работяг, бунтарей и неудачников, одного упоминания о котором “достаточно, чтобы увидеть поднятые брови или услышать хихиканье и шутки”. Но Виктор убежден, что Брайтон-Бич дал ему множество полезных уроков, благодаря которым он смог стать успешным трейдером. Он писал, что “игры, сделки, музыка, секс и фауна научили его по достоинству оценивать низменные и рутинные стороны жизни”, а это “необходимая основа для покупок на падении и продаж на взлете - профессии биржевого спекулянта”.

Улицы Брайтон-Бич, кишащие азартными игроками и щеголями, были Гарвардом его мальчишеских лет. Виктор Нидерхоффер проводил выходные, наблюдая за тем, как парни с колоритными кличками типа “Злобный Ирвин” или “Животное” играют в гандбол, и как на их игру делаются ставки. По словам его дяди Говарда Айзенберга (Howard Eisenberg), Виктор был охвачен свойственным детям стремлением походить на чемпионов, и “для него стало чрезвычайно важным бороться и побеждать”.

Артур рано научил сына играть в теннис. В течение пяти лет подряд Виктор становился чемпионом Нью-Йорка среди юниоров, что принесло ему, помимо славы, право на стипендию Гарвардского университета. Поступив туда в 1960 году, Нидерхоффер заинтересовался сквошем, в который ему до этого никогда не приходилось играть. Тем не менее, еще не ступив на корт, он заявил, что станет чемпионом. Виктор отрабатывал один удар каждый день в течение месяца, пока не осваивал его полностью, а затем переходил к следующему. Айзенберг рассказывал впоследствии, что его племянник часто надевал на корт разные спортивные туфли, в результате чего приобрел репутацию чудака и эксцентрика.

Через год Виктор Нидерхоффер действительно выиграл чемпионат страны среди юниоров, а ко времени окончания университета в 1964 году получил титул чемпиона среди студентов американских университетов. Впоследствии Нидерхоффер пять раз побеждал на чемпионатах США в одиночной игре (рекорд, превзойденный лишь Стэнли Пирсоном (Stanley Pearson), получившим шестой титул в 1923 году) и трижды выигрывал национальные турниры в паре. В 1975 году он одержал победу над легендарным Шариф Ханом (Sharif Khan) в финале открытого чемпионата США по сквошу. Это был единственный раз за период с 1969 по 1981 год, когда Хану не удалось удержать лидерство в своих руках.

Виктор Нидерхоффер признан одним из лучших игроков в истории сквоша и включен в зал славы этой игры. При этом и журналисты, и игроки отмечали, что он очень мало походил на других игроков в сквош высшего разряда и никогда не был “грациозным атлетом”. Со своим высоким ростом и мощной фигурой, он выглядел громоздким и до странности негибким. По словам его тренера, легендарного Джека Барнаби (Jack Barnaby), Виктор не обладал большим природным талантом, но у него было необыкновенное рвение и боевой дух, и он работал больше, чем кто-либо другой из его учеников. Партнер Нидерхоффера на чемпионате США 1968 года Вик Элмалех (Vic Elmaleh) был убежден, что Виктор побеждал, прежде всего, благодаря своей последовательности и уверенности в себе.

Сам многократный чемпион говорил, что “разница между победой и поражением, как правило, висит на тонкой ниточке”, и тот, кто готов отдать игре все, чего она требует, и немного больше, обладает потенциалом для величия”. Раздумывая о причинах своего успеха, он вспоминал слова Фрэнсиса Гальтона о том, что все выдающиеся люди сочетали в себе четыре свойства: упорство, организованность, здоровье и способности. По словам Нидерхоффера, тысячи игроков были более сильными, быстрыми, гибкими, чем он, обладали лучшим ударом, однако ни в ком из них эти качества не сочетались с таким упорством и организованностью.

Выйдя из стен Гарварда со степенью бакалавра экономики, Виктор Нидерхоффер отправился на запад, в Чикагский университет, где в 1969 году защитил докторскую диссертацию. С 1967 по 1972 гг. он преподавал финансы в Калифорнийском университете. В 1960-70-х гг. Нидерхоффер опубликовал целый ряд статей о неэффективности рынка, вызвавших значительный интерес и многочисленные споры среди специалистов. Как играя в сквош, так и развивая научные идеи, он предпочитал нетрадиционный подход. Его диссертация “Неслучайный характер колебаний курсов акций: новая модель ценовой динамики” (“Non-Randomness in Stock Prices: A New Model of Price Movements”) бросала вызов общепринятой в то время теории случайного блуждания, согласно которой цены акций движутся бессистемно и непредсказуемо. Виктор Нидерхоффер выдвинул гипотезу, что курсы акций изменяются согласно определенным схемам. Например, он обнаружил, что, если акции падали в пятницу, то, как правило, они снижались и в следующий понедельник. По словам Рональда Вольпе (Ronald Volpe), профессора финансов из Янгстаунского университета, штат Огайо, “в те времена это рассматривалось как научная ересь”.

Впрочем, чисто академическая работа не привлекала Нидерхоффера. Еще до прихода в Беркли, в 1965 году, он совместно с бывшим сотрудником Merrill Lynch & Co. Фрэнком Кроссом (Frank Cross) и другом гарвардских времен, доктором экономики Ричардом Цекхаузером (Richard Zeckhauser), основал брокерскую фирму со стартовым капиталом всего $400 под названием Niederhoffer, Cross & Zeckhauser, сокращенно NCZ. (Ныне эта фирма называется Niederhoffer Henkel и находится в управлении Ли Хенкеля (Lee Henkel), бывшего главного юристконсульта Службы внутренних налогов.) Партнеры покупали при помощи объявлений или писем небольшие частные компании и затем находили для них подходящих покупателей из числа публичных компаний. Виктор Нидерхоффер также купил много частных фирм совместно с Дэниелем Гроссманом (Daniel Grossman), его партнером в течение 40 лет. По словам Гроссмана, Нидерхоффер занялся бизнесом, окутанным завесой таинственности, – договоренности между руководством инвестиционных банков и компаний заключались в частных клубах – и стал продвигать его с помощью маркетинговых стратегий.

Как и на корте, Виктор Нидерхоффер вел себя весьма эксцентрично, чтобы произвести впечатление на клиентов и вывести из равновесия конкурентов. По воспоминаниям Генри Юшкевича (Henry Juszkiewicz), работавшего в NCZ в 1980-х гг., на встречах с клиентами он выглядел “необыкновенно и блестяще”, и ему “нужно было лишь бросить несколько взглядов, чтобы соглашение было подписано”.

В 1979 году Нидерхоффер решил заняться торговлей на срочном биржевом рынке, начав с золота и серебра, а затем перейдя к инструментам с фиксированной доходностью и иностранной валюте. Он нанял студентов для ввода исторических данных по рынкам в компьютеры 12 Radio Shack TRS-80, которые соединил друг с другом. Будучи практиком, Виктор Нидерхоффер хотел, чтобы его торговые операции базировались на данных, а не на одной интуиции, и использовал наспех сооруженное вычислительное устройство для обнаружения предсказуемых корреляций между рынками.

В 1980 году была основана трейдинговая фирма NCZ Commodities, Inc., также известная под названием Niederhoffer Investments, Inc. Правда, Цекхаузер вскоре счел, что операции Нидерхоффера стали чрезмерно рискованными, и покинул совместную фирму в 1983 году, полностью посвятив себя научной карьере. Ныне он является профессором бизнес-школы Джона Ф. Кеннеди при Гарвардском университете. Еще один партнер, Кросс, умер в 1980-х гг. Виктор Нидерхоффер же продолжал идти от одной удачи к другой. Фирма Niederhoffer Investments стала одним из ведущих финансовых консультантов в области фьючерсов, опционов и акций. В начале 1980-х гг. успех трейдера был замечен Джорджем Соросом (George Soros), который доверил ему управление отдельным счетом. Более десяти лет Виктор Нидерхоффер получал высокие прибыли, управляя средствами Сороса в размере до $100 млн., вложенными в инструменты с фиксированной доходностью и валютный рынок, однако затем понял, что начинает терять свои преимущества, и сам закрыл счет. В “Алхимии финансов” Сорос отметил, что Виктор оказался единственным из его менеджеров, добровольно ушедшим в отставку, когда дела еще шли успешно. Великий финансист так высоко оценивал Нидерхоффера, что отправил своего сына работать под его руководством и учиться, как следует вести торги.

К середине 1990-х гг. Виктор Нидерхоффер считался одним из ведущих трейдеров по фьючерсам в США. Среднегодовая доходность, полученная Niederhoffer Investments с момента ее основания по 1996 год, составила 35%. По результатам 1996 года нью-йоркское агентство MAR Hedge присудило ей пальму первенства в своем рейтинге компаний, управляющих хеджевыми фондами. В 1994 году журнал Business Week назвал Нидерхоффера лучшим управляющим фонда на срочном биржевом рынке Америки. А сам он вспоминал, что “в один счастливый месяц” его фотография была опубликована сразу в нескольких авторитетных изданиях, а именно Business Week, National Enquirer, Financial Trader и Wall Street Journal.

В 1997 году Виктор Нидерхоффер опубликовал ставшую бестселлером книгу “Университеты биржевого спекулянта” (“The Education of a Speculator”), в которой автобиографические черты оригинальным образом сочетаются с инвестиционными идеями. Автор проводит читателя по следам своей “одиссеи” - от Брайтон-Бич к Уолл-стрит, - рассказывая по дороге о своих приемах игры в сквош, рискованных рыночных операциях, шахматных и теннисных состязаниях с Соросом. Последний отметил, что книга Нидерхоффера “проникает в самую суть вещей и полезна как профессионалам, так и дилетантам”. Журнал Barron’s отозвался о ней как об одном из великих явлений инвестиционной литературы, которое должно быть необходимой составляющей библиотеки любого серьезного инвестора.

Однако едва Виктор Нидерхоффер успел опубликовать книгу, его постигла беда, лишившая его не только денег, но и репутации. В 1997 году трейдер видел слишком мало возможностей для удачных спекуляций на устойчивых ликвидных рынках, и его взоры устремились к рынкам развивающихся стран, которые в тот момент были на подъеме, но для операций на которых у него не было необходимого опыта. Он начал играть на мексиканских и турецких акциях и нанял перебивающегося случайными заработками ветеринара по имени Стив Кили (Steve “Bo” Keeley), чтобы тот попутешествовал по миру и оценил ситуацию в развивающихся экономиках “взглядом снизу”. Кили сообщил из Таиланда, что его экономика выглядит сильной, основывая свое мнение, в частности, на улучшениях, произошедших в управлении борделями в Бангкоке.

Базируясь, в числе других факторов, на сообщениях Кили (который сейчас живет в сгоревшем трейлере в пустыне Южной Калифорнии), Виктор Нидерхоффер вложил значительные средства в акции таиландских банков. Его расчет был основан на том, что государство не даст этим банкам потерпеть крах. К тому времени экономика Таиланда, одна из самых быстрорастущих в мире, уже была “перегрета”, а объемы выданных банками кредитов были огромны. 2 июля Банк Таиланда отменил привязку национальной валюты, бата, к доллару, и ее курс к доллару рухнул более чем на 19% за день. К августу потери по позициям Нидерхоффера достигали $50 млн. Осенью начавшийся в юго-восточной Азии финансовый кризис распространился на Бразилию и Россию, однако Нидерхоффер все еще сохранял оптимизм. Решив сыграть на повышение индекса Standard&Poor’s 500, он приобрел опционы на этот индекс, но не стал хеджировать позиции.

Катастрофа наступила 27 октября 1997 года, когда американский рынок обрушился на 7,2% и Нью-Йоркская фондовая биржа, NYSE, была вынуждена остановить торги за полчаса до момента закрытия. Когда брокер Нидерхоффера, фирма Refco, потребовала внести дополнительное обеспечение, у него не оказалось денег. Он был вынужден прекратить операции и остался должен Refco $2 млн. Позже Виктор Нидерхоффер подал судебный иск против Чикагской товарной биржи, СМЕ, где торговал опционами, утверждая, что трейдеры биржи в тот день сговорились сбросить цены, чтобы вынудить его к продажам. Некоторые трейдеры полагали, что действия Refco могли быть причиной потерь Нидерхоффера в размере $35 млн.

Виктор Нидерхоффер заложил свой дом и продал на аукционе Sotheby’s коллекцию старинного серебра. Коллеги покинули его; он стал парией Уолл-стрит, объектом презрительных насмешек и сплетен. Когда он входил в ресторан, вокруг начинали шептаться. Нидерхоффер был совершенно подавлен и не знал, что ему делать. Он так привык, что многие вещи делались за него, что вначале даже не мог найти собственную кухню. Его сестра Диана, психиатр, прислала ему список из 10 симптомов клинической депрессии, и он обнаружил у себя все до единого. Семья всерьез опасалась, что Нидерхоффер совершит самоубийство, и кто-то постоянно следил за ним, когда он оставался один. Какое-то время он спасался от депрессии чтением романов, а также электронными самоделками.

Постепенно боль поражения стала утихать. Имея шестерых детей и множество расходов, Виктор Нидерхоффер , по его собственным словам, не мог позволить себе роскошь упиваться своим несчастьем. Чтобы помочь ему встать на ноги, его друг Эл Халлак (Al Hallac), управляющий Weston Capital Management LLC, учредил небольшой хеджевый фонд, названный Wimbledon Fund Ltd. В этом названии отразилась любовь Нидерхоффера к теннису. Фонд начал операции в 1998 году, но начинать, естественно, было нелегко. Нидерхоффер рассказывал, что брокеры не хотели открывать для него счета. Некоторые, боясь пострадать, если он вновь потерпит крах, принуждали его вносить депозит вдвое или втрое больше обычного. По словам Нидерхоффера, брокерские фирмы не желали открывать для него счет, не только опасаясь потерь, но и не желая рисковать своей репутацией.

Параллельно Виктор Нидерхоффер начал карьеру в качестве финансового журналиста. Совместно с Лорел Кеннер (Laurel Kenner), бывшим редактором Bloomberg News, он с 2000 по 2003 гг. вел популярный еженедельный раздел, посвященный рынкам, для CNBC MoneyCentral. Нидерхоффер и Кеннер написали в соавторстве книгу под названием “Практика биржевых спекуляций” (“Practical Speculation”). Изданная в 2003 году, она была названа журналом Active Trader “лучшей книгой о трейдинге в новом тысячелетии”. Кроме того, они организовали сайт dailyspeculations.com, который, помимо рыночных комментариев, публикует любопытные материалы о барбекю, воспитании детей, физике, растениях и прочих разнообразных вещах, интересных его создателям.

В июле 2001 года у Виктора Нидерхоффера появился долгожданный шанс, за который он ухватился обеими руками. Мустафа Заиди (Mustafa Zaidi), один из его прежних инвесторов, предложил ему управлять активами оффшорного фонда Matador Fund Ltd. Этот фонд был учрежден Заиди для институциональных инвесторов в Европе и ЮАР. В феврале 2002 года, когда Matador начал вести торги, его активы составляли всего $2 млн. По словам Заиди, впервые встретившего Нидерхоффера на собрании Junto в 1994 году, единственным его опасением было то, что Виктор вновь устремится на незнакомые рынки. Поэтому он дал Нидерхофферу четкие инструкции: торговать только опционными и фьючерсными контрактами на индекс Standard&Poor’s 500.

С тех пор активы Matador непрестанно возрастали и к лету 2006 года достигали $346 млн. В 2005 году доходность фонда составила 56%, а показатель среднегодовой доходности был на уровне 41%. Правда, его результаты не были стабильными. Фонд понес 30-процентные потери в июле 2002 года в связи с падением курсов американских акций. В 2005 году он потерял 12,7% в апреле и 5,42% в октябре. Однако заместитель Нидерхоффера Виздом, знающий шефа с 1983 года и следящий за тем, чтобы тот вновь не увлекся чересчур рискованной игрой, считает, что ситуация находится под контролем. Он защищает стратегию Нидерхоффера, утверждая, что риск является необходимостью, если фонд ставит целью получение доходности на уровне 25% или более.

В феврале 2006 года Виктор Нидерхоффер и Заиди открыли фонд Matador для других инвесторов. Нидерхоффер также учредил второй хеджевый фонд, Manchester Partners LLC, который, в отличие от Matador, доступен для американских инвесторов. Название фонда связано с единственным предметом из коллекции серебра, который Нидерхоффер сохранил после краха 1997 года, - Кубком Манчестера, врученным победителю скачек с препятствиями в Манчестере, Великобритания, в 1904 году. Джейми Фи (Jamie Fee), занимающийся маркетингом Manchester, считает, что активы фонда могут достичь $400 млн., но Нидерхофферу “нужны инвесторы, готовые к риску”. На 1 мая 2006 года активы Manchester составляли $28 млн. Manchester, в отличие от Matador, не ограничен в выборе объектов инвестиций, и Нидерхоффер уже присматривается к другим рынкам, надеясь в будущем вести операции по инструментам с фиксированной доходностью и с иностранной валютой. Но пока портфели обоих фондов очень похожи.

3 мая 2006 года у Нидерхоффера и Лорел Кеннер родился ребенок – долгожданный сын. По слухам, пол ребенка был запланирован заранее, так как он появился в результате метода ЭКО (“ребенок из пробирки”). Мальчик был выношен суррогатной матерью. Счастливый отец назвал сына Обри в честь капитана, героя романа Патрика О’Брайена (Patrick O’Brian) “Хозяин морей”. Уже через несколько дней после рождения он взял сына на обед в свой излюбленный ресторан “Four seasons”. Сейчас Виктор Нидерхоффер находится в процессе развода со своей второй женой, Сьюзан.

В музыкальной комнате особняка Нидерхоффера, над огромным фортепиано, висит картина, изображающая “Essex” – китобойное судно XIX века. Нидерхоффер любит рассказывать его историю, напоминающую, как много он ставит на кон, испытывая судьбу во второй раз. В августе 1819 года “Essex” покинул берега Америки, отправившись на поиск китов в южную часть Тихого океана, но был протаранен кашалотом. Капитан Джордж Поллард (George Pollard) и 19 человек команды попытались на трех лодках достичь берегов Перу. После трех месяцев мучительного плавания, в ходе которого несколько умерших моряков были съедены своими товарищами, восемь оставшихся в живых были спасены. Эта история вдохновила Германа Мелвилла (Herman Melville) на написание романа “Моби Дик”. Впоследствии Поллард только один раз вышел в море в качестве капитана китобойного судна “Two Brothers”. В феврале 1823 года этот корабль также затонул, разбившись о коралловый риф. Поллард вернулся на родину парией и закончил свои дни ночным сторожем. “В Америке человеку дается второй шанс, - говорит Виктор Нидерхоффер, рассказывая эту историю. – Третьего шанса не бывает”.

]]> http://nyse-trade.ru/viktor-niderxoffer-victor-niederhoffer-2/feed/ 1 Билл Гросс / Bill Gross http://nyse-trade.ru/bill-gross-bill-gross/ http://nyse-trade.ru/bill-gross-bill-gross/#comments Mon, 25 Jan 2010 10:22:00 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6645 Если задать вопрос о том, кто на сегодняшний день является одним из лучших трейдеров мира на рынке инструментов с фиксированным доходом, то большинство ответов, скорее всего, прозвучат одинаково: Билл Гросс (Bill Gross). Билла Гросса часто называют “Уорреном Баффетом мира облигаций” (“the Warren Buffett of the bond world”). Будучи основателем и директором-распорядителем одной из крупнейших в мире компаний по управлению активами - Pacific Investment Management Company, или PIMCO, - Билл Гросс управляет $96-миллиардным фондом PIMCO Total Return Fund (PTTAX), а также несколькими меньшими по размеру фондами. Total Return является крупнейшим из облигационных фондов мира и пятым по величине среди взаимных фондов. Но даже не столько размеры Total Return, сколько великолепные результаты, почти неизменно демонстрируемые Биллом Гроссом с момента его создания в 1987 году, делают его управляющего одной из самых заметных звезд на финансовом “небосводе” Америки и всего мира. За последние десять лет средняя доходность фонда составила порядка 8,3%.

Неудивительно, что газета New York Times назвала Гросса “самым выдающимся из американских инвесторов в облигации”. В декабре 1996 года он первым среди портфельных менеджеров был введен в Зал славы Общества аналитиков по инструментам с фиксированным доходом (Fixed-Income Analyst Society, FIASI) – за крупные достижения в области финансового анализа и портфельного менеджмента. Агентство Morningstar, отслеживающее взаимные фонды, дважды – в 1998 и 2000 гг. – присудило Биллу Гроссу награду “Менеджер года в сфере инструментов с фиксированным доходом” (“Fixed-Income Manager of the Year”), причем он стал первым, кто получил эту награду более одного раза. Morningstar отметило, что Гросс заслужил данное отличие, “продемонстрировав великолепное инвестиционное мастерство, смелость идти наперекор общему мнению и приверженность интересам акционеров, необходимые для достижения выдающихся результатов в долгосрочной перспективе”. В декабре 2001 года журнал SmartMoney включил Билла Гросса в число 30 наиболее влиятельных представителей инвестиционного сообщества.

Билл Гросс написал две книги, посвященные инвестициям. В 1997 году вышла работа “Все, что вы слышали об инвестировании, - неправда!” (“Everything You’ve Heard About Investing Is Wrong!”), а год спустя - “Билл Гросс об инвестировании” (“Bill Gross on Investing”). Он также является автором многочисленных статей о рынке облигаций, часто выступает в различных СМИ и ежемесячно публикует инвестиционный прогноз, с которым можно ознакомиться на сайте PIMCO (www.pimco.com). Кроме того, Билл Гросс является членом Лос-Анджелесского общества финансовых аналитиков (Los Angeles Society of Financial Analysts). Билл из тех, кто любит бороться и побеждать, проявляя при этом редкостную волю и настойчивость. Однажды он пробежал шесть марафонов за шесть дней, а в 2003 году дошел до финального раунда гольф-турнира AT&T Pebble Beach National Pro-Am. И все же этот прирожденный победитель говорит, что его до сих пор удивляет тот путь, пройдя который он достиг положения крупнейшего облигационного менеджера в мире.

Уильям Хант Гросс (William Hunt Gross) родился 13 апреля 1944 года в небольшом городе Миддлтаун, штат Огайо, главную роль в жизни которого играла сталелитейная компания American Rolling Mill Co., Armco. Отец Билла Сьюэлл Гросс (Sewell “Dutch” Gross) работал в этой компании в качестве менеджера по сбыту, мать Ширли была домохозяйкой. В семье было еще двое детей: сын Крэйг на год старше Билла (ныне владелец компании по дистрибуции пищевых продуктов в Калифорнии) и дочь Лин восемью годами младше. В 1954 году Гросс-старший был переведен Armco в Сан-Франциско с целью продвижения компании на быстрорастущие рынки Калифорнии и Японии. Билл был поражен размерами этого города, который показался ему “другой вселенной”.

В 1962 году Билл Гросс получил стипендию от университета Duke University в Дареме, штат Северная Каролина. По словам Гросса, он отправился в Дарем, не имея представления, что ему изучать, и выбрал психологию, поскольку его всегда интересовало, как работает человеческий ум. Имея рост в шесть футов, он надеялся стать игроком баскетбольной команды Duke Blue Devils, но здесь его вскоре ожидало разочарование, и ему пришлось довольствоваться игрой в команде колледжа. Зато Билл Гросс принял активное участие в деятельности студенческого братства Phi Kappa Psi, где получил прозвище “Hatty” (“шапочка”) за шапку русых волос длиной до плеч. Эндрю Эш (Andrew Ash), также бывший членом Phi Kappa Psi, вспоминает, что уже в те времена Билл Гросс постоянно изобретал различные схемы зарабатывания средств. Однажды он организовал тотализатор и выступил в роли букмекера, заработав около $100; в другой раз сформировал команду из трех человек для игры в покер, названную им “Синдикат”, рассчитывая, что, играя сообща и распределяя риск, игроки смогут увеличить свои доходы.

Сам Билл Гросс считает, что его финансовая карьера началась в Лас-Вегасе, у стойки для игры в блэкджек. Впервые он столкнулся с казино летом 1965 года, подрабатывая оператором игорного автомата в одном из городков штата Невада за $5 в час. Увлечение пришло очень быстро, но в то лето Билл Гросс сам не играл. Чтобы сэкономить деньги, он спал в машине, мылся в озере и брился на автозаправочной станции. Лишь весной следующего года он впервые попробовал сыграть, имея $50, и “проиграл их все, сделав одну ставку, потому что не знал правил”. Вернувшись в колледж, Гросс купил книгу под названием “Победи сдающего” (“Beat the Dealer”) - бестселлер Эдварда Торпа (Edward Thorp). Этот профессор математики Калифорнийского университета в совершенстве овладел техникой игры в блэкджек, при помощи компьютера произвел расчет наилучших карточных стратегий и затем начал применять эти стратегии к инвестированию в акции, создав хеджевый фонд. Билл Гросс был зачарован идеями Торпа и в качестве тренировки сыграл тысячи партий сам против себя. Закончив колледж в мае 1966 года и получив степень бакалавра, он отправился в Лас-Вегас, имея в кармане $200, поселился в Indian Hotel, где номер стоил $6 за ночь и стал играть по 16 часов в день. Через четыре месяца $200 превратились в $10000. Это были его первые настоящие деньги.

Теперь, став одним из лучших трейдеров в мире, Билл Гросс утверждает, что кратковременный период профессиональной игры в блэкджек оказался критически важным для его карьеры, поскольку азартные игры имеют чрезвычайно много общего с управлением денежными средствами. И там, и тут цель заключается в том, чтобы правильно распределить риск, рассчитать последующие ходы и избежать излишней эмоциональности, сосредотачивая внимание на ставках. Все это только игра, говорит Гросс, и чтобы выжить в таком бизнесе нельзя позволить себе растеряться перед значительностью суммы: страх – или благоговейный ужас – перед долларами затуманивает способность к здравому суждению. Как отметил финансист в одном из интервью, Лас-Вегас научил его тому, что он “может победить систему при помощи сочетания напряженной работы, идей, которые пока еще никому не пришли в голову, и способности выносить каждодневную рутину, которую другие, несомненно, сочтут утомительной”.

Вскоре после Лас-Вегаса, в октябре 1966 г., для Билла Гросса начался период военной службы, продолжавшийся три года. Он хотел стать пилотом истребителя, но не проявил необходимых качеств, и был направлен помощником главного инженера на эсминец, базировавшийся у берегов Вьетнама. По словам самого Билла Гросса, ни до, ни после ему не доводилось заниматься делом, к которому он был бы менее способен.

Демобилизовавшись в конце 1969 г., Гросс использовал свой карточный выигрыш для обучения в бизнес-школе для выпускников высших учебных заведений (Graduate School of Business Administration) при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. К тому времени он прочитал вторую книгу Торпа под названием “Победи рынок” (“Beat the Market”), изданную в 1967 году, и мечтал сделать карьеру, разрабатывая стратегии инвестирования на рынке акций. Получив в 1971 году степень магистра бизнес-администрации, Билл Гросс разослал более 100 резюме в фирмы, занимающиеся инвестициями, но сначала все было безрезультатно. Рынок акций переживал тогда не лучшие времена. В конце концов, мать Гросса заметила в газете Sunday Los Angeles Times объявление о том, что страховая компания Pacific Mutual Life Insurance Co. ищет аналитика по ценным бумагам с годовым окладом $11000.

Билл Гросс получил эту работу, однако она не соответствовала его ожиданиям. Вместо того чтобы анализировать акции, он “стриг купоны”, т.е. занимался погашением процентных платежей по казначейским сертификатам, в отделе облигаций. Зато здесь он познакомился с Джеймсом Маззи (James Muzzy) и Уильямом Подличем (William Podlich), и втроем они убедили руководство Pacific Mutual доверить им управление облигационными активами в размере $5 млн. Билл Гросс стал управляющим новым фондом, тогда как Маззи занимался маркетингом, а Подлич – администрированием. По словам Маззи, успех их трио объяснялся, в первую очередь, тем, что каждый находился на нужном месте и приносил в общее дело нечто свое, отличное от вклада остальных. Коллегам Гросса уже в начале совместной работы было ясно, что именно он в наибольшей степени обладает качествами, необходимыми для управления портфелем, так как умеет быстро и без колебаний принимать решения. Сотрудничество оказалось прочным: в настоящее время Маззи является одним из руководителей PIMCO Global Advisors, а Подлич исполняет в PIMCO обязанности консультирующего директора-распорядителя.

Приступив к управлению фондом, Билл Гросс быстро понял, что никогда не заработает больших денег на облигациях, если будет просто “стричь купоны”. Требовались капитальные прибыли, получаемые помимо процентов: суммарный доход. Он должен был стать трейдером, а не инвестором в стиле “покупать и держать”. Вскоре методы Билла Гросса привлекли внимание Уолтера Джеркена (Walter Gerken), возглавлявшего инвестиционное подразделение Pacific Mutual Life Insurance. В 1973 году Джеркен убедил Southern California Edison Co., ныне вторую по размеру компанию коммунальных услуг в Калифорнии, доверить Гроссу облигационные активы на сумму $10 млн. Так фонд Билла Гросса получил первого клиента, оплачивавшего его услуги. В 1975 и 1976 гг. годовая прибыль составила почти по 18%, и этот успех принес второго клиента – телекоммуникационную фирму AT&T Corp. К 1977 г. активы в управлении PIMCO достигли $400 млн.

В 1980-81 гг., когда рынок облигаций переживал спад, Билл Гросс, несмотря на возмущение клиентов, стал вести торги по более высокодоходным бумагам, таким как сертификаты федерального агентства Ginnie Mae (правительственная национальная ипотечная ассоциация). Большинство денежных менеджеров тогда считали подобные вложения чересчур рискованными, но Гросс верил, что бумаги Ginnie Mae пойдут вверх, как только снизятся процентные ставки, - и оказался прав. В 1987 году, когда активы PIMCO возросли до $20 млрд., Билл Гросс открыл свой главный фонд - Total Return Fund.

Успехи фондов Гросса, их высокая доходность и непрерывный рост активов в значительной степени повысили привлекательность бумаг с фиксированным доходом в глазах инвесторов взаимных фондов. Как отметил Мика Грин (Micah Green), президент Bond Market Association (Ассоциации рынка облигаций), имя Билла Гросса, вероятно, можно считать “символичным с точки зрения пробуждения интереса к рынку облигаций”. С другой стороны, Гросс может навязывать этому рынку свои “правила игры”, т.к. его действия способны поколебать позиции крупнейших компаний США. Так, в марте 2002 года, он продал все активы PIMCO в коммерческих бумагах (векселях) GE Capital, финансового подразделения General Electric (GE), на сумму $1 млрд., заявив, что эта компания подвергает себя ненужному риску из-за слишком большого объема краткосрочных долговых обязательств. Получив “строгий выговор” от Билла Гросса, GE “капитулировала”, начав замену значительной части векселей более долгосрочными обязательствами, после чего PIMCO вновь приступила к покупке ее бумаг.

Свое лучшее инвестиционное решение Билл Гросс принял в 2000 году: купить долгосрочные казначейские обязательства, прежде чем правительство, располагающее дополнительными средствами за счет профицита бюджета, начнет их погашать. В течение нескольких недель трейдеры Гросса купили по его поручению долгосрочные казначейские обязательства на сумму в $5 млрд. К концу года облигационные фонды PIMCO заработали на повышении цен приобретенных бумаг порядка $200 млн. Что касается худшего решения, то это была покупка в 2001 году облигаций энергетической компании Enron, вокруг которой вскоре разгорелся скандал в связи с финансовыми махинациями, совершенно обесценивший ее бумаги. Однако подобные “проколы” в практике Билла Гросса встречались весьма редко. Существует немало компаний, у которых позитивные средние показатели в долгосрочном периоде порой маскируют резкие колебания доходности, однако PIMCO не входит в их число.

Билл Гросс управляет крупнейшим в Америке облигационным фондом из офиса в Ньюпорт-Бич, штат Калифорния, расположенном в тысячах километров от Wall Street. Его рабочий день начинается задолго до прихода в офис. Первое, что он делает, встав около половины пятого утра, - это мониторинг текущей ситуации на рынках, включая Европу и Японию, и просмотр экономических отчетов, позволяющих судить об экономической конъюнктуре, воздействующей, в свою очередь, на цены облигаций.

Билл Гросс считает, что для портфельного менеджера критически важным фактором является отсутствие шума и сведение информационного потока к минимуму. Он не читает сообщений электронной почты, кроме действительно необходимых, берет телефонную трубку лишь три-четыре раза в день (не считая звонков жены). Его девиз: я не хочу быть подключен, я хочу быть отсоединен: “My motto is, I don’t want to be connected — I want to be disconnected.”

Интересно, что наиболее важная и ценная часть рабочего дня Билла Гросса проходит, по его словам, вовсе не в торговом зале. Ежедневно, между половиной девятого и десятью утра, он посещает оздоровительный клуб недалеко от офиса, где занимается йогой. Гросс утверждает, что многие отличные идеи, включая его лучшее решение 2000 года, о котором говорилось выше, пришли к нему, когда он в буквальном смысле слова стоял на голове – вдали от офисного шума и торговых терминалов.

Управляющий PIMCO является неизменным приверженцем так называемого подхода “сверху вниз” (top-down investing), при котором инвестор в первую очередь рассматривает макроэкономические тенденции, далее переходит к отраслевому анализу и лишь затем осуществляет выбор конкретных объектов для вложения средств. В статье, опубликованной в 2005 г. в Financial Analysts Journal, Билл Гросс указывает, что успешность инвестиций в долгосрочной перспективе, будь то акции или облигации, зависит от двух основных факторов: способности формулировать “секулярный” (secular, т.е. вековой, долгосрочный) прогноз и обеспечивать “правильную структурную композицию” портфеля. “Секулярный” прогноз, по мнению Гросса, должен охватывать демографические, политические тенденции, структурные изменения в американской и мировой экономике на период от трех до пяти лет. Это позволяет избежать деструктивных “эмоциональных скачков, вызванных страхом или жадностью”. Именно такие эмоции заставляют инвесторов совершать серьезные ошибки, когда рынок переживает “иррациональные” периоды. Опираясь на долгосрочный прогноз, Билл Гросс определяет дюрацию портфеля, а затем вносит изменения в его структуру в зависимости от краткосрочных тенденций.

Что касается структуры портфеля, то, по словам Гросса, ее формирование включает принципы, рассчитанные на получение более высокой доходности, чем можно ожидать при заданном уровне риска. В качестве примеров учреждений, инвестиционная структура которых оказывается эффективной с течением времени, Билл Гросс приводит банки и страховые компании. Первые берут краткосрочные займы и выдают долгосрочные кредиты, создавая процентный спред, почти гарантирующий им прибыль в долгосрочном периоде. Вторые привлекают устойчивый поток средств, имея возможность приблизительно рассчитать свои будущие обязательства. Такой подход также надежно позволяет генерировать доходы. Примером подобной финансовой структуры является Berkshire Hathaway, управляемая Уорреном Баффетом (Warren Buffett).

Эксперты отмечают, что с течением времени Билл Гросс в процессе управления активами переходит к использованию все более сложных инструментов, демонстрируя свободу мышления и готовность принять риски, связанные с процентными ставками, валютами, высокодоходными бумагами и развивающимися рынками. Все это резко отличает его от большинства других управляющих фондами. По словам Эрика Джейкобсона (Eric Jacobson), аналитика из агентства Morningstar, Билл Гросс “делает все сложным путем” и “более агрессивен, чем большинство портфельных менеджеров”.

]]> http://nyse-trade.ru/bill-gross-bill-gross/feed/ 0 Билл Вильямс / Bill Williams http://nyse-trade.ru/bill-vilyams-bill-williams/ http://nyse-trade.ru/bill-vilyams-bill-williams/#comments Sat, 23 Jan 2010 09:30:40 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6563 Билл Вильямс со своими коллегами торгуют более 35 лет, постоянно улучшая свою торговую технику. Он проводит торговые семинары, предметом которых являются психология трейдинга и его торговые методы. Билл Вильямс имеет выдающиеся торговые результаты и является автором книг ”Торговый Хаос”, ”Новые измерения в биржевой торговле”, ”Торговый Хаос 2”, в которой изложены основные концепции, лежащие в основе его торговых методов. Торговая система Билла Вильямса не является статичной и со времени издания книг претерпела изменения, однако ключевые идеи и принципы остались прежними.

Торговую технику Билла Вильямса можно отнести к агрессивно-трендовой. Необходимо отметить, что удовлетворительных результатов при использовании подобных методов можно добиться при условии достаточной диверсификации и, как следствие, капитализации. Пользователи CQG, практикующие подобный подход, могут также воспользоваться службой комментариев CCI, которую ведет Ted Ryan.

Билл Вильямс утверждает, что движения цены являются случайными и непредсказуемыми, поэтому его анализ рынка не включает элементов прогнозирования. Основными элементами его теории являются Фракталы, выступающие ключевым фактором при инициировании сделок, и расчет волн Эллиота.

Основной проблемой, с которой сталкиваются большинство трейдеров, является возможно более ранняя идентификация трендов. Большинство существующих методов сводятся к анализу трендовости рынка и в той или иной мере носят субъективный характер. Билл Вильямс считает, что наибольшую опасность для торговой системы представляет собой именно субъективизм в интерпретации ее сигналов, поэтому его метод максимально механистичен и,таким образом, освобождает трейдера от стресса.

В результате своих исследований рынков Билл Вильямс пришел к выводу об ограниченности возможностей стандартных индикаторов в силу их линейности. Действительно, подавляющее большинство осцилляторных индикаторов практически бесполезны при переходе к тренду в силу ограниченности шкалы (обычно – от 0 до 100). Это не означает, что существующие методы не могут быть улучшены (в частности, как это сделано в аналитическом пакете Синтии Кейс), однако существование этой проблемы нельзя отрицать.

Если принять, что движения цен случайны, то необходимо признать, что наши предикативные возможности в отношении будущей цены сильно ограничены, и мы должны максимально устранить элемент прогнозирования из анализа рынка. Пусть чарты сами подскажут, что делать. Это – ключ к бесстрессовой торговле.

Методика Билла Вильямса относится к классу трендовых методов, использующих для извлечения прибыли тренды любой длительности. Отличительной особенностью таких методов является процедура максимизации рыночной позиции при подтверждении тренда и минимизация – при его ослаблении.

Основной проблемой при использовании подобной стратегии является процедура «пирамиды» – увеличения позиции при увеличении ее прибыльности и сокращение –при ослаблении тренда. Исследования показывают, что рынки находятся в трендовом состоянии 15% - 30% общего времени, и именно в эти периоды трейдер должен быть максимально агрессивен.

]]> http://nyse-trade.ru/bill-vilyams-bill-williams/feed/ 1 Бернард Барух / Bernard Baruch http://nyse-trade.ru/bernard-barux-bernard-baruch/ http://nyse-trade.ru/bernard-barux-bernard-baruch/#comments Mon, 18 Jan 2010 12:22:49 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6352 Бернард Мэннис Барух (Bernard Mannes Baruch) - американский финансист, биржевой спекулянт, а также политический и государственный деятель.

Бернард Барух родился 19 августа 1870 в городе Кемпден в Южной Каролине и был вторым из четырёх сыновей Симона и Белл Барух. Его отец, Симон Барух (1840—1921), немецкий иммигрант еврейского происхождения иммигрировал в США из Германии 1855. Будучи по профессии врачом, во время гражданской войны служил в армии южан и был одним из основоположников физиотерапии. В 1881 году его семья переехала в Нью-Йорк, где Бернард поступил в Сити-колледж (City College of New York). После окончания колледжа Бернард Барух начал работать в фирме Хаусмэн энд Компани (A. A. Housman and Company). Продвигаясь по карьерной лестнице, он стал брокером, а потом и партнером A. A. Housman and Co., а через семь лет уже владел восьмой частью этой брокерской конторы. Источником его дохода служила часть комиссионных, получаемых им с каждой сделки клиента.

Объединив свои средства с теми, которые удалось занять у родных, Бернард Барух купил в 1898 году место на New York Stock Exchange. Увы, первый опыт оказался провальным. Бернарду снова — а потом и еще раз — пришлось обращаться за помощью к родственникам. Однажды отец сказал ему, что $500 — это все, что у семьи оставалось на черный день. Но именно с этих пяти сотен Бернард Барух начал свое восхождение на олимп Wall Street. С самого начала его поведение на бирже казалось многим странным. Его выход на рынок и первые удачи были восприняты крайне неодобрительно. Например, Дж. П. Морган называл его не иначе как “карточным шулером”. На первый взгляд эти обвинения в эпоху свободного рынка кажутся странными — ведь и сам Морган заработал свое состояние вовсе не в белых перчатках. Но методы Бернарда Баруха удивляли даже великих махинаторов. На первых порах он не проводил популярные в то время поглощения слабых компаний с целью их последующей перепродажи. Не проводил он и махинаций по искусственному подъему цены отдельных акций. Далеки были его методы и от скрупулезного учета фундаментальных факторов. Хоть фондовый рынок в то время и находился на подъеме, Бернард Барух активно пользовался приемами игры на понижение. По его собственному мнению, купить на минимуме и продать на максимуме невозможно. И поэтому он нередко шел против рынка, продавая тогда, когда многие покупали, и наоборот. Не вдаваясь в тонкости деятельности компании и не обращая внимания на распространяемые о ней слухи, Барух работал на общих движениях рынка. И в этом плане его операции можно сравнить со стилем Ливермора.

С ростом состояния Бернарда Баруха росли и его возможности. Он уже мог позволить себе занятие прямыми инвестициями. Например, на его капитале была основана компания Texasgulf Inc., занимавшаяся сервисными услугами в растущей тогда нефтедобывающей промышленности. Однако участвовать в управлении этой компанией ему было неинтересно. И дальше финансирования ее создания он не пошел. И хотя Texasgulf Inc. со временем превратилась в довольно прибыльную компанию, у Баруха осталась лишь малая часть этого богатства, так как после многочисленных эмиссий акций его доля сильно сократилась. С Бернардом Барухом стали считаться, и редко крупные сделки проходили без консультаций с ним. Его называли обладателем крупного состояния, его спекуляций на бирже опасались не меньше, чем действий Дж. П. Моргана или Джозефа Кеннеди. Так Барух, не стремившийся к торговле исключительно на инсайдерской информации, получал множество возможностей прибыльного вложения капитала.

К 1903 году у него была своя брокерская фирма Baruch Brothers, и в свои 33 года он стал миллионером. Несмотря на процветавшую в то время практику создания различных трастов с целью манипуляции рынком, Бернард Барух проводил все свои операции один. За что и получил прозвище “одинокий волк Wall Street”. Даже став миллионером, Барух не забывал, как он несколько раз проигрывал все свои деньги на фондовом рынке. Поэтому в 1907 году он потратил $55 тыс. на покупку 15 тыс. акров земельных угодий на своей родине — в Южной Каролине. По его расчетам, в случае очередного падения цен на бирже эта земля не оставила бы его без средств к существованию. В том же году он купил достаточно устойчивую фирму, занимавшуюся торговлей в основном между Англией и США,— M. Hentz & Co.

Активное проникновение Бернарда Баруха в политическую жизнь началось в 1912 году. Своими деньгами он поддержал Вудро Вильсона в его президентской компании. В фонд демократов Барух внес $50 тыс. В благодарность за это Вильсон в 1916 году назначил его в ведомство национальной обороны. Сразу после того, как Бернард Барух занял свою первую государственную должность, на бирже поползли слухи, что он использует свое положение для инсайдерской торговли. В 1917 году против него даже проводили расследование, обвиняя в раскрытии секретной документации. Проверяя его сделки, расследование наткнулось на сделанные им несколькими месяцами ранее операции. По подсчетам, на покупке и перепродаже через месяц акций заводов, попадающих в сферу его интересов на государственной должности, Бернард Барух заработал около $1 млн. Однако свалить его не удалось. Свою защиту Барух построил на том основании, что все свое состояние он создал на перепродажах бумаг, и в этом смысле последние операции ничем не отличались от предыдущих. А уже в 1918 году Бернард Барух стал министром оборонной промышленности США. Расследование привело к тому, что он продал свое место на бирже, но причастность к распределению военных заказов давала ему намного больше возможностей для зарабатывания денег. Да и от инвестиций полностью он не отошел. Только теперь они носили более целевой характер. Фаворитами Баруха стали компании по производству вооружений и различной военной амуниции. По некоторым данным, к концу первой мировой войны Бернард Барух владел долями в большинстве заводов, выполнявших военные заказы. Естественно, и изрядные средства, поступавшие на заводы из государственного бюджета, оставались в его кармане. Утверждают, что к концу войны его состояние увеличилось до $200 млн.

После войны Бернард Барух не сбавил своих политических амбиций. Удачно вкладывая свои деньги в карьеру политиков, он мог серьезно влиять на решение различных вопросов экономики США. После Вудро Вильсона он оставался неизменным спутником президентов Уоррена Хардинга, Герберта Гувера, Франклина Рузвельта и Гарри Трумэна. В самом деле, его место в политике давало ему намного больше информации, чем другим трейдерам. Так, к Великой депрессии 1929 года Барух был полностью подготовлен. Еще в 1928 году он продал все свои акции и на вырученные деньги купил облигации. А 24 октября 1929 года, в знаменитый “черный вторник” американской биржи, Барух появился в ее зале вместе с Уинстоном Черчиллем. И они наблюдали второй по величине обвал американского фондового рынка. Говорят, что с Черчиллем на бирже Бернард Барух появился лишь затем, чтобы продемонстрировать ему свою власть над рынком.

Хотя Бернард Барух и не разбогател на Великой депрессии, судя по всему, он вполне мог это сделать. И после Великой депрессии Барух продолжал пользоваться своим привилегированным положением. Можно только догадываться, сколько денег он сделал на отмене золотого стандарта. Этот стандарт существовал до апреля 1933 года, пока не был отменен президентом Франклином Рузвельтом. С целью вывода страны из депрессии правительство объявило о выкупе золота у населения. За отказ сдавать золото можно было понести наказание в виде штрафа или длительного тюремного заключения. В обмен на золото выдавались не подлежащие погашению бумажные деньги. А уже 22 октября 1933 года, как только большая часть золота была сдана, Рузвельт объявил о девальвации доллара, то есть правительство с этого момента стало покупать золото по повышенной цене. Теперь на один доллар можно было купить лишь 1/35 унции, в то время как до отмены золотого стандарта — 1/20 унции. Будучи близким к президенту человеком, Бернард Барух, несомненно, воспользовался предоставившимся шансом заработать на золоте. Но и не только на нем. По некоторым данным, к середине 1933 года Барух владел опционами на треть известных в то время в мире запасов серебра. Спустя несколько месяцев, пока шумиха вокруг девальвации золота еще не улеглась, Рузвельт заявил о повышении цены выкупа серебра в два раза. Официальным предлогом была помощь шахтерам, работающим на серебряных рудниках. Но в действительности субсидию получил Бернард Барух.

Во время второй мировой войны роль Баруха как авторитета в области военной экономики стала еще более заметной. Полагают, что он приложил руку к плану проведения реконверсии американской экономики, да и вообще экономическая политика страны, по мнению многих, сильно зависела от Баруха. Позднее он решал многие вопросы, связанные с распространением атомных технологий, и активно влиял на американскую политику в отношении СССР. Но в то же время его активность на фондовом рынке явно пошла на убыль. Бернард Барух всецело посвятил себя политике, оставаясь “серым кардиналом” администрации Белого дома вплоть до своей смерти в 1965 году.

]]> http://nyse-trade.ru/bernard-barux-bernard-baruch/feed/ 0 Бенджамин Грэхем http://nyse-trade.ru/benjamin-graham/ http://nyse-trade.ru/benjamin-graham/#comments Sun, 17 Jan 2010 12:05:14 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6274 d0b1d0b5d0bdd0b4d0b6d0b0d0bcd0b8d0bd d0b3d180d18dd185d0b5d0bc Бенджамин Грэхем Бенджамин Грэхем (Бенджамин Грэм) - известный экономист и профессиональный инвестор. Его часто называют “отец инвестирования на основе ценности” (value investing). В настоящее время он широко известен благодаря частым ссылкам на него Уоррена Баффета, который в своё время обучался под началом Грэма в Колумбийском университете, штат Нью-Йорк. Баффет говорит о том, что Грэм заложил в него основы разумного инвестирования, и описывает его как человека, оказавшего наибольшее влияние на аго жизнь после отца.

Бенджамин Грэхем родился 8 мая 1894 года в Лондоне, его настоящая фамилия была Гроссбаум (Grossbaum). Когда Грэму исполнился один год, его семья эмигрировала в Соединённые Штаты Америки. В Нью-Йорке отец Бенджамина открыл фирму, занимавшуюся импортом фарфора, керамики и антиквариата из Австрии и Германии. Когда Бенджамину было девять лет его отец умер. Личность Бенджамина Грэхема сцементировало пронизанное бедностью воспитание в Нью-Йорке, где для выживания на улице он должен был больше использовать свои умственные способности, чем мускулы. Годы бедности, говорил Грэм, “развили в моем характере серьезное отношение к деньгам, готовность упорно трудиться за небольшие суммы и чрезвычайный консерватизм во всех расходах”. В 1914 году он получил степень бакалавра в Колумбийском университете, штат Нью-Йорк. После окончания Колумбийского университета Бенджамину Грэхему предложили преподавательские должности на трех его факультетах: литературы, математики и философии. Однако ему нужно было содержать семью, поэтому он нанялся на работу в фирму Newburger, Henderson and Loeb на Уолл-стрите на должность ученика в отдел облигаций.

В 1920 г., в возрасте 26 лет, Бенджамин Грэхем стал одним из партнеров в Newburger, Henderson and Loeb. Теперь, помимо оклада, он получал еще 2,5% от прибыли. Грэм уже тогда приблизился к пониманию принципа, которым впоследствии делился с учениками: чем глупее поведение рынка, тем больше возможностей для профессионального инвестора.

В 1923 г. группа клиентов и друзей, восхищенных успехами Грэма, предложила создать инвестиционный фонд с активами в размере $250000 с условием, что он будет получать $10000 в год плюс 20% от прибыли. В результате в 29 лет Бенджамин Грэхем основал свое первое независимое предприятие, Grahar Corporation, операции которого начались 1 июня 1923 года. Название было составлено из имен Грэма и Луиса Харриса (Louis Harris), владельца складских помещений и одного из главных инвесторов. Бенджамину Грэхему удалось привлечь в фонд порядка $500000. Он не был главным акционером, но контролировал инвестиционную политику компании, концентрируясь на поиске сильно недооцененных акций, переоцененных акций, годящихся для “коротких” продаж, или выгодных арбитражных операций. В 1925 г. компания прекратила свое существование, и Грэм основал Benjamin Graham Joint Account, чья среднегодовая доходность в период между 1925 и 1928 гг. составила 25,7%. Бизнес расширялся так быстро, что вскоре после его открытия Бенджамину Грэхему понадобился партнер, который взял бы на себя административные функции. Он пригласил Джерома Ньюмана, брата своего друга детства. Так появился на свет Graham Newman Investment Fund.

Поскольку в конце 20-х гг. возросла популярность инвестиционных фондов, Бенджамин Грэхем занялся организацией трастового фонда Hentz-Graham, который намеревался запустить в сентябре 1929 г. Однако к этому моменту рынок ценных бумаг начал “трещать по швам”, и вскоре Грэму стало не до нового фонда. Он также отклонил предложение о партнерстве с Бернардом Барухом (Bernard Baruch).

За 1929 и 1930 год профессиональный инвестор и трейдер Бенджамин Грэхем потерял более половины средств фонда. Сделав соответствующие выводы и отказавшись от наиболее агрессивных и высокорисковых сделок его компания смогла пережить Великую Депрессию. Среднегодовая доходность фирмы за период с 1929 г. по 1956 г., когда Грэм удалился от дел, составила порядка 17%.

В 1934 году была опубликована книгаАнализ ценных бумаг” (” Security Analysis ”), написанная Бенджамином Грэхемом в соавторстве с Дэвидом Доддом (David Dodd). “Анализ ценных бумаг” до сих пор считается “библией” для инвесторов и трейдеров мира, в ней были заложены принципы “стоимостного” инвестирования, базировавшегося на использовании фундаментальных показателей в процессе оценки акций. Грэм и Додд также впервые ввели понятие “внутренней стоимости” (intrinsic value).

В 1949 году была опубликована книга “Разумный инвестор” (” The Intelligent Investor ”), в которой Бенджамин Грэхем с позиции профессионального инвестора объяснил, каким образом рациональный подход позволяет опережать рынок. Он также показал, какими принципами должны руководствоваться инвесторы и трейдеры, и каким образом можно определить, что акции недооценены. Уоррен Баффет считает книгу Бенджамина Грэхема “Разумный инвестор” лучшей книгой по инвестициям из когда-либо написанных.

Бенджамин Грэхем умер ночью 21 сентября 1976 года, в возрасте 82 лет.

Грэм призывал инвестиционное сообщество провести фундаментальное различие между инвестициями и спекуляциями. Профессиональных инвесторов он определял как людей, осуществляющих операции, основанные на тщательном анализе фактов, перспектив, безопасности вложенных средств и достаточном доходе. Всё остальное признавалось спекуляцией.

Бенджамин Грэхем писал, что профессиональный инвестор и владелец акций должен относится к ним, прежде всего, как к своей доли в бизнесе. Держа это в уме, инвестор не должен беспокоиться по поводу колебаний цен акций, потому что в краткосрочной перспективе рынок ценных бумаг ведёт себя как “машина для голосования”. В долгосрочной же перспективе рынок ведёт себя, как “весы” - внутренняя стоимость акции в конечном итоге отражается на её цене.

Он рекомендовал профессиональным инвесторам концентрировать свои усилия на анализе финансового состояния компаний. Когда акции компании продаются на рынке по ценам ниже их внутренней стоимости, существует т. н. запас надёжности (margin of safety), что делает их привлекательными для инвестиции.

Бенджамин Грэхем писал, что инвестиция наиболее разумна, когда она наиболее похожа на деловое предприятие. Об этих словах Уоррен Баффет говорит как о наиболее важных, когда-либо написанных об инвестировании. Грэм говорит, что значение имеет лишь корректно проведённый анализ, основанный на достоверных фактах, а согласие или несогласие других инвесторов вторично.

]]> http://nyse-trade.ru/benjamin-graham/feed/ 0 Алан Гринспен http://nyse-trade.ru/alan-grinspen/ http://nyse-trade.ru/alan-grinspen/#comments Fri, 15 Jan 2010 09:00:27 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6207  Алан ГринспенКаждое утро Алан Гринспен просыпается в 5.30 и в течение 1.5 часа принимает ванну и читает экономические сводки, обдумывает финансово-экономические проблемы страны. На пост председателя совета управляющих Федеральной Резервной Системы (Центральный банк США), влиятельнейшего органа экономической политики страны, Гринспен был назначен президентом Джорджем Бушем-младшим 20 июня 2000 года, причем уже в четвертый раз.

Алан Гринспен родился в марте 1926 года в Бруклине, в районе, который назывался “Франкфурт на Гудзоне”, поскольку там селилось много еврейских иммигрантов из Германии. Родители его отца, биржевого брокера, также были выходцами из Германии. По материнской линии его предки были иммигрантами из Польши. Когда Алану исполнилось 5 лет, его родители развелись, и он воспитывался матерью и ее родителями. Его мать Роуз после развода вместе с Аланом переехала к своим родителям в маленькую 2-комнатную квартиру в шестиэтажном доме на углу Бродвея и 163-й улицы и пошла работать в мебельный магазин. Рядом с ними жила семья сестры Роуз - Мэри и ее мужа Джекоба Халперта, в которой было двое детей - мальчик и девочка. Именно с ними и с их отцом юный Алан и проводил большую часть времени.

Когда Алану Гринспену исполнилось 9 лет, его отец в один из своих нечастых визитов подарил ему свою недавно опубликованную книгу, которая называлась “Впереди - выход из кризиса”. В ней Герберт Гринспен отстаивал необходимость государственных программ с целью стимулирования экономики. Кто знает, может, именно эта книга отца уже тогда вызвала интерес или, по крайней мере, любопытство к экономике у будущего руководителя ФРС. Тем более что уже в детстве юный Алан Гринспен отличался незаурядными способностями. В 5 лет он мог свободно складывать в уме трехзначные цифры. Мать нередко демонстрировала это его умение гостям и соседям. В школе он явно выделялся среди сверстников, по их отзывам, “Алан все всегда делал отлично”. При этом он рос вполне нормальным ребенком: играл с друзьями, занимался спортом.

В 1952 году Алан Гринспен женился на Джоан Митчелл, художнице. Однако их брак оказался недолгим - они расстались уже через год. Но именно первая жена познакомила Алана с Эйн Рэнд, писательницей и социальным философом, взгляды которой оказали сильное влияние на молодого Гринспена. Именно Эйн Рэнд, по словам Алана Гринспена, заставила его задуматься о том, что “капитализм - это не только эффективная и практичная система, но еще и моральная”. Гринспен и Рэнд оставались друзьями вплоть до ее смерти в 1982 году. Во второй брак Алан Гринспен решился вступить лишь через 45 лет после первого, в 1997 году, после 12 лет отношений с новой избранницей - Андреа Митчелл, журналистом-международником из телекомпании Эн-би-си.

В 1948 году Гринспен получил степень бакалавра, а в 1950 году - степень магистра по экономике в Нью-Йоркском университете. Некоторое время он учился в аспирантуре Колумбийского университета, в 1977 году он защитил степень доктора наук по экономике в Нью-Йоркском университете. После окончания университета он занимал важные государственные экономические должности, а также работал в частном бизнесе.

В периоды 1954-74 и 1977-87 гг. Алан Гринспен работал председателем совета директоров и президентом частной консультативной компании “Таунсенд-Гринспен и Ко”, основанной им вместе со специалистом по ценным бумагам, Уильямом Таунсендом. После смерти Таунсенда в 1958 году Гринспен стал основным владельцем компании. В 1974 году он принял предложение президента Ричарда Никсона возглавить Совет экономических консультантов при президенте, важный орган по выработке экономической политики страны. Возглавив совет 1 сентября 1974 года, за месяц до отставки Никсона, он продолжил работу на этом посту и при президенте Джеральде Форде до прихода к власти президента Джеймса Картера в 1977 году. Другая важная государственная должность, которую занимает Алан Гринспен уже при Рейгане в 1981-83 гг., - председатель Национальной комиссии по реформе системы социального страхования. Когда в 1987 г. бывший председатель ФРС Пол Волкер неожиданно подал в отставку, в его преемники президент Рейган предложил именно Гринспена. После этого Алан Гринспен закрыл свою консалтинговую компанию и сосредоточился на государственной работе.

Помимо госслужбы Гринспен успел потрудиться и в частном секторе: он был корпоративным директором в “Алюминиевой компании Америка”, в корпорациях “Аутомэтик Дэйта Просесинг”, “Дженерал Фудс”, “Джэй Пи Морган”, “Мобил”, членом попечительского совета исследовательской корпорации “Рэнд”, директором Института международной экономики, членом наблюдательного совета Гуверовского института. Весь послужной список занял бы слишком много места. Его знания, умение мыслить стратегически, делать верные прогнозы были востребованы всегда. При этом любопытно, что Алан Гринспен - один из самых убежденных приверженцев и адвокатов свободного рынка и предпринимательства - большую часть жизни провел именно на госслужбе. Некоторые из близких его соратников даже считают, что он делает это специально, чтобы было удобнее бороться изнутри с главным злом капитализма - бюрократией и самим государством.

Спаситель американской экономики

Алан Гринспен - последовательный республиканец, приверженец либеральных (в российском понимании) взглядов на экономику и экономическую политику. С самого начала своей государственной деятельности он проявил себя как сторонник жесткой денежно-кредитной политики с целью недопущения чрезмерной инфляции, чем завоевал уважение всего финансового сообщества США. В Америке считают, что именно Алан Гринспен благодаря умелой денежно-кредитной политике сумел минимизировать разрушительные для экономики последствия так называемой “черной пятницы” - биржевого краха 19 октября 1987 года, когда индекс Доу-Джонса обрушился на 508 пунктов.

В результате действий главы ФРС крах на биржевом рынке оказался гораздо менее болезненным для экономики США. В своей последующей деятельности Алан Гринспен сконцентрировался на борьбе с инфляцией. Он сумел убедить в правильности своих подходов и нового президента - Билла Клинтона и продолжил работу уже для демократической администрации. В 1996 году Гринспен, как считают многие эксперты, сумел снизить “перегрев” фондового рынка лишь одним упоминанием того, что акции на бирже взлетели, по его мнению, слишком высоко. Началась массовая продажа акций и обстановка на бирже разрядилась.

В 1998 году Алан Гринспен умело противостоял влиянию на американскую экономику финансовых кризисов в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и России, убедив своих коллег по ФРС трижды понизить учетную ставку. Во многом благодаря политике главы ФРС в конце 90-х годов уровень безработицы в стране достиг самого низкого за два с лишним десятилетия показателя (4%), а уровень инфляции до минимального уровня за 11 лет (1,5% в годовом исчислении).

Однако было бы неверно утверждать, что у Гринспена нет противников и критиков. Например, Джордж Грант, издатель журнала “Обозрение процентных ставок”, утверждает, что именно по вине Гринспена в конце 90-х годов на американской фондовой бирже “надулся огромный мыльный пузырь”, который привел к чрезмерному инвестированию в экономику, ее “перегреву” и угрозе инфляции. Как считают некоторые эксперты, именно глава ФРС ошибочно рекомендовал поднять учетную ставку в 1998 и 2000 гг., что привело к экономическому спаду в марте 2001 года.

Иногда критики обвиняют Алана Гринспена в том, что он использует в деятельности ФРС преимущественно “антикризисный подход”, а требуется долговременная денежно-кредитная политика. Как отмечает Рич Миллер, обозреватель влиятельного журнала “Бизнес Уик”, “если бы такая политика действительно была, то в июле 2003 года учетную ставку надо было сократить на 0.5 процентных пункта вместо 0.25, как это сделала ФРС”. Как полагают некоторые аналитики, в условиях стагнации начала 2000-х, потеря доверия к политике ФРС в США действительно имела место среди американских и зарубежных инвесторов.

Однако, несмотря на критику, авторитет Алана Гринспена пока непоколебим. В настоящее время он последовательно выступает против усиливающегося протекционизма в экономической политике США. Несмотря на растущий дефицит торгового баланса США, Алан Гринспен твердо убежден в том, что протекционизм может нанести вред конкурентоспособности американских компаний в глобализирующейся экономике. В своем выступлении в Институте Като в ноябре 2003 года Гринспен выразил тревогу по поводу растущего дефицита платежного баланса, достигшего 5% ВВП (480 млрд. долл.), что существенно выше предыдущего рекорда в 3.5% ВВП, отмеченного в 1986 г. Вместе с тем он подчеркнул, что несомненным свидетельством силы американской экономики сегодня является отсутствие признаков какого-либо инфляционного давления на экономику, несмотря на то что за последние 2 года доллар упал в цене относительно других ведущих мировых валют примерно на 20%.

Денежный Маэстро

Как минимум дважды в год глава Федеральной резервной системы выступает в Конгрессе США с докладом о положении в экономике и в сфере финансов. К его словам внимательно прислушиваются политики и аналитики во всем мире. От одного прогноза главы ФРС могут взлететь вверх или упасть котировки акций. Осознавая свое влияние, Алан Гринспен часто старается выражаться достаточно туманно и неоднозначно. Ему самому принадлежит фраза: “Если я кажусь вам слишком ясным, то, весьма вероятно, вы меня не поняли”. На самом деле стиль его речи стал столь осторожным и двусмысленным, что, говорят, даже жена вынуждена переспрашивать его дважды, чего же он хочет. Может быть, в этой осторожности и в осознании своего экономического влияния и кроется секрет его могущества?

Алан Гринспен регулярно высказывается в научной и экономической прессе по самым актуальным экономическим проблемам. Так, среди его работ, например: “Глобальная экономическая интеграция: возможности и вызовы”, 2001 г., “Неравенство доходов: проблемы и варианты политики”, 2002 г. Его многочисленные выступления на симпозиумах и конференциях, в Конгрессе неизменно вызывают огромный интерес американской и мировой экономической и финансовой общественности. Заслуги Гринспена нашли признание в его многочисленных наградах. Он избран почетным профессором ведущих американских и иностранных университетов - Гарвардского, Йельского, Пенсильванского, Нотр-Дамского, отмечен почетным знаком Американского института государственной службы, награжден французским орденом Почетного легиона. Любопытно, что зарплата Алана Гринспена - самая низкая среди руководителей центральных банков стран “большой семерки”: “всего-навсего” 171 900 долларов в год. К примеру, руководитель итальянского Центробанка получает 743 тыс. долларов, а Банка Англии - 446 тыс. долларов в год. Однако имя главы ФРС США явно гораздо более известно, чем имена многих его коллег, да и авторитет, конечно, повыше. Может быть, и для банкира не всегда в деньгах счастье.

]]> http://nyse-trade.ru/alan-grinspen/feed/ 0 Лора Педерсен (Laura Pedersen) http://nyse-trade.ru/lora-pedersen-laura-pedersen/ http://nyse-trade.ru/lora-pedersen-laura-pedersen/#comments Wed, 13 Jan 2010 10:30:24 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=6108 Лора Педерсен (Laura Pedersen) начала работать на Уолл-стрите в 17 лет; в 20 лет она, кстати, была самой юной, имевшей свое собственное место на Американской фондовой бирже (ее работодатель арендовал это место для нее, так как она не проходила по возрасту для владения им). Не достигнув еще 24-х лет, она сделала 1,5 млн. долл. Выросшая в предместьях г. Буффало, Педерсен прирожденный предприниматель: в шесть лет продавала помидоры с огорода своей матери, играла в покер и делала ставки на лошадей; в десять лет попросила акции компании "Пепси-Кола" в качестве подарка на день рождения; в 14 лет съездила в Нью-Йорк на экскурсию в Американскую фондовую биржу (АМЕХ). После первого скучного семестра в Мичиганском университете она бросила учебу. "Если бы я хотела быть кинозвездой, - размышляла она, - думаю, я направилась бы на запад, в Голливуд; а поскольку я только стремилась сделать состояние, я полетела на восток, на Уолл-стрит".
В январе 1984 года Педерсен начала работать клерком, зарабатывая 120 долл. в неделю. Она поработала в нескольких компаниях, прежде чем осела в "Спиэр Лидс Келлогг/инвесторз компани" в качестве секретаря трейдеров. Когда трейдеры уходили на перекур, она ненадолго их замещала. Это был мир, полный непристойной брани и вульгарных жестов. Как говорила Педерсен: "Четыре года, три месяца и тринадцать дней я торговала - вначале как пинч-хиттер, затем как аттестованный специалист - я делала все, что родители говорили мне никогда не делать". За эти четыре с небольшим года она сделала для своей компании приличные 5,3 млн. долл. прибыли. В октябре 1987 года, в дни краха, она сделала 100.000 долл. в тот день, когда лопнул пузырь, но в следующую неделю потеряла 1,6 млн. долл.

Педерсен закончила свою деятельность, посетив врача, который и посоветовал ей уйти, так как последствиями ее работы оказались проблемы со здоровьем, связанные с горлом, ушами и глазами. Ей было 24 года. За годы работы она вела дневник, ставший книгой "Игрушечные деньги" (Play Money). В этой книге она вспоминает такие экстремальные моменты, как во время пожара никто не покидал операционный зал биржи, боясь потерять деньги. Сожалений в книге не было. "Причина, по которой я написала "Игрушечные деньги", - говорила она, - в моем желании засвидетельствовать то, что я воспринимала как последние вздохи трейдерского искусства, почти с избытком замененного высокими технологиями". В статье "Последний рубеж" нарисована точная картина, что значит быть трейдером, и описано, как выжить в звериной яме.

Последний рубеж

Если и существует такая штука, как работа типа "пауки в банке", то торговая яма опционов очень близко соответствует этому понятию. Один из моих друзей любил говорить, когда торговля в полном разгаре: "Единственное главное правило - успеть ткнуть пальцем в глаз человека, прежде чем он сам ткнет в ваш".
Но дни торгового зала, возможно, сочтены: вся концепция вынужденно станет анахронизмом, как только в начале двадцать первого века рынок окажется полностью автоматизированным. Электронная торговля уже произвела коренную перемену на фондовой бирже Цинциннати, охватив приблизительно пять сотен различных акций, котирующихся на биржах США, а за рубежом антисептическая Лондонская и Гонконговская фондовые биржи, имея электронную торговлю, теперь даже в самые активные торговые дни возбуждены не больше, чем продуктовый магазин.
В следующие пять лет ожидается, что и Нью-Йоркская фондовая биржа, и консорциум, возглавляемый Американской фондовой биржей и Чикагской опционной биржей, перейдут на круглосуточные глобальные электронные торги. Нью-Йоркская фондовая биржа уже запустила программу, которая эффективно обойдет ее членов при помощи электронной системы, сводя покупателей и продавцов, т. е. обеспечит функцию, которую последние две сотни лет исполняли специалисты. В сентябре 1990 года простое подтверждение этих планов по круглосуточной торговле заставило задрожать от страха тысячи работающих в зале брокеров и трейдеров, ясно увидивших перед собой знамение. Многие уже чувствуют себя ненужными, так как видят свою зарплату, пониженную из-за повсеместного обложения договорных вознаграждений, еще больше сокращенной из-за автоматической системы исполнения ордеров. Сегодня клерку в Литл-Роке, Арканзасе, в офисе "Меррилл Линч" нужно только нажать кнопку, чтобы купить десять тысяч акций или двадцать опционов прямо у специалиста на другом конце страны, полностью обходя услуги брокера операционного зала биржи. Окажется ли трейдер за бортом?
На данный момент трейдеры еще вне опасности, и зал остается одним из немногих мест на земле - последним рубежом, где все еще существует возможность для выпускника средней школы начать работать курьером, быстро вырасти до клерка, делать ни много ни мало сто тысяч долларов в год и научится торговать, чтобы к своему двадцатипятилетию закончить работу, имея фирму по торговле ценными бумагами на многие миллионы долларов.
Не каждый может стать специалистом, хотя пытаются многие. Одним требуется много практического опыта торговли. Другим требуется быть крепкой личностью, физически и морально. Согласно биржевой статистике, средний специалист возрастом в сорок один год потратил двенадцать с половиной лет на приобретение опыта торговли в зале и еще четыре с половиной года провел, работая в каком-нибудь другом секторе отрасли ценных бумаг.
Однако введение торговли индексными опционами способствовало ускорению процесса обучения. Мне говорили, что я выучу за шесть интенсивных месяцев тяжелой работы клерком в яме столько же, сколько за двенадцать лет работы брокером в торговом зале. Они оказались правы.
Торговля индексными опционами стала модной и выросла в объеме гораздо быстрее, чем кто-либо на бирже мог ожидать. Фондовые индексы созданы для защиты инвесторов, торгующих большими портфелями. Таким образом, управляющие взаимными фондами, контролирующие большие блоки акций, используют позиции "продажи" в контрактах фондовых индексов в качестве страховки от падения цен акций, так же как и фермеры используют хлопковые фьючерсы, чтобы защитить себя от падения цен на хлопок. И наоборот, инвесторы, планирующие купить акции в будущем, могут гарантировать цену, взяв индексовый контракт с позицией "покупка". Одной из причин неожиданного успеха индексов было появление нового поколения спекулянтов, желающих стать или покупателями, или продавцами, в зависимости от того, как они считали, будут ли акции, входящие в индекс, расти или падать.
Как и другие акции и опционы, индексные опционы отданы под управление фирмам-специалистам. Все, что требуется, чтобы открыть такую фирму, это два или более трейдера, операторы определенных акций или опционов с проверенным послужным списком и много капитала. По сравнению с большими полнофункциональными фирмами, обеспечивающими своих клиентов всеми видами услуг, такими как исследования, отправка ежемесячных выписок и инвестиционные семинары, фирмы-специалисты оказывают абсолютный минимум услуг. Все, что они делают, это торгуют, и делают это очень избирательно.
По правилам, положениям и уставу Биржи фирме-специалисту поручается "проводить честную и организованную торговлю" и "самим покупать или продавать, если больше на рынке не осталось других покупателей и продавцов" назначенного им товара. Нашим товаром был XMI, основной рыночный индекс (Major Market Index). Даже если бы мы захотели, мы бы не смогли взять любой другой продукт, таким большим стал XMI за то время, когда я работала на АМЕХ. И бирже пришлось несколько раз перестраивать яму XMI, чтобы разместить растущее количество людей; ко времени моего ухода из АМЕХ яма XMI занимала большую часть северо-западного квадранта главного торгового зала.
Из-за того, что весь их бизнес осуществляется в зале или в ямах, и их персонал не имеет отношений с инвесторами, кроме как через передающих заказы брокеров, фирмам-специалистам нет нужды содержать офисы вне биржи. Вот почему инвестирующая публика редко о них слышит. (Единственная причина, по которой мы имели офисы в доме 115 на Бродвее, а также на Бирже, состояла в том, что фирма "Спиэр Лидз энд Келлогг", владеющая почти пятьюдесятью процентами нашей фирмы, расположила там свою штаб-квартиру.)
Большинство фирм-специалистов тяготеют быть очень маленькими, яростно независимыми, настроенными на защиту своей территории и весьма прибыльными. В сущности они ничего не делают, чтобы приобрести известность вне торгового зала, но они хорошо известны в отрасли ценных бумаг, так как акции или опционы приписываются к ним Биржей.
Роль специалиста возникла давно вместе с бурным ростом торговли акциями во время спекулятивного безумия после Гражданской войны. До 1869 года вице-президент Американской фондовой биржи (Curb Exchange) читал вслух собравшейся вокруг него толпе брокеров полный список акций Нью-Йоркской фондовой биржи, торговавшихся на тот день, быстро перечисляя текущие биды (самая высокая цена, которую готовы были заплатить в тот момент) и запрашиваемые цены (самая низкая цена, по которой готовы были продать). Так он делал трижды в течение торгов. Брокеру, не имевшему современных электронных котировочных табло и бегущих "строк", для заполнения ордеров приходилось часами ждать объявления названия определенной акции. Одно дело, когда брокеру заказывали купить по действующей цене (рыночный ордер), но в изменчивое время многие инвесторы не отваживаются на резкие ценовые изменения в период между размещением и выполнением ордера, диктуя верхние и нижние границы на свои ордера покупок и продаж. С появлением все большего количества выпусков акций у брокеров не осталось времени болтаться без дела в ожидании, и они стали передавать "лимитные ордера" новой породе суб-брокеров, которых вскоре стали называть "специалистами". Чтобы их усилия были стоящими, брокер, работающий в зале, делил свои комиссионные вознаграждения со специалистом. Естественно, что, когда появлялись новые акции, роль специалиста росла - как и его сила, - и вскоре он взял на себя роль маркет-мейкера. Когда в 1921 году Биржа перебралась в помещение, специалисты вместо того, чтобы общаться на обочине, начали собираться в установленных местах или "торговых постах", вынуждая торговых партнеров приходить к ним.
Современные специалисты для выполнения своих функций маркет-мейкеров должны быть едиными сразу в четырех лицах - часто одновременно, настолько безумными стали времена, - брокером, дилером, аукционистом и арбитром.
В качестве брокера специалист держит ордера, которые не могут быть исполнены по указанной клиентом цене до тех пор, пока не представится возможность.
Специалист, согласно правилам биржи, должен действовать в качестве дилера приписанных к нему акций и опционов. Делая это, он должен рисковать капиталом фирмы, покупая и продавая за свой счет там, где возникает временный дисбаланс между ордерами на покупку и продажу. Чтобы закрыть разницу между бидами и предложениями, специалист, торгуя за свой счет, может предложить купить по цене выше, чем соглашаются другие, и продать по цене ниже, чем предлагают все остальные.
В качестве аукциониста, когда раздается звонок, специалист устанавливает цену открытия на акции и опционы. Если необходимо сделать повторное открытие из-за приостановки торгов, специалист контролирует и улаживает диспропорции ордеров, устанавливая новые цены.
Специалисты вовлечены в каждую сделку, даже если не участвуют с финансовой точки зрения. Вот как они работают в качестве арбитров или в активные дни как полицейские регулировщики. Кто-то должен отделить брокеров, представляющих ордера публики и институциональные ордера, от трейдеров, открывающих позиции для своих личных счетов. Приоритеты обычно устанавливаются по принципу "первым пришел - первым обслужился", "первым крикнул - первым услышан". Дело специалиста следить за этой какофонией и определять, кто был первым, а кто утверждает, что был первым. Хотя, по правилам Биржи, от специалистов не требуется рисковать жизнью и прекращать скандалы, растаскивая в них участвующих, они наделены властью налагать штрафы в размере от пятисот до одной тысячи долларов - с одобрения официального представителя торгового зала.
Управление фирмой-специалистом в торговом зале может быть очень прибыльным, потому что вы находитесь в идеальном месте, чтобы реагировать на быстро поступающие новости, часто в момент их свершения. Уравновешивается это тем, что из-за вашей клятвы "делать рынки", рискуя капиталом фирмы, вы можете быть уничтожены за один день, что в действительности и произошло с рядом фирм-специалистов во время краха в октябре 1987 года. Неспособные избавиться вовремя от громадного количества акций и опционов или выполнить требования о внесении дополнительной маржи, они были погублены неожиданным свободным падением рынков.
Эти трейдеры работают в таких стрессовых условиях, что в активные дни неудивительно увидеть, как трейдеры рвут карточки своих позиций или хватают клавиатуры своих "Квотронов" (компьютеров, показывающих данные рынков в режиме реального времени) и запускают ими в экран терминала. Я видела, как один малый схватил весь агрегат и бросил его на пол.
Телефоны кажутся наиболее уязвимыми при приступах злобы: ни дня не проходило, чтобы по крайней мере пять из них не было сорвано со стен или брошено через торговый пост. Дела стали так плохи, что поговаривали, что фирма "Нью-Йорк телефон", сытая по горло тем, что ей постоянно приходилось заменять аппараты, в конце концов, потребовала от Биржи, чтобы та сама покупала их оптом и сама выполняла установочные работы. Теперь у Биржи есть своя собственная армия монтажников в зале, устанавливающих очередность починки аппаратов точно так же, как это делают военные врачи, бродя по полю битвы после сражения.
Вообразите себе декорации боевой рубки звездолета "Ю-Эс-Эс Энтерпрайз", переданные недисциплинированному четырнадцатилетнему владельцу самого большого в мире конструктора "Эректор", чей отец провернул корнер на рынке видеомониторов, и вы начнете представлять себе нашу рабочую обстановку. Имеющая вид восьмиугольного загона в стороне от основного торгового зала, яма в действительности - это загороженные ряды приподнятых ярусов и платформ с резиновым покрытием. Они разделены несколькими проходами, ведущими к основному залу биржи и безнадежно загроможденными компьютерными клавиатурами, мониторами, таймерами, лотками для ордеров, кучами телефонов, полупустыми пенопластовыми стаканчиками с кофе, сотнями нераспечатанных упаковок кетчупа из фольги и пластиковых пакетиков с соевым соусом, пустыми банками из-под газировки, катушками с изолированными проводами, плексигласовыми коробками, напоминающими клетки для хомяков, грудами блокнотов и стоящими рядом с выходом и в основном неиспользуемыми огромными мусорными баками и парочкой щеток для пола.

Куда бы вы ни пошли, вы наткнетесь на большие металлические трубы и балки, изобилующие странного размера экранами видеодисплеев и терминалов - нашими "базы данных". Экраны варьируются по размеру от шестидюймовых персональных мониторов до размера больших досок, имеющихся в большинстве средних школ или гимназий. Первым впечатлением навестившего меня друга было: "Вот здорово! Прямо как настенный телеэкран в "Сирее"!" Там было так много видеомониторов, наваленных, по-видимому, как попало, что если вы не смотрели вниз с балкона, что проходит вдоль основной торговой комнаты АМЕХ, то увидеть происходящее внутри ямы было невозможно. Я полагаю, можно было бы возразить, что так захотели управляющие Биржи, но тогда предполагается, что они действительно нанимали дизайнера по пространству.
В действительности яма выросла из разукрашенного торгового поста и, как пресловутая лоза, обезумела, поглощая все больше и больше площади по мере увеличения объема XMI. Изменения происходили по необходимости. Вначале яма была засорена двадцатью или около того ящиками из-под фруктов и картонными коробками, спасибо "Гринвич гурмэ дели", на которые обычно вставали невысокие трейдеры и клерки, чтобы прочитать номера значков брокеров, когда приходило время регистрировать сделки. Эти коробки для перевозки фруктов по стране не могли выдерживать вес людей, запрыгивающих и спрыгивающих с них, и поэтому обычно не выдерживали больше одного Дня. Клерки приходили в замешательство, когда они стояли на коробке, яростно сигналя, и неожиданно обнаруживали, что пропали из виду, поскольку коробки ломались одна за другой. Вид этого мог также оскорблять чувство декорума управляющего, так как однажды утром явился консультант по пространственному дизайну с блокнотом, чтобы задать нам всевозможные вопросы, касающиеся наших рабочих привычек. И в скором времени картонные коробки исчезли. На их месте столяры построили и установили деревянные ящики, покрытые промышленным "не скользящим" покрытием из черной резины. Мы все сражались за новые коробки как тигры, добывающие пищу своим котятам - нашим клеркам. Надо, чтобы они были счастливы. Оказалось, что это наименьшая из наших проблем.
Как в театре на Бродвее, там была "сцена" - в нашем случае высокая платформа, на которой стояли специалисты, глядя напротив через расселину на толпы трейдеров, расположенных на серии ступенчатых рядов. Между ними, в оркестровой яме, был длинный проход, по-видимому, оставленный для наплыва брокеров, которые во время торговых часов входили и выходили из ямы как лосось во время нереста. По крайней мере, так должно было все происходить, как предполагалось на бумаге. Но этого не произошло. Хаос это не та вещь, которая приспосабливается к распределению площади торгового зала.
Одна вещь не задалась почти с самого начала - столяры придумали это сооружение, исходя из чертежей, а не наблюдений. Озаботься они понаблюдать за нами в действии, понять человеческую жадность, они сразу бы поняли, что важнее, чем свободный обзор вдоль между трейдерами и специалистами, были (а) близость между двумя группами и (б) необходимость быть в голосовом контакте со специалистами, ловить сигналы, поданные руками, движения глаз и т. д. Проблема заключалась в том, что, чем выше помещались трейдеры и специалисты, тем больше становилась между ними дистанция. Коммуникативная неудача стала пропастью, в которой происходили многочисленные рукопашные бои. Чтобы брокеров не осаждала волна взбешенных трейдеров, потребовалось установить длинное металлическое ограждение, похожее на то, которое можно найти в каждом зоопарке рядом с клетками полярных медведей. В действительности аналогия не так уж и надумана. До того, как заграждение построили, бедные брокеры буквально оказывались разбиты и придавлены вверх к другой стороне ямы толпой разгневанных трейдеров. Последние, прижимая нас, специалистов, к импровизированной стене за нами, не оставляли нам никакого выбора, кроме как использовать свои ноги, чтобы яростно отпихивать эти тела обратно вниз. То были дни, похожие на известные сцены осады замка в любой из полудюжины голливудских эпопей. Благодаря всем этим брошенным пакетикам с кетчупом, у нас были даже "пятна крови", демонстрировавшие наши боевые качества.
Усилия по снижению шума оказались такими же бесполезными. "Стены" огороженного места обернули толстым промышленным ковровым покрытием, чтобы приглушить безбожную комбинацию возникающих там шумов. Поверх рева трехсот или около того помешанных трейдеров стоял шум пиканья мониторов, общей трансляционной системы и тридцати телефонов, чьими трубками непрерывно стучали по окончании разговора. Все в одно и то же время.
Даже перед звонком открытия, задолго до торговли, игроки не стеснялись в средствах для достижения цели так, чтобы быть узнанными первыми специалистами, стоящими на подиуме слегка над ними и просматривающими дно ямы.
Чтобы занять позицию в переднем ряду, самым лучшим способом для X было обманным путем выманить Y из ямы. Это часто достигалось простой уловкой, устроенной для Y, которого вызывали, громко объявляя, из переднего ряда - обычно это делалось клерком X, отстоящим в стороне на два фута, используя настенный телефон. В ту же минуту, как Y уходил, X проскальзывал на свободное место и оставался там, не сдвигаясь ни на дюйм. К тому времени, когда разъяренный Y возвращался в яму, он обнаруживал, что просочиться обратно уже невозможно.
В такого рода конкурентной среде неизбежны ошибки, могущие подвергнуть испытанию лучшие из дружеских отношений.
В один особенно активный день мой клерк записал, что я купила "пятнадцать опционных контрактов по цене тринадцать с половиной", в то время как противостоящий трейдер закричал в ответ, что он продал мне "пятьдесят контрактов по тринадцать с половиной".
Разница между сказанными "пятнадцать" и услышанными "пятьдесят" привела к непониманию в 47,250 долл., которые должны были быть вынуты из одного из наших карманов на следующий день. Еще более неудобным было то, что пострадавший трейдер был довольно симпатичным парнем, с которым у меня накануне вечером было свидание, один из тех редких случаев, когда мой ограниченный образ жизни позволил мне вечер отдыха. Поскольку секретарь по сделкам, стоявший рядом со мной во время торгов, также клялся, что слышал, как я сказала "пятнадцать", моему оппоненту пришлось тяжело, когда он доказывал мою ошибку.
Каждый из нас мог прибегнуть к решению арбитра зала или официальному арбитражу, который стал бы помехой нашему многообещавшему роману. Более того, арбитраж не стимулирующая альтернатива для урегулирования таких торговых споров, потому что это может занять много часов и стоить обоим трейдерам драгоценного времени в зале, часто приводя в жертвованию большими деньгами, чем спорная сумма.
Вместо этого мы неохотно согласились разделить убыток. Яма была слишком шумной, чтобы любой мог все точно расслышать. Мой соперник ушел со своей копией уведомления об отказе от сделки, но не раньше, чем назвал меня "первоклассной сукой". По крайней мере, он все еще считал меня первоклассной. Но недостаточно первоклассной, чтобы продолжить со мной встречаться. Собственно говоря, потом он рассказал мне, что, когда бы он ни смотрел на меня, все, о чем он мог думать, были потерянные 23.625 долл.
Учитывая превосходящее число молодых людей по сравнению с горсткой женщин в зале, удивительно как мало в мое время происходило в торговом зале старых, как мир, приставаний. Я подозреваю, ребята были или слишком занятыми, делая большие деньги, или слишком усталыми, чтобы заниматься чем-то, кроме легкого флирта.
Я признаю, у меня была своя доля поклонников, большая часть из них оказалась забытой. Приятным исключением был мой друг Роджер Фенн из "Меррилл Линч", настоящий добрый гигант, проявлявший ко мне покровительственный интерес и снабжающий мой подиум сладостями. Однажды возвращаясь после одной маркетинговой презентации АМЕХ, он в порыве купил за двадцать пять долларов все пятьдесят воздушных шаров у уличного продавца и вручил их мне. Затем он ушел по каким-то делам. Пока я шла по улице, ко мне подходили люди и спрашивали, продаются ли шарики. Естественно, я сказала: "Конечно", и все их продала по два доллара за штуку. Одна женщина из отдела маркетинга видела, как Роджер покупал их для меня и была шокирована моей невежливостью. "Хорошо, хорошо, - сказала я, - я скажу ему". Я сделала больше того. Я вручила ему пятьдесят долларов - половину прибыли. Он просиял: "Аи да молодчина!" В конце концов, трейдер есть трейдер.

]]> http://nyse-trade.ru/lora-pedersen-laura-pedersen/feed/ 5 Лео Меламед (Leo Melamed) http://nyse-trade.ru/leo-melamed-leo-melamed/ http://nyse-trade.ru/leo-melamed-leo-melamed/#comments Mon, 11 Jan 2010 08:14:01 +0000 nyse http://nyse-trade.ru/?p=5966 Одна из наиболее мощных фигур в финансовом мире - Лео Меламед (Leo Melamed) - революционизировал торговлю фьючерсами на Чикагской товарной бирже. Однако подобно своему коллеге финансовому гению Джорджу Соросу, Meламед сначала должен был предпринять удивительное странствие, включавшее ускользание от нацистов и русских, чтобы попасть в Соединенные Штаты. В 1939 году он и его семья бежали из Польши в Литву, но, когда они там оказались, им потребовалась транзитная виза, чтобы продолжить путешествие. "Даже мой философски настроенный отец, - рассказывал Меламед, - не мог объяснить, как можно свести жизнь человека к ожиданию в очереди клочка бумаги, который мог означать разницу между жизнью и смертью". Пересекая на поезде Сибирь, юный Меламед усвоил свой первый урок стратегии - сохранять спокойствие и сосредоточенность под огнем - ибо, к его изумлению, отец погрузился в шахматы, очевидно, не обращая внимания на хаос вокруг него.

В 1950 году он поступил в Университет шт. Иллинойс, где начал учиться на подготовительных курсах - сперва на медицинском, а затем на юридическом. Окончив курсы, он поступил на юридический факультет, и, хотя ненавидел интенсивные занятия, признавал: "Они заставили меня думать, и думать точно". Еще будучи студентом права, Меламед попросился на работу "посыльного" в то, что, как он думал, было юридической фирмой "Меррилл, Линч, Пирс, Феннер и Бин" (Merrill, Lynch, Pierce, Fenner & Bean). В их офисе не понимающий, что творит, Меламед заполнил анкету, был кратко проинтервьюирован и получил работу. Попав в операционный зал Чикагской товарной биржи, вспоминает он: "Я оказался Алисой, входящей через зеркало в мир не одного, а сотен Безумных Шляпников".

Довольно скоро он "влюбился" в чикагскую биржу и убедил отца дать ему взаймы 3.000 долл., чтобы купить место и торговать для себя. В те дни было еще немало манипуляций, и корнеры делали на всем - от яиц до лука; поэтому, когда Меламеда в конце концов избрали в совет управляющих "Мерк" в 1967 году и ее председателем в 1969 году, он сосредоточился на реформах и улучшении самоуправления. Вспоминая об этом, он писал: "Мы были... пионерами, говорили мы себе, вдохновляемыми мастерством и силой духа, и посвятили себя сохранению духа границ". В "Искусстве фьючерсной торговли" он проводит грань между пограничными мифами и каждодневной действительностью, когда дело доходит до навыков, необходимых для фьючерсной торговли.

"Искусство фьючерсной торговли"

Для многих фьючерсная торговля - благословение.
Для многих - проклятие.
Для большинства - загадка.

Откуда такое расхождение мнений? Откуда такое отношение ненависти и любви? Возможно, дело в том, что фьючерсная торговля сегодня один из последних неосвоенных пограничных районов делового мира. Районов, где отважный трейдер должен полагаться исключительно на свое собственное умение и здравый смысл, где он должен быть храбрым и готовым встретиться с огромными личными задачами, где задачи требуют интеллекта, силы духа, характера и любви к приключениям и где вознаграждение оправдывает риски.
Личная торговля фьючерсами - одна из последних остающихся сфер, где индивидуум все еще может построить значительное состояние, начав со скромной инвестиции. Неудивительно, что столь многие пытаются это сделать, хотя столь же многие терпят неудачу. Неудивительно, что многие из терпящих неудачу винят саму задачу, а не свое несоответствие. Неудивительно, что преуспевающие становятся одержимы этим приключением. И неудивительно, что столь немногие знают об этом, ибо как и на любой пограничной территории, неизвестное кажется устрашающим, запутанным и пугающим. И, как у большинства важных вещей, вызов огромен и чреват риском. По этим причинам о фьючерсной торговле сложилось много мифов: у вас должна быть интуиция; вы должны быть удачливы; это только для профессионалов; вы должны быть игроком; на самом деле для этого нет ни рифмы, ни причины. Эти мифы ложны. Часто эти мифы используются как оправдания и алиби теми, кто по ряду причин, нередко довольно личных, потерпел неудачу во фьючерсной торговле. Возможно, они не умели концентрироваться или не обладали достаточными аналитическими способностями; возможно, им не хватало сбалансированной индивидуальности, зрелого характера или деловой дисциплины. Другие терпят неудачу, потому что испытывают недостаток в адекватном капитала; но капитал, хотя и важен, обычно не центральная главная причина, по которой люди терпят неудачу в торговле.
Возьмем элемент удачи. Фьючерсная торговля - одна из немногих областей, где удача имеет минимальное значение. Хотя удача никогда не повредит (а при случае - как во всех делах - может сыграть важную роль), она, как правило, не действующий фактор. Удача может склоняться и в ту, и в другую сторону, и обычно уравнивается. И добрая удача может иметь также неблагоприятный эффект. Например, трейдер, которому везет в его раннем торговом опыте, или не учится ничему, или учится не тому, чему нужно. В конечном счете, ранняя полоса удачи подведет его.
В конечном анализе, успех в торговле фьючерсами определяется способностью человека расшифровывать и анализировать существенные факты и статистические данные с целью достижения логического мнения о промежуточной или окончательной цене данного продукта. Короче говоря, он зависит от способности правильно измерить спрос и предложение.
Если это кажется простым, это не так! Это труднейшая задача. Компоненты этого вызова следующие строгие требования: знать существенные экономические компоненты, могущие затрагивать цену данного продукта; быть в курсе текущих фактов и статистики; постигать эти факты и их влияние на спрос и предложение; правильно оценивать важность различных компонентов применительно к данной ценовой структуре - отношение, изменяющееся от года к году, иногда от недели к неделе, а также от фьючерса к фьючерсу; понимать различные ценовые особенности различных товарных фьючерсов; вводить поправку на все неизвестные переменные, наконец, иметь мужество применять свои заключения на рынке.
Именно это последнее требование - мужество применять ваши заключения на рынке - становится Ватерлоо для большинства фьючерсных трейдеров. Это момент, где ваша индивидуальность сталкивается со своей крупнейшей задачей, и вы узнаете, какой тип трейдера вы на самом деле. Действительно, психологическая структура трейдера наиболее важный компонент его успеха во фьючерсной торговле.
Хотя специальное образование и профессиональное обучение не помешают, они не обязательны. Подсказки и внутренняя информация имеют небольшое значение. Необходимы упорядоченный мыслительный процесс, деловой подход, хорошо сбалансированная индивидуальность, готовность изучать важные факторы и рабочее знание прошлой истории. И, конечно, терпение. Трейдеру нужно терпение, чтобы учиться на опыте торговли, терпение учиться на прошлых ошибках и терпение для роста уверенности в себе и умения торговать. Это не простые реквизиты, и все же они возможны и не столь сложны, чтобы оправдать табу или запрещения, наложенные столь многими на эту многообещающую область.
Правила шансов или вероятностей - нормальные инструменты хороших азартных игроков - для фьючерсной торговли не требуются и могут быть заметным недостатком. Успешные профессиональные фьючерсные трейдеры, как правило, не игроки в классическом смысле; в большинстве случаев, когда игроки пробуют свои навыки на фьючерсах, они проигрывают. Причины этого весьма просты. Цены фьючерсов диктуются законами экономики, в то время как успешная азартная игра следствие правил случайностей. Эти два режима находятся на расстоянии световых лет друг от друга. Правила случайностей в долгосрочной перспективе не могут успешно применяться к торговле. Хорошая ставка, основанная на шансах в других областях жизни, может быть худшим выбором во фьючерсной торговле. Плохой шанс, с позиций вероятности, может на самом деле быть потрясающей фьючерсной позицией. Например, на длительном медвежьем рынке чистые шансы будут в пользу оживления; к сожалению, если избыток предложения продолжает диктовать снижение цен, те, кто покупает рынок, исходя из вероятностей, потеряют деньги.
Мне часто доводилось слышать заявление: "Я должен был ликвидировать свою длинную позицию, потому что рынок рос десять дней подряд". Эти трейдеры применяют к торговле правило вероятностей. Хотя иногда такое решение может оказаться правильным, оно далеко от правильной причины. Длинная позиция может оказаться лучшей позицией на одиннадцатый день, чем она была на первый; возможно, на одиннадцатый день мир, наконец, признает то, что инстинкты трейдера подсказали ему десятью днями раньше. Таким образом, правило вероятностей не может быть направляющим фактором при принятии рыночного решения.
Успешные фьючерсные трейдеры - это хорошие бизнесмены и хорошие управляющие капиталом. Хотя трейдеры рискуют своим капиталом, те, кто добивается успеха, следуют консервативным и дисциплинированным методам ведения бизнеса. Таким образом, управление капиталом чрезвычайно важно для правильного поведения на рынке. К сожалению, этот принцип как-то упускается публикой, и фьючерсные биржи вместо этого часто приравниваются к азартной игре в казино.
Меня часто спрашивают, сколько денег необходимо, чтобы начать торговать. Это в действительности не столько вопрос о количестве требуемого капитала, сколько вопрос о типе капитала. Хотя я не рекомендовал бы этого, вы можете начать торговать фьючерсами со столь малой суммы, как пара тысяч долларов - минимального требования для маржи, если брокерская фирма согласится открыть вам счет (Правила, касающиеся количества капитала, необходимого для фьючерсной торговли, значительно изменились после того, как это эссе было написано в 1969 году. На размер суммы требуемого маржевого капитала повлияли инфляция, тип доступных продуктов и волатильность цен). Количество капитала, доступного для начала торговли, определит свободу маневра трейдера в процессе изучения. Имея маленькую сумму, он обладает небольшим пространством для ошибки. С большей суммой он имеет больше времени, чтобы учиться. Важнее, чем сумма денег, то, чтобы это были не необходимые деньги. Трейдер не должен спекулировать капиталом, нужным для обеспечения ежедневного прожиточного минимума, то есть деньгами для оплаты питания и жилища, школы или одежды, или любого другого нормального жизненного запроса. Капитал, рекомендуемый для фьючерсной торговли, "рисковый капитал": эти деньги, если они будут потеряны, не должны существенно затрагивать жизненный уровень трейдера. Хотя это предварительное условие исключает из фьючерсной торговли очень многих, оно все же оставляет дверь открытой для многих других.
Даст ли большая сумма рискового капитала лучший шанс успеха, чем небольшая сумма? Да, в том смысле, что она обеспечит большее пространство для учебы. Однако большая сумма капитала может создать ложное чувство безопасности, которое в конечном счете повредит вашей способности преуспевать. В зависимости от того, начинаете вы с большого или малого пула рискового капитала, вы должны соответственно отрегулировать размер вашей фьючерсной позиции: с маленькой суммой вы должны начать торговать в очень маленьком масштабе; наоборот, с большой суммой вы можете начать с больших позиций. В любом случае, следует продвигаться в таком темпе, чтобы после того, как вы научитесь торговать, остался некоторый рисковый капитал. Не будет толку, если, познакомившись со всеми опасностями и усвоив все уроки, вы останетесь без средств, которые можно было бы использовать, чтобы заставить ваши знания работать.
Поскольку требуются годы учения и непосредственного опыта, чтобы полностью ознакомиться со всеми принципами, правилами, разновидностями и исключениями, связанными с успешной фьючерсной торговлей, невозможно обсудить их здесь подробно. Однако следующие три принципа наиболее важные.
Во-первых, не жалейте времени на изучение продукта, которым вы планируете торговать; то есть различной статистики и других факторов, влияющих на уравнение спроса и предложения, следовательно, цену продукта. Это требование включает в себя вывод: вы не можете полагаться исключительно на чужое мнение. Например, если вы пользуетесь услугами брокера, никогда не воспринимайте его слова как Евангелие. Хотя вы должны выслушивать то, что он может сказать, потому что он эксперт, с вашей стороны было бы глупо полагаться исключительно на его информацию или интерпретацию фактов. Кроме того, необходимо полностью понимать жаргон и аргументацию брокера, что опять-таки требует некоторого личного образования.
Второй важнейший принцип - не переторговывать. Его нельзя определить в денежном выражении или в количестве сделок за неделю, месяц или год. Он будет зависеть от вашей близости к рынку - насколько близко вы сможете отслеживать движение цен, сколько времени потратите на изучение продукта и каковы цели вашего плана торговли. Чрезмерная торговля подвергнет вас излишнему риску и опасности, обойдется вам в ненужные комиссионные. Таким образом, вы должны согласиться, что не можете участвовать в каждом движении рынка, да и стремиться к этому вам не нужно. Наиболее успешный трейдер не появляется ежедневно в торговом зале биржи, он тщательно выбирает моменты для торговли. Цены фьючерсов имеют тренды точно так же, как сезонные движения. Концентрируйтесь на них, а не на дневных колебаниях, которые лучше оставить профессионалам. Успешный трейдер, рассудительно выбирающий свои шаги, должен быть прав только в 30-40 процентах случаев. Для сравнения, трейдер, не являющийся членом биржи и пытающийся торговать ежедневно, должен, чтобы сохранять рентабельность, должен иметь прибыльные сделки в 60-70 процентах случаев.
Третий принцип гласит: надо следовать предопределенному плану торговли; набору правил или установившихся руководящих принципов, которые, как вы считаете, работоспособны, которые выдержали испытание временем и которые будут направлять ваши решения. Не существует единой специальной формулы или единого набора правил торговли. Их множество. Если вы не профессиональный трейдер, вам потребуется много учебы, чтобы определить, какие правила больше вам понятны и лучше всего соответствуют вашему характеру и вашему главному призванию. Каковы бы они ни были, как только вы выберете свои правила торговли, твердо придерживайтесь их. Это по требует дисциплины и станет проверкой ваших эмоциональных качеств. Если вы не будете соблюдать разумные правила торговли, то окажетесь во власти прихоти каждого рынка и станете легкой добычей сиюминутных стрессов. Расширяя рамки этого принципа, я предостерег бы вас, чтобы вы не позволяли успешной спекуляции ударять вам в голову и заставлять отказываться от ваших правил. Наоборот, если сначала вам не везет или вы терпите поражения, не впадайте в отчаяние и не отказывайтесь от разумных принципов торговли.
Фьючерсные рынки представляют финансовую демократию. Они предлагают открытую торговую площадку для инвестирования и спекуляции, где каждый имеет право на собственное мнение. Некоторые мнения квалифицированы больше, чем другие. Насколько квалифицированно будет ваше, зависит от вас одного. Эта пограничная область все еще открыта для множества американцев, имеющих мужество и силу духа познать, что это такое. Это та область, где победители получают удовлетворение от сознания, что им не надо никого благодарить за свой успех, кроме их собственного интеллекта, силы духа и способностей. И вознаграждение может, конечно, оправдывать усилия и связанный с этим риск.

]]> http://nyse-trade.ru/leo-melamed-leo-melamed/feed/ 0